Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Сто дней

НЕПРИМЕТНЫЙ ВТОРНИК

ЗАПОВЕДНАЯ УЗКОКОЛЕЙКА

БОЛЬШОЙ ИРЕМЕЛЬ

«ТАГАНАЙ — ТУРИСТ — СЕРВИС»

КАРАБАШ, УФАЛЕЙ, ИТКУЛЬ

ОЧЕНЬ МНОГО ИНТЕРВЬЮ

ЧУСОВАЯ

«СЧАСТЛИВОГО ПУТИ, БРОДЯГИ!»

ГОРЫ НАД ЛЕСОМ

ПЕРВАЯ ПОТЕРЯ

ЖУТКИЕ ОКРЕСТНОСТИ ГОРЫ МЕРТВЕЦОВ

ОНИ УМЕРЛИ ДОСТОЙНО

СЛАЛОМ

ПЛАТО БОЛВАНОВ

ОГО-ГО-ГО, ВАЙ-ВАЙ-ВАЙ

СЕРДЦЕ УРАЛА

МАНЬХАМБО — МЕДВЕЖИЙ УГОЛ

ТУЧИ

ПО ЩУГЕРУ

НАЧАЛО ДОЛГОГО ПУТИ

ТО В ЖАР, ТО В ХОЛОД

ВЛАДЕНИЯ ЦАРИЦЫ

БЕЗЖИЗНЕННЫЕ СТОЛЫ

ЛЕМВАИЗ

ГРИБЫ И ПАСТИЛА

ВЕЧЕРНЯЯ ВЕРШИНА

ПОТОП

ЛЮДИ

ЖИВЕМ ДАЛЬШЕ

ПРОСТЕНЬКАЯ ЗАДАЧА

РАССКАЗ ЛЁНИ

ЕДИНСТВЕННЫЙ ПЕЙЗАЖ

ОН УЖЕ БЛИЗОК

ТРИУМФ В ТРИ ЧАСА НОЧИ

УРАЛ ЖИВ

Приложение 1.

Приложение 2.

Приложение 3.

Условные обозначения на топографических картах

Приложение 4 - Карты 5 км

Приложение 5 - Карты 1 км

ФОТО 1

ФОТО 2

ФОТО 3

Сто дней на Урале - Н. Рундквист

РАССКАЗ ЛЁНИ

Вопрос о том, кому эвакуировать больного Вову Шадрина и Диму Гафиатуллина решали трое — Рундквист, начальник экспедиции; Симаков — начальник данного самого трудного участка; Васин — протеже этих ребят. Разговор явно затягивался, и была опасность лишиться или начальника экспедиции, или специалиста по данному району. Поэтому я предложил свою кандидатуру, чтобы не обострять отношений в группе, к тому же я, наверное, лучше других знал этих ребят, так как работал с ними при подготовке к экспедиции. Элементарную медицинскую помощь я тоже могу оказать. Мое предложение было воспринято очень положительно.

Мы остались втроем — Вова, Дима и я. У нас продуктов на 3 дня, палатка, котелок, карта-пятикилометровка и спальные принадлежности. Теперь передо мной стоит задача в кратчайший срок доставить больного туда, где будут гарантированы его лечение и транспортировка домой. Я же должен вернуться на маршрут основной группы, присоединившись к ребятам в поселке Полярный.

Основная группа ушла, а мы остались пережидать дождь. Я забрал у Вовы все вещи из рюкзака, кроме спальника и личного, досыта накормил его имеющимися галетами и конфетами. Медикаментов больше давать пока не стал, так как, на мой взгляд, хватало утренних.

До чумов, которые мы видели накануне, не более полудня хоть бы. Предстоит пройти вчерашний перевал и вернуться в долину Харуты. К трем часам в тумане и под моросящим дождем мы подошли к чумам,

Нас прекрасно встретили, напоили чаем с сухарями и маслом, выслушали и предложили жить у них пока больной не выздоровеет. Связи с «Большой Землей» абсолютно никакой. «Вертолет прилетал на президентские выборы, теперь его не будет до следующих; вездеход с ветеринаром был недели две назад, теперь будет через месяц, а может быть через два». Значит, пойдем пешком...

Больной ел, глотал пилюли и спал, его самочувствие улучшалось на глазах. Через два дня оно стало таковым, что Володя был готов идти. К этому времени у нас оставалось четыре дня для выхода в поселок. Мы составили график движения, по которому через три дня мы должны выйти в деревню Епа, а если все будет складываться удачно, то и через два. По карте выбрали самый приемлимый маршрут. До Епы получалось 90 км по бездорожью. Самое сложное — переправы через реки, поэтому путь попытались проложить поближе к их верховьям. Максимальная скорость движения пешком по такой местности известна, поэтому для преодоления нужного расстояния необходимо ежедневно идти по 10 ходовых часов. Это—12 ходок по 50 минут с десятиминутными привалами. Получалось, что если обед с отдыхом будут длиться два часа, на сон останется часов 5—6. Этот график движения позволял, имея легкие рюкзаки и три дня предшествующего отдыха, за два дня выйти к поселку или, по крайней мере, вплотную подойти к нему. При этом третий день был бы резервным.

Ребята поддержали меня, их особенно вдохновило, что в этом варианте предстояла только одна короткая ночь.

Мы предупредили о своих планах хозяев, приютивших нас. Они дали гостинцев на дорожку и подробно рассказали все, что знали о местности, по которой нам предстояло шагать. Особо ценной была информация о реках, через которые нам предстояло переправляться.

Легли спать рано, рано и встали. Попрощались с оленеводами Юрой, Федором и не спеша отправились в путь. Топать предстояло долго. На ночлег остановились в одиннадцать вечера, пройдя 42 километра. Все развивалось прекрасно, итог дня подарил полное ощущение удачи, уверенности в себе и в своих силах. Переправы были удачны. Больше всего запомнилась Кокпела. Шли по тундре и видели на десяток километров вперед, и вдруг оказались на краю каньона, в глубине которого шумели мутные воды реки.

Шестичасовая ночевка, и снова в путь. Стали появляться первые неприятные признаки болот. Вскоре твердой почвы не стало вовсе. Ноги глубоко уходили в мох, движение напоминало ходьбу с высоким подниманием бедра. Так мы и подошли к реке Пага. Вид ее вверг меня в раздумья, быстро перешедшие в отчаяние. Наше спасение, я не преувеличиваю, было на противоположном берегу, перейти же Пагу вброд немыслимо. Мы молча пообедали — говорить было не о чем — и выбрали место для переправы. Пага здесь делает легкий поворот налево, почти вся струя смещена к правому берегу, врезается в него и уносится дальше.

Мы пошли. До желанного берега уже рукой подать. Вода наполняет сапоги. Мы подбадриваем друг друга и идем дальше. До правого берега не больше восьми метров. Ноги не достают дна. Я плыву. Ребята заняты тем же. Сапоги тянут вниз, рюкзак не дает высунуть голову из воды. Еще мгновение и струя буквально припечатывает нас к крутому глинистому берегу. С первого раза зацепиться за грязный край не удалось.

Но все-таки мы, насквозь мокрые под сильным дождем, стоим на спасительном правом берегу. Я понимаю свою ошибку и объясняю ребятам, что перед плаванием с рюкзаком стоит расстегивать его пояс, так как под водой это сделать сложнее.

Сушиться и пережидать дождь совершенно бесполезно, да и некогда. Идем дальше, скорость падает, кругом болота. Приходится петлять вместе с рекой, обходить заводи и старицы. К тому же вдоль берега растут непролазные заросли ивняка.

Оставалось три ходки до ночевки, когда мы наткнулись на визирку, совпадающую по направлению с азимутом на Епу. Просека эта недавно чистилась. На ней лежали свежеспиленные деревья, листва берез еще не пожухла. На карте этой просеки не было, а в направлении нужного нам азимута лежало болото. Впрочем, это нас не смутило. Однако километра через четыре мы вышли к заболоченным озерам. Тропинка лесников превратилась в липкую жижу, а вскоре исчезла в непроходимом после непрерывных дождей болоте. Скорость передвижения стала равна нулю.

Поспав пять часов, пошли строго на запад. Это позволяло обойти лежащее перед нами болото и выйти к поселку несколько южнее. Но и здесь скорость колебалась от 1 км/час до отрицательной, когда приходилось, наткнувшись на непроходимый участок болота или озеро, возвращаться назад.

К трем часам дня вышли на озеро Второй Водолей. Посмотрев на карту, я убедился, что за полдня мы самоотверженно преодолели 6км, до Епы оставалось еще километров 15 аналогичной местности. Силы иссякли, да и у Вовы могут начаться осложнения от таких нагрузок. Здоровье дороже—ложимся спать и спим 15 часов подряд, а там разберемся.

15 часов отдыха кончились в 5 утра следующих суток. Через 3 часа мы подошли к Паге, где в четырех километрах от Епы нас подобрала моторная лодка. Эти же люди довезли нас до железнодорожной станции Абезь. Я предложил 50 рублей, чтобы успеть на трехчасовой поезд до Лабытнанги, это был мой последний шанс догнать основную группу.







  
Многообразные атмосферные явления медленно, но непрерывно разрушают горы. Смена тепла холодом способствует образованию трещин и щелей в породе. Дальнейшее проникновение и замерзание воды, даже в очень мелких щелях скал, постепенно разрушает их, отделяя
Да, это единственный выход, говорил сэр Суер Выер, расхаживая по палубе взад и вперёд. Единственный. Мы никак не могли понять, что творится с нашим капитаном, и жарили свои запятые. Их, оказывается, очень даже легко жарить. Получается вкуснее, чем грибы. Только масло нужно особое. Мы жарили на масле, которое накачали на острове масляных пчёл.
Гондарай. За поляной Кёртмели дорога на Гондарай идет по мостику через Махар и приводит на поляну, где некогда была лесопилка. На противоположном склоне к реке спускается полоса лиственного леса, отгороженного от остального склона скалой. Раз в несколько десятков лет оттуда сходят лавины (пилорама стояла в тени скалы).
Редактор Расскажите
о своих
походах
1983 г. Этот случай произошел в горах Памиро Алая. С седловины перевала вниз вел длинный 60 градусный ледовый склон. Двигаться решили по перилам. В месте перестежки на вторую веревку стояли двое, ожидая, пока внизу приготовят очередную лоханку во льду. Один из них снял рюкзак и примостил
1983 г. Для нас знакомство с виндсерфингом произошло шесть лет назад в новом микрорайоне Москвы Строгине. На местном водоеме наше внимание привлек человек, неуклюже и с невероятным напряжением стоявший на доске. Он держал в руках парус, то и дело смешно плюхался в воду, но, весь дрожащий, опять забирался
Приглашаю в поход на хр. Ицыл (1068м. ) это рядом с хр. Таганай, только Таганай, как на ладони! Очень красиво! Избушки на высоте 1000м. идаже баня есть на огромном пеньке, как в сказке. . . поход на 3 4 дня. Пишите! На сайте мой мир у меня много альбомов с фото о походах, природе, животных, геологии. . . http://foto. mail. ru/mail/borysik2006/


0.058 секунд RW2