Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Человек на ледяном континенте

Введение

Немного истории

Советские Антарктические

Южнополярный материк

Ледяной континент

Южнополярные дни и ночи

Страна морозов и жестокого солнца

Земля ураганов и метелей

Антарктические чудеса

Реки и озера

Растения и животные

Плавающие берега и странствующие гиганты

Сокровища осколка Гондваны

Население мужского континента

Континент без государственных границ

Антарктические дома и поселки

Опреснители на мировом складе пресной воды

Страна воздушного и гусеничного транспорта

Москва, 72788, Антарктида...

Огород на ледяном континенте

Краткая хронология событий, связанных с открытием и изучением Антарктиды

КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ О НАУЧНЫХ СТАНЦИЯХ И ЭКСПЕДИЦИОННЫХ БАЗАХ В АНТАРКТИКЕ

Научные станции Австралии

Станции Аргентины

Научные станции Великобритании

Научные станции Новой Зеландии

Научные станции СССР

Научные станции США

Научные станции Франции

Научные станции Чили

Научные станции Южно-Африканской Республики

Научная станция Японии

Научные станции и базы других государств

Основные сведения о Советских антарктических экспедициях (1955—1975 гг.)

Количество научных станций и баз в Антарктике

Фотографии 1

Фотографии 2

Фотографии 3

Человек на ледяном континенте - Л.И. Дубровин

Немного истории

Полтора века тому назад, 28 января 1820 года (16 января по старому стилю) корабли русской высокоширотной экспедиции шлюпы «Восток» и «Мирный» под командованием капитана Ф. Ф. Беллинсгаузена и лейтенанта М. П. Лазарева впервые в истории человечества подошли к берегам загадочной земли южного полушария, которую в течение трех столетий безуспешно пытались найти многие мореплаватели западных стран. Русские корабли обошли вокруг Антарктического материка, девять раз приблизившись к его берегам, и таким образом в общих чертах определили его очертания.

Экспедиция Беллинсгаузена и Лазарева справедливо считается одной из самых замечательных экспедиций того времени. Плавание парусных кораблей продолжалось 751 сутки. Из них в южном полушарии корабли находились 535 дней, причем 122 дня — южнее шестидесятой параллели и 100 дней — во льдах. За все время плавания экспедиционные корабли прошли в общей сложности почти 50 тысяч миль, что более чем в два раза превышает длину экватора. Русская антарктическая экспедиция замечательна еще и тем, что она собрала ценнейшие сведения о природе южного полушария и совершила ряд географических открытий в других районах Мирового океана. За время плавания было открыто 29 островов, из них два — у берегов Антарктиды. Астрономические определения географических координат, в которых находились экспедиционные суда во время плавания, а следовательно, и карты, составленные экспедицией, отличаются исключительной точностью.

Вблизи ледяного континента были предприняты уникальные научные наблюдения, обогатившие науку важными сведениями о природе полярной области. Так, наблюдения за волнением, распределением морских льдов и айсбергов, а также за течениями позволили составить представление о тех районах Южного океана, о которых раньше ничего не было известно. По данным магнитных наблюдений, весьма тщательно выполнявшихся в экспедиции, Ф.Ф. Беллинсгаузен вычислил координаты магнитного полюса в южном полушарии на 1819—1821 гг. Это первые сведения о положении Южного магнитного полюса, которые были основаны на наблюдениях, выполненных непосредственно в Антарктике.

Первая русская антарктическая экспедиция, открыв ледяные берега Антарктиды со стороны Африки и скалистые горы Земли Александра I в юго-восточной части Тихоокеанского сектора Южного океана, положила начало открытию остальных частей Антарктического континента. Кроме того, кругосветное плавание русских кораблей вблизи берегов Южнополярного материка среди дрейфующих льдов и айсбергов развеяло легенду о недоступности антарктических вод в высоких широтах.

В конце 1820 года английская экспедиция Э. Брансфилда открыла северную оконечность Антарктического полуострова, назвав ее Землей Тринити (на современных картах — полуостров Тринити).

В 1823 году в юго-западной части Атлантического сектора Южного океана действовала английская промысловая экспедиция на бриге «Джейн» и шлюпе «Буофой» под командованием капитана Джемса Уэдделла. В поисках тюленей она проникла почти на 500 миль южнее полярного круга, достигнув 74°15' южной широты. Открытое здесь море Уэдделл назвал именем короля Георга IV, однако позднее ему было присвоено имя первооткрывателя, под которым оно значится на картах и поныне.

В феврале 1831 года английские моряки, участники экспедиции под руководством Джона Биско у южного полярного круга, вблизи 50° восточной долготы, увидели темные вершины гор, возвышающиеся над заснеженной поверхностью ледникового покрова. Они приняли открытую землю за остров и назвали его именем братьев Эндерби, владельцев торгово-промысловсй фирмы, снарядившей экспедицию. Впоследствии оказалось, что это огромный полуостров; он получил название Земля Эндерби. В следующем, 1832 году экспедиция Дж. Биско продолжила плавание в водах Антарктики и открыла ряд островов и участков западного побережья Антарктического полуострова.

В начале 1834 года английский капитан Питер Кемп открыл берег, расположенный восточнее Земли Эндерби; теперь он так и называется — берег Кемпа. Через пять лет английский китобой Дж. Баллени открыл острова (позднее названные его именем) и увидел берег Антарктического материка в двух местах — примерно на 118 и 131° восточной долготы; этот участок побережья Баллени назвал Берегом Сабрина.

В январе 1840 года французская экспедиция Дюмон-д'Юрвиля на 140° восточной долготы открыла берег, названный начальником экспедиции в честь своей жены Землей Адели. Участок побережья, расположенный западнее, был обнаружен со второго корабля этой экспедиции, командир которого, следуя примеру своего начальника, назвал открытый им берег в честь своей жены Землей Клари. В этом же году у берегов Восточной Антарктиды работала американская экспедиция под командованием Чарльза Уилкса. Четыре военных шлюпа, входившие в состав экспедиции, прошли вдоль побережья с востока на запад начиная приблизительно с 160 до 100° восточной долготы. Хотя Уилкс смело наносил все действительные и кажущиеся признаки берегов на карту и берег у него показан значительно севернее настоящего берега Антарктиды, однако в принципе он оказался прав. Поэтому значительный участок побережья Восточной Антарктиды примерно между 100 и 150° восточной долготы и пространство материка к югу от побережья получили название Земли Уилкса.

В конце 1840 года, когда из плаваний по Южному океану вернулись экспедиции Дюмон-д'Юрвиля и Уилкса, к берегам Антарктиды отправилась английская экспедиция под руководством Джемса Кларка Росса на двух кораблях — «Эребус» и «Террор» Эта экспедиция, направившись на юг восточнее района, обследованного французами, открыла побережье Земли Виктории и Великий ледяной барьер. На стыке между ними они увидели два высоких вулканических конуса. Над одним из конусов поднимались клубы дыма. Вулканы были названы именами экспедиционных кораблей: действующий получил название Эребус, а потухший — Террор. Дж. Росс видел только северный берег земли, на которой расположены вулканы, и изобразил его соединяющимся с Землей Виктории. Только через 60 лет, в 1901 году, Роберт Скотт установил, что это не берег материка, а остров, и назвал его именем Росса (По номенклатуре, принятой в Атласе Антарктики, он обозначен как полуостров, так как соединяется с материком шельфовым ледником.). Именем Росса названы также величайший шельфовый ледник, обрывающийся на севере в виде грандиозного ледяного барьера, и море, омывающее этот ледник на юге и Землю Виктории на западе.

В последующие годы Дж. Росс совершил еще два плавания в антарктические воды. В одном из них он продолжил обследование открытого в первое плавание ледяного барьера, а в другом попытался пройти как можно дальше на юг в районе моря Уэдделла, однако путь кораблям преградили тяжелые льды и экспедиция вынуждена была повернуть обратно.

После экспедиций Росса исследовательские корабли в антарктических водах не появлялись в течение нескольких десятилетий. Перестали посещать высокие широты Южного океана и промышленники — зверобои. Только в 1873 году к берегам Антарктического полуострова пришло промысловое судно гамбургской фирмы «Грейланд». Это был первый пароход в Антарктике. В следующем году за южный полярный круг проникло еще одно судно — «Челленджер», английский экспедиционный корабль, с которого были осуществлены большие и разнообразные океанографические работы на обширных пространствах Мирового океана.

В декабре 1893 года норвежский промышленник Карл А. Ларсен на судне «Язон» прошел в западную часть моря Уэдделла и описал восточный берег Антарктического полуострова. Он обнаружил здесь обширный шельфовый ледник, который и был впоследствии назван именем Ларсена.

На протяжении более 70 лет исследователи высоких широт южного полушария обследовали ледяной материк с моря, не высаживаясь на его берега. Слишком суровыми и неприступными казались они людям, проникавшим сюда на небольших парусных кораблях. Только один раз, в январе 1839 года, участники французской экспедиции Дюмон-д'Юрвиля высадились на побережье Земли Адели, но и то не на материк, а на прибрежные скалистые островки.

24 января 1895 года люди впервые вступили на Антарктический материк. Это были норвежцы: капитан промыслового судна «Антарктик» Л. Кристенсен, естествоиспытатель Карстен Борхгре-винк и три матроса. Высадившись на берег Земли Виктории в районе мыса Адэр, они провели там несколько часов и собрали коллекцию скудной антарктической растительности.

В 1897 году в Антарктику отправилась бельгийская экспедиция на судне «Бельжика» под руководством Адриена де Жерлаша. Штурманом на судне был норвежец Руал Амундсен. Экспедиция эта сделала ряд географических открытий в районе Антарктического полуострова (пролив Жерлаша, Берег Данко и др.), однако в историю исследования Антарктики она вошла как первая зимовочная экспедиция. За время дрейфа в высоких широтах Южного океана, продолжавшегося более года, был собран богатый материал по метеорологии, океанологии, ледовому режиму, геомагнетизму и другим научным разделам.

Изучение Антарктики в 19-м столетии завершается первой зимовочной экспедицией на ледяном континенте. Это была английская экспедиция под руководством норвежского естествоиспытателя К. Борхгревинка.

В течение XIX века исследователи Антарктики обнаружили за южным полярным кругом обширные участки суши, но очертания ледяного континента в целом оставались неясными. Местами на протяжении тысяч километров берега еще никто не видел. Однако на географических картах уже стал появляться Антарктический материк. Впервые он был изображен в «Морском атласе» немецкого издателя Л. Равенштейна в 1867 году. Показан он был также и в русском «Новом атласе всех частей света», изданном в 1877 году.

Своим названием этот материк обязан известному английскому биологу и океанографу, научному руководителю экспедиции на «Челленджере» Джону Меррею. В 1886 году в докладе Шотландскому Королевскому географическому обществу в Эдинбурге он сообщил, что в образцах грунта, поднятых со дна Южного океана, содержится много терригенного материала, вынесенного в море айсбергами. На основании этого он сделал вывод, что «у Южного полюса находится большая масса земли» площадью приблизительно 3565550 квадратных миль (около 12000000 квадратных километров). В центре составленной в том же году «Южной полярной карты» Дж. Меррей оставил большое белое пятно с надписью: «Предполагаемый Антарктический континент». На этой карте он показал место подхода в январе 1820 года к Антарктическому континенту судов экспедиции Ф. Ф. Беллинсгаузена. В 1893 году Меррей издал вторую, более точную карту Южной полярной области и снова поместил на ней Антарктиду.

С наступлением XX века исследование Антарктики приобретает более систематический характер. VI Международный географический конгресс, состоявшийся в 1895 году в Лондоне, отметил, что изучение южных полярных районов является важнейшей географической задачей, и рекомендовал всем научным обществам приложить усилия для ее выполнения. Следуя этим рекомендациям, Англия, Германия, Швеция и Франция в первые годы нового столетия посылают свои экспедиции в Антарктиду. В дальнейшем в Южной полярной области появляются экспедиции Австралии, Норвегии, Японии и других государств. И если прежде экспедиции были исключительно сезонными, не считая зимовки К. Борхгревинка, то теперь на побережье ледяного континента и окружающих его островах начинают оставаться зимовочные партии. Исследователи уже не удовлетворяются открытием и изучением неизвестных районов побережья и вод Южного океана, а стремятся проникнуть в глубину континента, обследовать его внутренние районы, добраться до Южного полюса. Находят свое применение в Антарктике и новые технические средства.

В 1903 году Шотландская национальная экспедиция под руководством У. Брюса создала на острове Лори (Южные Оркнейские острова) гидрометеорологическую станцию, которая в следующем году была передана Аргентине и получила название «Оркадас». Эта станция действует непрерывно до настоящего времени, и по этому пункту сейчас имеется самый длинный ряд метеорологических наблюдений, продолжительностью более 70 лет.

Впервые на значительное расстояние в глубь материка проникли полевые партии английской экспедиции Роберта Скотта, которая в течение двух лет (1902—1903) базировалась на полуострове Росса. Они обследовали прилегающие районы шельфового ледника Росса и Земли Виктории. В одном из походов Скотт предпринял попытку достигнуть Южного полюса, но путь к нему оказался слишком тяжелым. Достигнув 82°17' южной широты, т.е. удалившись от базы на острове Росса чуть более чем на 400 километров, Скотт повернул обратно.

В этом походе участвовал флотский офицер Эрнест Шеклтон. Через 6 лет он сам возглавил экспедицию, основной задачей которой было достижение заветной точки — Южного полюса. В конце 1908 года Шеклтон с четырьмя спутниками направился с береговой базы на полуострове Росса на юг к полюсу. Другая партия этой экспедиции во главе с геологом Т. Дейвидом отправилась к Южному магнитному полюсу.

Однако и на этот раз достигнуть Южного полюса не удалось. Полюсная партия Э. Шеклтона вынуждена была повернуть обратно с 88°23' южной широты, не дойдя до полюса всего лишь 180 километров. Люди были настолько измучены тяжелым переходом по снежной пустыне на большой высоте, что километры, отделявшие их от полюса, могли оказаться роковыми.

Удачнее оказался поход >к Южному магнитному полюсу. Партия Т. Дейвида, в которую входил австралийский физик Дуглас Моусон, несмотря на неимоверные трудности пешего похода по поверхности ледника, изобилующей глубокими трещинами, 16 января 1909 года достигла магнитного полюса, который в то время находился на севере Земли Виктории на 72°25' южной широты и 155° 16' восточной долготы.

В конце 1911 года на штурм Южного полюса отправились полюсные партии двух экспедиций: английской Роберта Скотта и норвежской Руала Амундсена. Англичане, как и в прежние годы, свою береговую базу устроили на полуострове Росса.

Амундсен избрал для береговой базы Китовую бухту, расположенную в восточной половине шельфового ледника Росса, почти на 100 километров ближе к полюсу, чем база англичан.

Отправившись с береговой базы, названной в честь экспедиционного корабля «Фрамхейм», 19 октября 1911 года, 16 декабря норвежская полюсная партия достигла намеченной цели. Они обследовали ледниковое плато в районе полюса в радиусе около 10 километров и поставили маленькую палатку, над которой укрепили норвежский флаг. В палатке Амундсен оставил мешочек с письмом норвежскому королю, где содержался краткий отчет о путешествии. Там же было оставлено краткое послание Р. Скотту. На другой день норвежцы отправились в обратный путь и через 39 дней благополучно вернулись на свою базу. Все путешествие к Южному полюсу и обратно заняло 99 дней.

Полюсная партия Р. Скотта, состоявшая, как и партия Амундсена, из пяти человек, достигла Южного полюса 18 января 1912 года. Этот поход для Скотта и его спутников окончился трагически: на обратном пути все они погибли от истощения и холода, не дойдя всего лишь 20 километров до продовольственного склада, созданного ими при подготовке к походу на шельфовом леднике Росса.

Из других наиболее значительных экспедиций начала XX столетия следует отметить австралийскую экспедицию Дугласа Моусона (1911—1914 годы), основной задачей которой было обследование Земли Уилкса. Моусон создал две береговые базы: одну на Земле Адели, другую — на шельфовом леднике Шеклтона.

В это же время (1911—1912 годы) немецкая экспедиция Вильгельма Фильхнера на судне «Дойчланд» обследовала южное побережье моря Уэдделла и открыла здесь край огромного шельфового ледника, который позднее был назван именем Фильхнера. (Недавно большая часть этого ледника была названа в честь руководителя антарктической экспедиции США 1947 года шельфовым ледником Ронне. Прежнее название сохранено только за восточной частью ледника.) Эта экспедиция интересна еще и тем, что ее участниками 2 февраля 1912 года впервые в Антарктике был запущен шар-пилот на высоту более 17 километров и таким образом получены сведения о направлении ветра в тропосфере и нижних слоях стратосферы.

Резко расширила возможности исследователей ледяного континента авиация. В летний сезон 1928-29 года американские авиаторы Уилкинс и Эйельсон совершили несколько полетов на двух самолетах в районе Антарктического полуострова. За короткий период они обследовали обширную территорию и открыли много неизвестных до того времени географических объектов. Однако первые рекогносцировки Антарктического материка с воздуха не обошлись без ошибочных заключений. Так, осматривая с самолета покрытую ледниковым щитом землю между морями Уэдделла и Беллинсгаузена, Уилкинс принял глубоко вдающиеся в сушу заливы за проливы и в отчете сообщил, что Земля Грейама (так тогда назывался Антарктический полуостров) представляет собой группу островов. Это неверное представление удалось опровергнуть лишь в 1937 году.

С того времени самолеты вошли в практику антарктических экспедиций. Так, в первой экспедиции американского полярного исследователя Ричарда Бэрда, создавшей береговую базу Литл-Америка I на краю шельфового ледника Росса вблизи уже исчезнувшей к тому времени Китовой бухты, было три самолета. Используя их, Бэрд обследовал значительные пространства Западной Антарктиды и сделал ряд географических открытий, а 29 ноября 1929 года достиг на самолете Южного полюса.

В ноябре 1936 года американская экспедиция Линкольна Элсуэрта впервые совершила трансантарктический перелет, начав его на острове Данди, расположенном у северной оконечности Антарктического полуострова, и закончив на шельфовом леднике Росса у американской базы Литл-Америка П. Во время этого полета протяженностью более 3,5 тысячи километров были сделаны четыре посадки на ледниковое плато. Перелет продолжался почти две недели. Около половины пути пролегало через не посещенные еще человеком территории. Во время полета был открыт еще один район Западной Антарктиды, получивший название Земли Элсузрта (в честь авиатора), а также горный хребет Сентинел.

Из других экспедиций первой половины нашего столетия, внесших наиболее существенный вклад в изучение ледяного континента, следует отметить вторую и третью экспедиции Р. Бэрда (1933—1935 и 1939—1941 годы), работавшие в основном в Западной Антарктиде, базируясь на шельфовом леднике Росса, и экспедицию Антарктической службы США (1939—1941 годы), обследовавшую, кроме районов, прилегающих к шельфовому леднику Росса, южную часть Антарктического полуострова.

Позднее, в 1946-47 году, американским военно-морским флотом была осуществлена так называемая операция Хай-Джамп (Высокий прыжок), охватившая обширный район Антарктиды. Хотя эта операция имела в основном военно-испытательный характер, однако в ходе ее было сделано много географических открытий. На карту была нанесена береговая линия на протяжении более 8,5 тысячи километров, открыты горные хребты и другие географические объекты.

Во время второй экспедиции Р. Бэрда были сделаны первые попытки определения толщины ледникового покрова сейсмическим способом. Эти работы продолжила Норвежско-шведско-британская экспедиция (1949—1951 годы), осуществившая сейсморазведочный поход от побережья в глубь материка на Земле Королевы Мод и получившая первый профиль подледного рельефа на протяжении более 600 километров.

В этот период в различных районах Антарктики работали экспедиции и других государств, и все же исследования Южнополярной области все еще носили эпизодический характер. Только в конце сороковых и начале пятидесятых годов на материке и близлежащих островах стали появляться постоянные научные станции. Однако деятельность их редко согласовывалась, никакой координации работ не осуществлялось. Согласованные научные исследования начались лишь с 1956 года в связи с подготовкой Международного геофизического года (МГГ).

Во время подготовки и проведения этого Международного научного мероприятия в Антарктике резко расширяется сеть научных станций, предпринимаются интенсивные маршрутные исследования с помощью наземных и авиационных транспортных средств и экспедиционных судов в водах Южного океана. В летний сезон 1955-56 года к берегам ледяного континента двинулись 13 экспедиционных судов. Согласно договоренности на международных конференциях, на которых обсуждались вопросы организации исследований во время МГГ в Антарктике, Советский Союз создал свою основную базу-обсерваторию Мирный на берегу моря Дейвиса и развернул работы в наименее исследованной части Восточной.Антарктиды, на побережье и в глубине материка. США, создав на острове Росса основную базу Мак-Мердо, продолжили исследования Западной Антарктиды и Полярного плато, начатые еще экспедициями Р. Бэрда. На этом же острове вблизи американской базы открыли свою станцию новозеландцы. Ученые Франции обосновались на Земле Адели, Австралия открыла станции на Землях Уилкса, Мак-Робертсона и Принцессы Елизаветы. Японские исследователи начали свои работы в восточной части побережья Земли Королевы Мод, базируясь на станции Сева. В западной части побережья этой обширной Земли, у нулевого меридиана, обосновались норвежцы, затем ученые Южно-Африканской республики, а в центральной части, на берегу Принцессы Рагнхилль,— бельгийцы. Англичане расширили сеть станций в районе Антарктического полуострова, а также создали новые базы на берегу моря Уэдделла. Аргентина и Чили также открыли ряд новых станций в районе Антарктического полуострова. Количество научных станций в Антарктике в это время удвоилось. Общее число их на материке и островах Южного океана достигло 57, причем если раньше они в Антарктиде располагались только на побережье, то теперь впервые появились внутриконтинентальные станции.

Маршрутными исследованиями были охвачены огромные территории материка. Большая часть их проводилась экспедициями СССР, США и Англии. Так, в летний сезон 1957-58 года Англо-

Новозеландская экспедиция под руководством В. Фукса и Э. Хиллари осуществила первый трансконтинентальный переход от побережья моря Уэдделла через Южный полюс к морю Росса. На территории Восточной Антарктиды наземные маршрутные исследования с помощью санно-гусеничных поездов были осуществлены в основном Советскими антарктическими экспедициями, а в Западной Антарктиде — экспедициями США.

После окончания МГГ объем научных исследований в Антарктике несколько сократился — уменьшилось количество научных станций, не так интенсивно стали проводиться маршрутные исследования,— но согласованные исследования Южнополярной области продолжались и в последующие годы. Из стран, участвовавших в проведении МГГ, прекратила стационарные работы в Антарктиде Норвегия, в последние годы закрыла свою станцию Бельгия, все же остальные страны по-прежнему сохраняют свои станции; общее их количество в последнее время составляет 30—40. Продолжаются и полевые маршрутные исследования. Так, в 1965-66 году аргентинский санно-гусеничный поезд совершил поход от станции Хенераль-Бельграно до Южного полюса, а в 1968-69 году к Южному полюсу со станции Сева ходил японский поезд.

В последние годы широкое распространение в изучении ледникового покрова Антарктиды и подледного рельефа материка приобретает способ радиолокационного зондирования с самолетов, который широко применяют экспедиции США и СССР. Все больше используются в изучении ледяного континента и Южного океана спутниковая информация и другие современные методы исследований.

Впервые суровые берега ледяного континента увидели русские мореплаватели с палубы деревянных парусных судов — шлюпов «Восток» и «Мирный». По сравнению с современными океанскими судами это были совсем маленькие корабли. Водоизмещение каждого из них не превышало 1000 тонн. Длина шлюпа «Восток», флагмана экспедиции, составляла по ватерлинии менее 40 метров, а ширина по мидельшпангоуту — около 10 метров. Двигались они, используя силу ветра, причем на флагмане парусность превышала 2000, а на шлюпе «Мирный» была немногим менее 1500 квадратных метров. С помощью этих движителей при благоприятных условиях корабли могли развивать скорость до 8—10 узлов. С громоздким парусным вооружением было сложно управляться, поэтому, несмотря на относительно небольшие размеры кораблей, их экипажи даже по сравнению с современными крупными океанскими экспедиционными и грузовыми судами были многочисленны., На борту шлюпа «Восток» в этом плавании находилось 117 человек, а «Мирного» — 73 человека. Отправившись из Кронштадта в начале июля 1819 года, экспедиционные корабли Первой русской антарктической экспедиции достигли Антарктиды только в январе следующего года, то есть через полгода.

После этого еще долгое время в водах Южного океана и у берегов Антарктиды ходили только парусные корабли. Лишь спустя полвека у побережья ледяного континента появились суда с паровыми двигателями.

В наши дни экспедиции в Антарктику отправляются на современных теплоходах и дизель-электроходах. Плавание из Ленинграда к берегам ледяного континента занимает всего лишь около месяца.

Основным экспедиционным судном Советской антарктической экспедиции в течение 20 лет был ледокольный дизель-электроход «Обь», специально переоборудованный для Советских антарктических экспедиций. Кроме экипажа, он брал на борт около 140 полярников. В его трюмах и на палубе размещалось значительное количество груза. Обладая ледокольными качествами, «Обь» использовалась не только в транспортных целях, но и для сопровождения и проводки других экспедиционных судов, не приспособленных для самостоятельного ледового плавания у берегов Антаркт-тиды. В 1975 году ее заменило новое флагманское судно — дизель-электроход «Михаил Сомов».

В экспедициях участвуют также однотипные ледокольные дизель-электроходы «Лена», «Наварин» и, кроме того, такие комфортабельные пассажирские суда, как «Михаил Калинин», «Надежда Крупская» и «Эстония»; на этих судах доставляют полярников. На грузовых теплоходах («Вытегралес» и др.) в Антарктиду завозят в основном строительные материалы, детали сооружений и оборудование для Советского антарктического метеорологического центра Молодежная. Танкеры снабжают Молодежную, Мирный и Беллинсгаузен топливом и различными маслами, необходимыми для транспортной техники и электростанций.

Начиная с 1967 года в Советских антарктических экспедициях ежегодно принимают участие научно-исследовательские корабли Арктического и антарктического научно-исследовательского института «Профессор Визе» и «Профессор Зубов».

Иностранные экспедиции завозят в Антарктиду экспедиционные грузы и людей также в основном на кораблях. Только американцы в последние годы перевозят участников экспедиций преимущественно самолетами. Для доставки же грузов и проводки транспортных кораблей к берегам ледяного континента экспедиции США используют ледоколы Береговой охраны Военно-морского флота. Наиболее мощный из них — ледокол «Глешер», построенный в 1954 году. Он имеет водоизмещение 8775 тонн и силовую установку мощностью 22000 л. с. Максимальная скорость его 16 узлов. Ледоколы типа «Вествинд» и «Бартон-Айленд» имеют водоизмещение 6500 тонн и мощность силовых установок 12000 л. с, Все ледоколы США, участвующие в антарктических экспедициях, снабжены вертолетами.

Австралия и некоторые другие страны для снабжения своих станций на ледяном континенте и смены их персонала фрахтуют датские корабли «Нелла Дан», «Магга Дан» и другие из этой же серии. Это грузо-пассажирские суда с усиленным, приспособленным для плавания во льдах корпусом, водоизмещением 1200—2000 тонн, с дизельными или дизель-электрическими силовыми установками мощностью 1500—2000 л. с. и скоростью хода около 13 узлов. Кроме экипажа численностью 30—40 человек, на судах этого типа размещается еще 40—50 человек экспедиционного состава.

Аргентина для плавания во льдах Антарктики и проводки транспортных судов использует ледокол «Генерал Сан-Мартин», построенный в 1954 году в ФРГ. Его водоизмещение 4830 тонн, две дизель-электрические силовые установки имеют мощность по 6500 л. с. У чилийцев для этих же целей имеется приспособленный для плавания во льдах дизель-электроход «Пилото Пардо» водоизмещением 1200 тонн и мощностью 2300 л. с. На обоих этих судах есть вертолеты.

Япония с 1965 года использует построенный специально для антарктических исследований и снабжения своей станции на ледяном материке ледокол «Фудзи». Водоизмещение «Фудзи» 7760 тонн, мощность дизель-электрической установки 12000 л. с., ско-.рость хода 15 узлов. Помимо перечисленных здесь судов, для снабжения антарктических станций иностранные экспедиции используют обычные транспортные суда и танкеры.

Некоторые антарктические экспедиции доставляют грузы и людей на ледяной континент воздушным путем. Полеты тяжелых транспортных самолетов США начинаются в октябре, когда между американской базой Мак-Мердо на острове Росса и новозеландским городом Крайстчерч, где размещается база антарктических экспедиций США, устанавливается довольно интенсивное воздушное сообщение

Советские антарктические экспедиции также использовали тяжелые самолеты для доставки людей и грузов из СССР в Антарктиду.

Первый полет тяжелых советских самолетов в Антарктиду был осуществлен в 1961-62 году, в летний сезон южного полушария. В нем участвовали самолеты ИЛ-18 (командир А. С. Поляков) и АН-12 (командир Б. С. Осипов). Основной задачей перелета было выявить возможность использования тяжелых турбовинтовых самолетов для доставки людей и груза в Антарктиду и проведения научно-исследовательской работы на ледяном континенте при помощи тяжелой авиации.

Самолеты вылетели из Москвы 15 декабря и прибыли в Мирный 25 декабря 1961 года. Маршрут Москва — Ташкент — Дели — Рангун — Джакарта — Дарвин — Сидней — Крайстчерч — Мак-Мердо — Мирный — оазис Бангера — Крайстчерч — Сидней — Дарвин — Джакарта — Рангун — Калькутта — Дели — Ташкент — Москва самолет ИЛ-18 прошел за 100 часов 23 минуты (летное время), а АН-12 — 110 часов 42 минуты. В Антарктиде самолет АН-12 совершил два полета из Мирного на станцию Восток. Общая протяженность трассы этой воздушной экспедиции составила около 55000 километров.

Второй полет советских тяжелых самолетов в Антарктиду состоялся через два года, во время работ 9 САЭ.

На этот раз в дальний рейс отправились два самолета ИЛ-18. Одним из них командовал пилот А.С. Поляков, другим — М.П. Ступишин. Руководил воздушной экспедицией директор ААНИИ А.Ф. Трешников. Самолеты вылетели из Москвы 20 ноября и прибыли в Антарктиду 3 декабря 1963 года. Оба самолета благополучно приземлились на заранее подготовленную полосу на ледяной поверхности одной из лагун оазиса Бангера. Оттуда они перелетели в Мирный. Самолеты доставили в Антарктиду 80 человек, в том числе 67 участников очередной 9 САЭ во главе с ее начальником М. М. Сомовым. 3 января 1964 года самолеты вылетели обратно с участниками 8 САЭ, завершившей работы на ледяном континенте, и 11 января прибыли в Москву. На полет по маршруту Москва — Ташкент — Дели — Рангун — Джакарта — Дарвин — Сидней — Крайстчерч — Мак-Мердо — оазис Бангера — Мирный и обратно через эти же пункты (кроме оазиса Бангера) было затрачено 86 часов летного времени.

С того времени полеты из СССР в Антарктиду пока не повторялись, так как в районе советских станций отсутствуют площадки, удобные для устройства надежных взлетно-посадочных полос для приема тяжелых колесных самолетов. Однако иногда тяжелые самолеты используются для доставки участников экспедиций из Москвы или Ленинграда до Австралии, откуда они перевозятся в Антарктиду на экспедиционных судах. Так, например, в 1965 году значительная часть состава 11 САЭ на самолете ИЛ-18 была доставлена в город Перт, расположенный в Западной Австралии, куда к прилету самолета прибыл д/э «Обь» с большой группой участников 10 САЭ. Участники 11 САЭ с самолета пересели на корабль, который доставил их в Мирный, а отзимовавшие полярники возвратились на родину на самолете.

На самом Антарктическом континенте в настоящее время как для чисто транспортных операций, связанных в основном со снабжением внутриконтинентальных станций, так и для исследовательских целей используется преимущественно воздушный и наземный гусеничный транспорт. В некоторых экспедициях еще и сейчас применяют типичный транспорт полярников прежних лет — собачьи упряжки, но это уже большая редкость. Ими пользуются небольшие полевые партии для поездок на сравнительно короткие расстояния. На некоторых антарктических станциях можно встретить обычные колесные автомобили, но применение их также очень ограничено. Антарктида сейчас — это континент воздушного и гусеничного транспорта.







  
Горные путешествия В горах организм человека вынужден приспособиться к характерным только для горного туризма особенностям: нехватке кислорода и влаги в воздухе, резким перепадам температуры, сильной ультрафиолетовой радиации, чрезвычайной яркости
День двести сороковой. Уже середина августа. Погода сейчас на редкость хорошая, правда, море на севере закрыто туманом. Сегодня второй день пытаемся слетать на остров Дригальского, повторить температурные измерения в скважине. Но километрах в шестидесяти от Мирного, уже над открытой водой, вошли в облака, началось обледенение,
Клухор. Даут. Махар. Долина Даута, где расположен старый карачаевский аул, ныне почти заброшенный, известна лесами и пастбищами. До селения есть дорога, древние тропы связывают Даут с Тебердой и Учкуланом. Из верховья можно пройти на Махар и в ущелья правых притоков Те берды, которые относятся к территории
Редактор Расскажите
о своих
походах
Личное снаряжение это, прежде всего, одежда. Совместить в одной одежке все требование горного туриста дело практически безнадежное, во всяком случае в наше время и за разумные деньги. Поэтому мы берем в горы довольно много разных вещей, но делаем это с умом, так что в результате
1983 г. Для нас знакомство с виндсерфингом произошло шесть лет назад в новом микрорайоне Москвы Строгине. На местном водоеме наше внимание привлек человек, неуклюже и с невероятным напряжением стоявший на доске. Он держал в руках парус, то и дело смешно плюхался в воду, но, весь дрожащий,
Поход по реке Корожечна с активной нагрузкой, но не сложный больше для отдыха. Выезд 7 мая после обеда или вечером (два варианта), возвращение 12 мая в 06:26 утра. Информация на http://teux. ru/koprozhechna. html У нас сложившийся коллектив с детьми от 7 до 12 лет. Также есть желающие пойти матросами при наличии соответствующих


0.070 секунд RW2