Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Сто дней

НЕПРИМЕТНЫЙ ВТОРНИК

ЗАПОВЕДНАЯ УЗКОКОЛЕЙКА

БОЛЬШОЙ ИРЕМЕЛЬ

«ТАГАНАЙ — ТУРИСТ — СЕРВИС»

КАРАБАШ, УФАЛЕЙ, ИТКУЛЬ

ОЧЕНЬ МНОГО ИНТЕРВЬЮ

ЧУСОВАЯ

«СЧАСТЛИВОГО ПУТИ, БРОДЯГИ!»

ГОРЫ НАД ЛЕСОМ

ПЕРВАЯ ПОТЕРЯ

ЖУТКИЕ ОКРЕСТНОСТИ ГОРЫ МЕРТВЕЦОВ

ОНИ УМЕРЛИ ДОСТОЙНО

СЛАЛОМ

ПЛАТО БОЛВАНОВ

ОГО-ГО-ГО, ВАЙ-ВАЙ-ВАЙ

СЕРДЦЕ УРАЛА

МАНЬХАМБО — МЕДВЕЖИЙ УГОЛ

ТУЧИ

ПО ЩУГЕРУ

НАЧАЛО ДОЛГОГО ПУТИ

ТО В ЖАР, ТО В ХОЛОД

ВЛАДЕНИЯ ЦАРИЦЫ

БЕЗЖИЗНЕННЫЕ СТОЛЫ

ЛЕМВАИЗ

ГРИБЫ И ПАСТИЛА

ВЕЧЕРНЯЯ ВЕРШИНА

ПОТОП

ЛЮДИ

ЖИВЕМ ДАЛЬШЕ

ПРОСТЕНЬКАЯ ЗАДАЧА

РАССКАЗ ЛЁНИ

ЕДИНСТВЕННЫЙ ПЕЙЗАЖ

ОН УЖЕ БЛИЗОК

ТРИУМФ В ТРИ ЧАСА НОЧИ

УРАЛ ЖИВ

Приложение 1.

Приложение 2.

Приложение 3.

Условные обозначения на топографических картах

Приложение 4 - Карты 5 км

Приложение 5 - Карты 1 км

ФОТО 1

ФОТО 2

ФОТО 3

Сто дней на Урале - Н. Рундквист

ОГО-ГО-ГО, ВАЙ-ВАЙ-ВАЙ

Кто не видел плато Торрепорреиз, тот не видел Урала! Я не ожидал такого скопления красоты. Плато вытянуто с юга на север, и все пространство усыпано скальными останцами самой причудливой формы. Идя к вершине, отснял три пленки, а на обратном пути уже не мог отыскать отдельные скалы, запечатленные в памяти. Тут и улицы, и верблюды, и голуби, и колоссальные каменные грибы. Здесь можно бродить неделю! Недаром название «Торрепорреиз» на языке коми является игрой звуков, изображающей восхищение увиденным, что-то вроде «Ого-го-го» или «Вай-вай-вай, как красиво!»

Вершина в северной части Торрепорреиза. На небольшой полянке в окружении стены со сторожевыми башнями развалины некогда могучего геодезического сигнала. Еще севернее последняя группа скал, за ней крутое понижение, далее видна долина Ичетляги со светло-зелеными проплешинами полян и гора Сотчемъёльиз в виде очаровательного конуса.

Целый день с открытыми ртами мы изучали экспозицию этого удивительного музея под открытым небом с бесплатным входом. Рваные тучи проносились над экскурсантами, охлаждая время от времени дождем наши разгоряченные впечатлениями головы.

Великолепный день, может быть, пока наилучший. Вечерние меланхолия и сомнения улетучились. Да и были ли они?

Вечером, после ужина Леня принялся печь не то хлеб, не то торт, не то кекс. Рисовый. Все повыскакивали из палаток, даже и те, кто уже спал. Продукт долго не испекался в двойном котелке. Кончилось тем, что Леня виновато извинился и под всеобщее торжество разложил торт поварешкой по мискам. При этом его еще критикуют за регулярность омлетов и недостаточность сала!

Прекрасное впечатление оставила гора в двух с половиной километрах к северу от Атынгауха. С юга — это острый осыпной конус, к северу за которым тянется длинный каменный шлейф. Правее — райские поляны с редкими раскидистыми деревьями. Наткнулись на тропу, близкую по направлению с нанесенной на карте. Гора 735 м — огромный вал щебня, словно плод титанической работы бульдозерной бригады. Крутые склоны, плоский верх. Тропа очень рационально идет вдоль склона. Окрестные горы возвышаются так, что верхушки их торчат над хвоей вековых деревьев.

У северного края осыпного верха следующей горы остановка на обед. Чем интересна гора? С нашей стороны — ничем. С противоположной на карте обозначен двухсотметровый сброс. Любопытно глянуть, но идти неохота, тем более надвигается мрачноватая туча. Однако, вряд ли еще когда-нибудь буду здесь. Поэтому заставляю себя повесить на плечо свой тяжеленный «Киев-60» и ухожу.

В поисках кадра оказался на плоской вершине горы. Внизу осталась поляна, сплошь усыпанная нашими разноцветными шмотками.

А здесь, удивительно, лес, дичь, множество брусники — затерянный мир Конан Дойля. В сторону Ыджыдляги гора круто обрывается вниз, настолько круто, что не понятно как тут удерживаются камни. И бульдозерная гора столь же крута в эту сторону. Сразу под осыпью без промежуточных стадий начинается мощный еловый лес. Снежник на соседней горе оказался узкой полоской, остатком зимнего надува на северном гребне горы. Хребет Яныквотнёр окутан завесой туч. Предстоящий путь к Нёйлентумпу не выглядит трудным, дойдем за пару переходов.

К вечеру подошли к Атертумпу и установили палатки в густой, высокой и сочной траве «яблоневого сада». Поражаюсь наблюдательностью Миши-сана. Вот сейчас он увидел на склоне Атертумпа ступени оседания под действием влаги. В разных направлениях образовалась сеть нагорных террас, еще слабо изученных учеными.

Решили отметить завтрашний день рождения Володи Романенко, недавно переименованного в Феллини. Итог — подарки, поздравления, поцелуи, двойной омлет, торт «Феллини» из печенья, яичного порошка, сухого молока, шоколадных конфет, щавеля и сластилина. Напитки — компот из чернослива, чай, сухое грузинское вино, которое Фил втихушку тащил две недели. Я во всех поздравлениях принимал самое активное участие в заметной, но не привлекательной роли дежурного.

У Атертумпа две вершины. Первая — небольшой, но крутой осып-ной конус. Саня обнаружил в туре палку, оставил экспедиционный значок. Вторая, северная — полный антипод, огромный травянистый холм. Какая из вершин выше, сказать трудно. Пологий холм обрывается на север крутым спуском. Я бы сказал, что это элемент 1А категории сложности.

Далее идет лесистая перемычка к горе Хурумпаталы. Вершина характерна наличием нескольких хаотически расположенных валунов, напоминающих торчащие в разные стороны зубы древней старухи.

Гора Сотчемъёльиз вытянута с юга на север. От Торрепорреиза она смотрелась конусом, а от Хурумпаталы — это трапеция, ее верхняя планка слегка наклонена к югу.

После обеда в самом истоке реки Неримъю описали огромную дугу вокруг массива Янгтумпов. Долго искали место под палатку. В здешнем лесу в дефиците вода. Её с трудом нашел наш юный Фредди. Серега освоился — идет все лучше и лучше, становится веселее, активнее и болтливее, чем на велочасти.







  
Подготовка маршрута предстоящего путешествия по горной местности или в предгорьях иногда сводится, в основном, только к изучению перевалов. О переправах через горные реки группа в подобных случаях имеет слабое представление. В то же время поиск места переправы и связанные с ним переходы по 10 15 км
В. Балыбердин и В. Шопин достойно представляли ленинградский альпинизм в сборной команде страны. Ленинградские спортсмены гордятся тем, что воспитанники нашей школы альпинизма, приняв эстафету от прославленных восходителей старших поколений таких, как Е. А. Белецкий, В. А. Буданов,
Рис. 71. Сивераут с севера. Узловой массив Сивераута протянулся с севера на юг и включает три вершины. Сивераут Узловая (3760 м, рис. 65, 66, 72 74) копнообразная вершина, от которой на северо восток и северо запад уходит гребень ФД с двугорбой вершиной
Редактор Расскажите
о своих
походах
•••• Часы 1 ••••• Компас 1 •••• Угломер 1 •• Барометр 1 •• Термометр 1 •• Анемометр 1 •• Приемник 1 •••• Рация К •• GPS 1 •• Подзорная труба 1 •• Шагомер 1 •• Тара для приборов К
Сезон 1946 г. показал, что альпинизм в нашей стране успешно восстанавливается по всем направлениям массовому, спортивному, экспедиционному. Возвращались в горы альпинисты, пришедшие с войны. Появились новые сотни инструкторов. Альпинистская общественность деятельно готовилась к сезону 1947 г. Росли связи альпинистов с научными организациями.
Перевал Магнит это фактически не какая то определенная седловина, а широкий край Теректинского фирнового плато, спускающийся на ледника Каратор крутыми, снежно ледовыми склонами. Однако односторонним перевал назвать нельзя: определенную сложность представляет собой также


0.070 секунд RW2