Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Сто дней

НЕПРИМЕТНЫЙ ВТОРНИК

ЗАПОВЕДНАЯ УЗКОКОЛЕЙКА

БОЛЬШОЙ ИРЕМЕЛЬ

«ТАГАНАЙ — ТУРИСТ — СЕРВИС»

КАРАБАШ, УФАЛЕЙ, ИТКУЛЬ

ОЧЕНЬ МНОГО ИНТЕРВЬЮ

ЧУСОВАЯ

«СЧАСТЛИВОГО ПУТИ, БРОДЯГИ!»

ГОРЫ НАД ЛЕСОМ

ПЕРВАЯ ПОТЕРЯ

ЖУТКИЕ ОКРЕСТНОСТИ ГОРЫ МЕРТВЕЦОВ

ОНИ УМЕРЛИ ДОСТОЙНО

СЛАЛОМ

ПЛАТО БОЛВАНОВ

ОГО-ГО-ГО, ВАЙ-ВАЙ-ВАЙ

СЕРДЦЕ УРАЛА

МАНЬХАМБО — МЕДВЕЖИЙ УГОЛ

ТУЧИ

ПО ЩУГЕРУ

НАЧАЛО ДОЛГОГО ПУТИ

ТО В ЖАР, ТО В ХОЛОД

ВЛАДЕНИЯ ЦАРИЦЫ

БЕЗЖИЗНЕННЫЕ СТОЛЫ

ЛЕМВАИЗ

ГРИБЫ И ПАСТИЛА

ВЕЧЕРНЯЯ ВЕРШИНА

ПОТОП

ЛЮДИ

ЖИВЕМ ДАЛЬШЕ

ПРОСТЕНЬКАЯ ЗАДАЧА

РАССКАЗ ЛЁНИ

ЕДИНСТВЕННЫЙ ПЕЙЗАЖ

ОН УЖЕ БЛИЗОК

ТРИУМФ В ТРИ ЧАСА НОЧИ

УРАЛ ЖИВ

Приложение 1.

Приложение 2.

Приложение 3.

Условные обозначения на топографических картах

Приложение 4 - Карты 5 км

Приложение 5 - Карты 1 км

ФОТО 1

ФОТО 2

ФОТО 3

Сто дней на Урале - Н. Рундквист

ЛЮДИ

Нынче лучше, чем вчера, но все равно противно. Впечатлений никаких, почти автопилотаж. После обеда был чуть ли не в предобморочном состоянии, кружилась голова. Шлось плохо, натер мозоль. Вечером впервые в жизни вкатил неразбавленного спирта. Эффективнее димедрола.

В разгар одного из переходов очередного дня натыкаемся на чумы оленеводов. Мы просимся к очагу. Молодая женщина выскакивает из-за занавеси и принимается молча разжигать костер в центре жилища.

Коми очень гостеприимны, рады встрече, рады нашему интересу к ним. Туристы у них бывают «довольно часто, в прошлый год были». Отказаться от их угощений невозможно. Мы словно путники пустыни, которые не пили несколько дней. Рамки приличия пытаются бороться с животным голодом. Если кто-то и был не вполне пристоен при этом, я не смею того осуждать.

Обед. Это — ритуал, священнодействие. Во время разливания супа по мискам большинство не может оторвать взгляд от работы рук дежурного. Серега Симаков стоит, потупив взор, неподвижно, как древнегреческий атлет. Саня Корж демонстративно отводит взор и тщательно изучает что-то над головой. Васин замер в позе вратаря, готового отразить 11-метровый удар.

Еда. Все едят подчеркнуто медленно, тщательно и долго пережевывая пищу передними зубами. При этом миска держится в руках, чтобы заодно согреть их и не дать ветру унести бесценное тепло медленно съедаемого блюда. Манная каша с изюмом в моей миске — это моя религия, икона, на которую я молюсь, держа ее в руках, молюсь непрерывно и самозабвенно до тех пор, пока предмет моего поклонения не исчезает. Еще пара холостых движений по миске, покрякивание, почавкивание и неизменное:

— Спасибо дежурному, спасибо завхозу!

Еды не может быть много, ее может быть только мало и очень мало.

Все разомлели от еды и тепла. Пар от наших одежд вперемежку с дымом наполнили чум. В эти самые тяжелые дни экспедиции, когда пресыщение впечатлениями, адская непогода и убивающая усталость завладели нами, еда стала единственной радостью. Все остальное время и пространство занимали дождь, комары, болота, болота, комары, дождь... .

Следы бушующей в тундре стихии проникают внутрь нашего недолгого убежища — дождь струйками стекает через отверстие в верхней части чума. В скверных условиях живут оленеводы-коми. Вот, что писал о них в середине прошлого века в своих путевых заметках упоминавшийся выше М. Ковальский: «Зыряне (народность коми-Н.Р.) в высшей степени способны к промышленной и торговой жизни; это народ, полный энергии, живого характера. Мужчины и женщины весьма стройны и красивы. Смотря на этот народ, полный жизни, на стройность и подвижность их тела, невольно удивляешься, отчего это племя так резко отличается от своих собратьев финнов (!!—Н.Р.). Зырянин оживляет эту мрачную страну севера».

Заплатив немалую цену, на исходе пятого дня «Всемирного потопа» мы подошли к тому месту под массивом Хордъюса, о котором мечтали с Серегой, лежа на камушках в предыдущую дневку. Завтра последний на пятом участке день отдыха. Я настраиваюсь при любой погоде идти на штурм невидимой безымянной горы, что сейчас скрыта туманом где-то над нами, и назвать ее в честь О. Клера, одного из основателей в 1870 году, в Екатеринбурге Уральского общества любителей естествознания. Решимость моя скорее всего является частью врожденного упрямства.

Пошла цепь мелких конфликтов и стычек. Крот и Рафинад поспорили по поводу приготовления ужина, но изначальная причина расхождения их взглядов состоит в разном подходе к вопросу о заначках еды, то есть сухариках, конфетках, откладываемых в обед и поедаемых затем на коротких привалах.

— Я не могу есть свою заначку один, а делиться ею потом жалко, — признается Рафинад, — поэтому все надо съедать сразу!

— Какой-то дурак, — перебивает его Симаков, — плохо натянул оттяжки!

Это был я:

— Чем болтать, взял бы и поправил!

Психанув, я выскакиваю под дождь в чем был и поправляю растяжку с демонстративной резкостью.

Феллини между делом неосторожно заявляет, что все троечники (речь шла о проблемах народного образования) — олухи. Фредди и Андрюха отчаянно бросаются защищать «олухов».

Перед сном накинулись на меня с острой критикой планов на завтра и изложенных мною тактических «новинок», связанных с возможными вариантами разделения группы при восхождении на Пайер. Критика, как самоцель, заслонила здравый смысл.

Мне все надоело. Молчу, хотя запас моих физических сил, сдерживающих клокочущие внутри эмоции, подходит к концу. Мне противно. У меня болит ахиллово сухожилие левой ноги, у меня пучит живот. Идите все к черту! Я постоянно мерзну, даже когда для этого вроде нет никаких предпосылок. Мне уже начинает мерещиться. Камни, кажется, шевелятся. То это — взлетающая бабочка, то — автобус, отходящий от остановки.







  
Готовят еду по очереди все. Дежурных назначает руководитель, учитывая пожелания самих участников похода. Он же назначает время подъема всего лагеря. Утром дежурные встают раньше остальных участников похода, разводят костер и начинают готовить завтрак. Затем, в назначенное руководителем время поднимают
Моя дорогая не блещет красою, Ни ясной улыбкой, ни русой косою, Ни модной прической, ни прелестью стана, Чем могут похвастаться звезды экрана. И титулов, званий она не имеет Но все же за честь познакомиться с нею Не только бродягам, по праву
Много туристских дорог пролегает по Киргизии, но одна из них привлекает всех путешественников, независимо от того, куда и зачем они шли. Это знаменитое Киргизское море озеро Иссык Куль. Иссык Куль и его берега на редкость разнообразны по контрастам рельефа (прибрежные
Редактор Расскажите
о своих
походах
В первую очередь палатки . Давно ушли в прошлое двускатные брезентовые палатки. Теперь все используют полусферы, полубочки и т. п. из капрона, с опорными дугами из дюраля или углепластика. Углепластик легче, дешевле но легко ломается. Категорически не рекомендуется его брать. Хорошая палатка состоит из двух частей внутренней палатки и тента.
Братья Всеволод и Евгений Белецкие. 1942 г. СеИнструкторы школы военного альпинизма и горнолыжного дела (ШВАГЛД). Бакуриани, 1943 г. Е. А. Белецкий четвертый слева в верхнем ряду. Воины альпинисты водружают советский флаг над «Приютом одиннадцати».
Этот текст был написан по просьбе А. А. Алексеева, для его книжки. На самом деле мы спускались. Ледопад Уллучиран Категория сложности: 2Б Высота: 4500 Характер: снежно ледовый Ориентация: ЗПЭ северо запад Расположение: В средней части ледника Уллучиран. Соединяет язык ледника (район перевала Балкбаши) с Западным плато Эльбруса [ЗПЭ]. Направления


0.042 секунд RW2