Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
ПовествованияВ горахАльпинизмНа мореПод землейПо воде ВообщеАномально


Аннотация

Вместо предисловия

От автора

Введение. Люди и горы

Первые восхождения

В горах появляются альпинисты

Возникновение альпинистских клубов

Альпы становятся тесными

Начало горовосхождений в России

Попытки создания организаций восходителей страны

Уровень развития альпинизма в России к 1914 г.

Возникновение альпинизма в СССР. Первые советские горовосхождения

Создание горных секций

Горовосхождения учащаются

Первые штурмы семитысячников

Развертывание спортивных восхождений

Государственное признание

Становление советского альпинизма. Размах альпинизма ширится

Зарождение спортивной системы

Новая организация — новые проблемы

В подарок юбилею

В предвоенные годы

Восстановление и новые рубежи. Альпинисты защищают Родину

Снова в горы

Первые послевоенные экспедиции

Смотр спортивных сил

В юбилейной сезоне

Вступая во второе 25-летие

Массовый альпинизм набирает силы

Рост спортивного альпинизма

На спортивном пути. Завершение создания спортивной системы

Нерешенные проблемы

В погоне за массовостью

Испытания на спортивном пути

За титул чемпионов

Накануне 40-летия

Сущность советского альпинизма

Глазами гостей

Выход на международную арену. Усиление борьбы за безопасность

Вступление в УИАА

Трудности массовой подготовки

Спортивное мастерство растет

Острая борьба на чемпионатах

Советский альпинизм — не только спорт

Полвека развития альпинизма в стране

Что впереди?

Итоги

Проблемы

Перспективы

Спортивное скалолазание

Приложение 1. Победители чемпионата страны по альпинизму

Приложение 2. Памятные даты по альпинизму

Приложение 3. Федерация альпинизма СССР

Приложение 4. Заслуженные мастера спорта СССР по альпинизму

Библиография изданий по альпинизму и прикладным дисциплинам

К вершинам (Хроника советского альпинизма) - П.С. Рототаев

Горовосхождения учащаются

Вскоре после восхождений на Казбек в 1923 г. создается Географическое общество Грузии. Инициатором его организации выступил профессор А. Джавахишвили, поддержанный Г. Николадзе, А. Дидебулидзе, Н. Кецховели, И. Асланишвили, А. Топадзе. Устав общества был утвержден наркомпросом республики 18 января 1924 г. Первым председателем общества стал народный комиссар просвещения Грузии Д. Канделаки, а отдел альпинизма — туризма возглавил Г. Николадзе при участии И. Асланишвили и А. Топадзе. Этот отдел и стал организатором всех восхождений грузинских любителей гор.

Уже в 1925 г. отдел снаряжает экспедицию на Эльбрус во главе с Г. Николадзе и проводниками Г. Циклаури и Я. Казаликашвили. От Пятигорска маршрут проходил по Баксанскому ущелью. На кругозоре Эльбруса они переночевали в хижине, построенной Кавказским горным обществом в 1909 г. Поднявшись утром к скалам “Приюта Одиннадцати”, они намеревались на следующий день выйти к вершине, однако на их пути встала непогода.

“Из-за неблагоприятной погоды, — писал впоследствии Николадзе, — нам пришлось просидеть на “Приюте Одиннадцати” четверо суток. Представьте себе, что именно это и дало нам возможность вчера, 12 августа, совершенно легко взойти на восточную вершину Эльбруса в количестве 19 человек, из которых 5 девушек. Удивительно то, что из “Приюта Одиннадцати” вышли 19 человек, и ни один не отстал: все взошли на вершину”.

Удивительного здесь ничего не было. Четыре дня, проведенных на “Приюте”, позволили участникам достаточно акклиматизироваться, и это дало возможность всем подняться на вершину.

В 1925 г. геофизический отдел общества провел восхождение на Казбек. На вершину поднялись 11 человек во главе с А. Дидебулидзе и проводником К. Пицхелаури.

В следующем году Симон Джапаридзе дважды поднимался на Казбек: 9 сентября (группой 15 человек, включая проводников Г. Циклаури и Я. Казаликашвили) — по пути с Гергетского ледника и 17 сентября (группой 5 человек) — по пути с Девдоракского ледника.

В конце 1926 г. Г. Николадзе был командирован ВСНХ Грузии в ряд зарубежных стран (Англию, Францию, Бельгию, Германию и Италию) на один год для совершенствования в математике и изучения электрохимии. Находясь в Лондоне, он сделал сообщение Королевскому Географическому обществу о деятельности Географического общества Грузии и восхождениях на Казбек и Эльбрус, встреченное слушателями с большим интересом. На другой встрече Николадзе — с учеными-географами — присутствовал Дуглас Фрешфилд, специально приехавший для этого из деревни, где он в возрасте 84 лет проживал на покое. Престарелый покоритель Казбека и Эльбруса опубликовал потом в печати лестные сообщения о покорении грузинскими альпинистами двух высочайших вершин Кавказа, а в личном письме к Николадзе, датированном 15 января 1927 г., писал: “Я рад снова видеть кавказские страны открытыми для всех народов мира. Нет причин, которые бы помешали Кавказу стать второй Швейцарией и по привлечению туристов. Теперь я уже старик, не могу рассчитывать попасть к вам, но я надеюсь, что еще несколько лет смогу следить отсюда за развитием вашего альпинизма в области высоких вершин и горных долин”.

В 1927 г. С. Джапаридзе с 7 по 27 августа дважды поднимается на Казбек. В том же году грузинские восходители, возглавляемые Г. Николадзе и С. Джапаридзе, побеждают Эльбрус, Андырчи и Курмычи. На последние две вершины с ними вместе шел Я. Фролов, покорявший кавказские вершины совместно с С. Голубевым и П. Панютнным еще в дореволюционное время.

Закончили грузинские альпинисты сезон 1927 г. очередным восхождением на Казбек. 9 ноября неутомимый С. Джапаридзе с 10 товарищами, начав подъем с Гергетского ледника, обошли конус вершины с запада, достигли ее седловины, откуда вышли на вершину.

Тот же год ознаменовался и другим событием. Начальник Тифлисской пехотной школы В. Клементьев, хорошо знакомый с горами по практике борьбы с басмачами в Средней Азии, организовал протяженный поход по горам Кавказа. В группу входили 12 курсантов школы. Преодолев сложный маршрут, они завершили его восхождением на Казбек. Руководил походом В. Клементьев. Проводником был М. Загашвили.

1928 год начался для грузинских восходителей С. Джапаридзе, Ш. Микеладзе, Д. Микеладзе, Г. Георгидзе, Я. Казаликашвили, стремившихся отметить 60-летие покорения Казбека Д. Фрешфилдом, неудачей. На высоте 4700 м их встретила сильная пурга и заставила отступить. Но уже 9 сентября они взяли у Казбека реванш — на его вершину одновременно ступила необычно большая группа альпинистов (41 человек). Руководили этим восхождением С. Джапаридзе, Я. Казаликашвили и Г. Циклаури. Весь подъем от Гергетского ледника до самой вершины был заснят кинооператором И. Беляковым. По материалам съемок был создан кинофильм “Врата Кавказа”. Впервые массовый зритель мог увидеть восхождение альпинистов. Последовавшие затем два восхождения группы С. Джапаридзе на Казбек подтвердили, что прошедшие пять лет развития альпинизма в Грузии заложили основы широкого освоения этого горного великана.

Пионер армейского альпинизма В. Клементьев, как и в предшествовавшем году, организовал военизированный поход курсантов пехотной школы, названный им “Через Сванетию на Эльбрус”. В своей книге под тем же названием он писал:

“Этот поход показал, какое значение имеет в походной жизни тренировка и какая нужна гибкость, самоотверженность и отвага при преодолении препятствий в горах. Пройденный тяжелый путь в 405 км дал всем участникам военно-научной экспедиции, каким, по сути дела, был их поход, хорошие навыки движения через ледники высокогорной местности, быстротекущие горные реки, каменистые обрывы и перевалы, имеющие крутые ледовые скаты”.

Закончился поход восхождением 17 его участников на восточную вершину Эльбруса.

В том же году на Кавказе несколько групп московских любителей гор штурмуют Эльбрус (группа Н. Калиновского), совершают восхождение на Джорашты-Куршоган (А. Гермогенов, В. Соловьев, И. Лукин) и Фытнаргин (И. Тамм, Н. Парийский, И. Арнольд).

Особенно ярким событием для нашей страны была первая Памирская экспедиция, организованная Академией наук СССР совместно с учеными и альпинистами Германии. Возглавлял экспедицию Н. П. Горбунов. Группой советских альпинистов руководил О. Ю. Шмидт. Основной задачей экспедиции являлось исследование Памира. Были обследованы районы ледников федченко, Танымаса и Кара-Джилги, пройдены пути с ледника Федченко в долину Ванча, обнаружено мощное оледенение западного Памира. Наши альпинисты покорили несколько вершин высотой до 6000 м. Опытные немецкие горовосходители сумели взойти на пик Ленина с юга (К. Вин, Е. Шнейдер, Е. Альвейн).

После длительного перерыва приехали на Кавказ немецкие альпинисты. П. Бауэр, Э. Бейгель, X. Ниснер, Е. Тилманн совершили восхождения на вершины Тоттау, Катынтау, Каргашинтау. В некоторых из этих восхождений участвовал В. Семеновский.

Итак, первое пятилетие советского альпинизма принесло обнадеживающие результаты. В эти годы был покорен ряд вершин Кавказа, положено начало освоения Памира. Одновременно выявилось основное направление в развитии альпинизма в стране: массовая подготовка молодежи, помощь альпинистов науке в исследовании труднодоступных горных районов, военно-прикладное использование спорта горовосходителей.

В 1929 г. грузинские альпинисты покорили вершины Салынан и Ляльвер (рук. Д. Микеладзе), Азау-баши и Кичкинекол (рук. Ш. Микеладзе), Брутсабдзели (рук. Г. Георгидзе). Выполнению намеченной на этот год широкой программы восхождений альпинистов Грузии помешал несчастный случай на Тетнульде. При штурме этой вершины группой С. Джапаридзе, Г. Николадзе и П. Двали в результате срыва погибли Джапаридзе и Двали. Все участники других грузинских восхождений были отозваны для спасательных работ.

Появились на Кавказе альпинисты и из других республик и городов страны. Так, на вершинах Эльбруса побывало в 1929 г. 9 групп (7 — на восточной и 2 — на западной). Ленинградцы (Б. Делоне и П. Панютин) покорили Хаджибей-баши и Большой Джаловчат на Западном Кавказе. Ряд восхождений совершили участники “Рабфака во льдах” (на Асмаши, Сарыкол-баши, Бангурьян, пик Комсомолец, Наверианитау).

В 1929 г. советские альпинисты во главе с Н. Крыленко попытались подняться на пик Ленина. При первом штурме участники были вынуждены вернуться с высоты 6000 м: у них, обутых в неутепленную обувь, отчаянно мерзли йоги. При втором штурме были использованы валенки. Н. Крыленко вышел к вершине с геологами Н. Латкиным, Д. Ивановым и красноармейцем Нагумановым. Не имевшие подготовки геологи вскоре прекратили подъем. Нагуманов с Крыленко достигли высоты 6600 м. Отсюда Крыленко пошел один. В пятом часу дня он достиг высоты 6850 м. Силы еще позволяли двигаться к вершине, но для него стало ясно, что спускаться тогда придется в темноте. Крыленко отказался от слишком рискованного дальнейшего подъема. С седловины гребня Крыленко и Нагуманов спустились на север. С тех пор эта седловина называется перевалом Крыленко.

В 1929 г. было положено начало альпинистскому освоению Тянь-Шаня. Тогда к его центральному району направилась первая украинская экспедиция, возглавляемая М. Погребецким. Так в горовосхождения включились представители Украины — впоследствии один из основных отрядов советского альпинизма. Экспедиция обследовала ледник Южный Иныльчек и непосредственные подступы к вершине Хан-Тенгри, считавшейся тогда высочайшим пиком всего Тянь-Шаня.

Одновременно в том же районе действовали московские альпинисты В. Гусев, Н. Михайлов, И. Мысовский, стремившиеся проникнуть на ледник Северный Иныльчек.

В Заилийском Алатау Тянь-Шаня молодые любители гор Казахстана штурмовали Мало-Алматинский пик (позднее получивший наименование пика Комсомола). Отсутствие опыта и сложные условия погоды не позволили им добиться успеха.

Перечень восхождений 1929 г. был бы не полон, если не упомянуть восхождений группы курсантов Бакинской пехотной школы на вершину Шахдаг (4243 м), ставившей целью проверку своей подготовленности к действиям в трудных горных условиях.

Восхождения 1929 г. свидетельствовали о том, что интерес к горам со стороны отечественных восходителей растет. Это можно усмотреть в росте числа восходителей, в попытках штурмовать такие высокие вершины, как пик Ленина и Хан-Тенгри, в успехе одного из старейших альпинистов нашей страны В. Семеновского, покорившего в составе группы немецких альпинистов южную вершину Ушбы.

В 1930г. усилиями Центральной горной секции и многих энтузиастов гор подготовка к очередному сезону проходила особенно активно. Когда в 1930 г. комсомол выступил инициатором создания Всесоюзного физкультурного комплекса “Готов к труду и обороне”, альпинисты горячо поддержали это начинание, направленное на превращение физической культуры и спорта в одно из важнейших средств коммунистического воспитания молодежи, и ввели его в качестве обязательного требования для участников всех альпинистских мероприятий. Комплекс ГТО сыграл огромную роль. в развитии физической культуры в стране. Вся работа по его внедрению была построена на патриотических идеях воспитания жизнерадостных, физически развитых и здоровых граждан молодого советского государства. Эти же задачи лежали в основе всей работы по альпинизму.

В 1930 г. начал свою спортивную деятельность будущий организатор многих замечательных восхождений, брат погибшего год назад на Тетнульде Симона Джапаридзе — Алеша. Вместе с сестрой Александрой, Я. Казаликашвили и А. Авалиани он дважды покоряет Тетнульд. Затем на этой вершине побывали и другие группы грузинских восходителей (Ш. Микеладзе и А. Николайшвили), а также московские альпинисты во главе с Э. Левиным, И. Николаевым, Л. Перлиным.

В районе Осетии грузинские альпинисты (рук. Г. Георгидзе и Ш. Дзагнадзе) добиваются победы над вершинами Хорисар, Лазгцити, Цители, Цхара-Дзма. Группа во главе с А. Гвалия совершает восхождение на Бангурьян и Эльбрус. Алеша Джапаридзе предпринимает даже попытку взойти на южную вершину Ушбы. Его группе удается подняться до “красного угла” Ушбы, но этот отвесный утес стал для нее непреодолимым препятствием. Смелый спортсмен понял, что небольшого опыта, который он получил при восхождениях на Тетнульд, мало для борьбы с Ушбой. Уходя от “красного угла”, Алеша сказал товарищам, что они еще вернутся к Ушбе, и написал эти слова на ее скалах.

Москвичи во главе с А. Гермогеновым в 1930 г. взошли на Джорашты-Куршоган и Шаурту, группа Ю.Голдовского — на Бодорку и Лайлу, а группа Б. Делоне и И. Тамма — на Башиль и Тютюргу. Росло количество восхождений на Эльбрус и Казбек.

Армейские восходители в этом году организовали большой поход по маршруту Нальчик — Кутаиси с восхождением на Коштантау. В составе участников похода было 57 слушателей академий и курсантов училищ, многие из которых впервые отправлялись в горы. У современных альпинистов вызвало бы улыбку включение для начинающих подъема на такую сложную вершину. Но тогда горы были не так известны и подобные парадоксы встречались нередко. Поход прошел успешно, но от восхождения, естественно, пришлось отказаться.

В 1930 г. любители гор Казахстана в составе Г. Белоглазова, В. Горбунова, И. Мысовского покорили Мало-Алматинский пик, а затем пики ОПТЭ и Десятилетия Казахстана. На эти же вершины позднее поднялись В. Семеновский с Г. Белоглазовым.

Из этих примеров видно, что 1930 год характеризовался усилением активности восходителей. Они победили более 20 вершин, большинство которых было завоевано впервые, Отрадно было и то, что в альпинизм включился Казахстан. Заилийский Алатау стал впоследствии вторым после Кавказа центром массового альпинизма. Организационная структура в форме горных секций при советах ОПТЭ доказывала свою жизненность, укреплялась, привлекала все шире молодежь, стремившуюся не только к восхождениям на вершины, но и к походам по горным ущельям, ледникам, перевалам. Число секций на предприятиях, в учреждениях и учебных заведениях резко возросло.

30 апреля 1930 г. ЦИК СССР своим постановлением обязал “Высший Совет Народного Хозяйства Союза ССР организовать массовое производство необходимого для нужд физической культуры оборудования и инвентаря”. Постановление содействовало в дальнейшем и производству горного снаряжения.

Этот период известен многочисленными дальними пробегами, проплывами, звездными эстафетами, массовыми кроссами. Альпинистская молодежь действовала в межсезонье в составе своих физкультурных коллективов, но организовывала и самостоятельные мероприятия (специальные занятия, кроссы, походы), стараясь разносторонне подготовить себя к многообразной и сложной деятельности в горах.

Видимо, именно поэтому альпинистский сезон 1931 г. начался необычно рано. Он был открыт большим горнолыжным походом по маршруту Твиберский перевал — Местиа — Латпарский перевал — Тбилиси. Его участники — представители Москвы, Ленинграда, Горького и Тулы — успешно преодолели все трудности высокогорного маршрута в зимних условиях, резкие изменения погоды, тяжесть рюкзаков и проявили большую выносливость и волю к победе.

Летний сезон 1931 г. альпинисты начали дружно. В нем было совершено восхождений больше, чем в любом из предшествовавших. Грузинские восходители покорили Уилпату (группа И. Асланишвили.) Мазери, Катынтау, Гестолу, Лакуцу, Адиш (группа Ш. Микеладзе), Казбек, Куро и Арджикол (группа Л. Маруашвили), Казбек по хребту между ледниками Девдоракским и Абано (группа А. Джапаридзе).

Ленинградцы, несмотря на недостаток опыта и отсутствие снаряжения (спальные мешки шили сами, веревки взяли у пожарников, вместо штормовых костюмов достали проолифенные балахоны, трикони делали вручную из петель оконных форточек), провели первую учебную экспедицию городского ОПТЭ в ущелье Дыхсу. Участники экспедиции проходили обучение на скальных, ледовых и снежных склонах, а затем совершали восхождения на вершины. Ленинградская горная секция направила группу во главе с И. Юрьевым в район Гвандры, послала своих представителей в школу инструкторов (В. Буданов, В. Недокладов, П. Настенко, К. Нарбут, К. Дубков). Действовали альпинисты города Ленина и в районе Домбая (группа В. Митникова) и в Сванетии (группа А. Изергиной). В сезоне 1931 г. ленинградцы добились победы над многими вершинами Кавказа.

Столичные любители гор, возглавляемые А. Летаветом, совершили восхождения на Цариут-хох и Тебулосмта, группа во главе с Н. Поповым — на Мазери и Гульбу, а альпинисты во главе с В. Соловьевым — на Уилпату. Особого успеха добились москвичи в Безенгийском районе, где группа В. Абалакова взошла на вершину Миссестау с запада от Миссескоша. Та же группа поднялась на Дыхтау по северному гребню. Успех сопутствовал и группе А. Гермогенова, взошедшей на Миссестау по южному гребню.

На другом конце страны — на Камчатке было совершено восхождение на Ключевскую сопку. Участники штурма Г. Семенов и В. Дингес не только достигли вершины, но и спускались в кратер вулкана.

Выше приведена только часть восхождений 1931 г., но и они свидетельствуют о планомерном наступлении на вершины гор родной страны. Так, за год на Эльбрус поднялось 87 человек (из них 65 на восточную и 22 на западную вершины), кроме того, две группы осуществили этот подъем на лыжах. Одной из них руководил ветеран отечественного альпинизма профессор В. Конопасевич, а второй — молодой альпинист-горнолыжник И. Черепов.

Особенно следует остановиться на освоении восходителями Тянь-Шаня. Как уже говорилось, еще в 1929 г. украинские альпинисты исследовали район ледника Южный Иныльчек, а их московские коллеги — район ледника Северный Иныльчек. В 1930 г. на Северном Иныльчеке работали уже две группы (В. Гусева и Г. Суходольского), а в 1931 г. — целая экспедиция, которой руководил Г. Суходольский. Украинцы, закончив исследование южной части Иныльчека, в 1931 г. поставили перед собой дерзкую цель — осуществить то, чего не удавалось никому из предшественников,— покорить вершину Хан-Тенгри.

Исследования Центрального Тянь-Шаня, в частности района расположения Хан-Тенгри, начатые П. Семеновым-Тян-Шанским в 1856—1857 гг., были продолжены многими его последователями. Один из них, горный инженер И. Игнатьев, в 1886 г. определил высоту вершины в 7320 м. В 1900 г. итальянские альпинисты Ч. Боргезе и профессор Г. Брохерель с проводником М. Цурбриггеном организовали экспедицию на Хан-Тенгри. Однако им не удалось подойти даже к его подножию. Особенно упорные попытки покорения вершины предпринимал немецкий альпинист и географ Г. Мерцбахер. В 1902 г. он пытался подойти к Хан-Тенгри через Баянкольское ущелье, но также не смог приблизиться к подножию вершины. В 1903 г. Мерцбахер с группой тирольских проводников прошел весь ледник Южный Иныльчек и достиг основания вершины. Отсюда Хан-Тенгри открылся ему во всем величии. Штурмовать столь недоступную, по его мнению, вершину Мерцбахер не решился, но уточнения в изученность района внес значительные.

К концу 20-х годов сведения о намерении украинцев штурмовать Хан-Тенгри дошли до зарубежных альпинистских кругов. В мировой печати появились скептические отклики. В одной из немецких газет бывший участник экспедиции Мерцбахера Ф. Костнер прямо заявлял: “Я могу утверждать, что на сегодняшний день Хан-Тенгри недоступен, русская экспедиция не достигнет этой вершины”.

В то время опыта высотных восхождений у советских альпинистов практически не было. Отсутствовал он и у участников украинской экспедиции. М. Погребец-кий и Ф. Зауберер были знакомы с Альпами. Погребецкий к тому же совершил ряд восхождений в горах Тянь-Шаня, но на вершины значительно меньшей высоты. Однако альпинисты хорошо изучили район, его суровые метеоклиматические условия, приобрели опыт караванной переброски грузов, группа была снабжена утепленными ботинками, спальными мешками, веревками, штормовыми костюмами и крючьями, заказанными в Австрии. Был тщательно разработан план штурма — разведка пути к вершине, прокладка маршрута с заброской лагерей и последующее восхождение.

5 сентября с базового лагеря (4860 м) вышел отряд, в котором были альпинисты, члены научной группы, носильщики, кинооператор. А до этого две небольшие группы в течение пяти дней выполняли подготовительную работу: прокладывали путь к вершине, организовали лагеря на высотах 5400 и 6040 м, снабдили их запасом снаряжения и питания.

Начало подъема основной группы оказалось сложнее предполагаемого: продвижение многих тяжело нагруженных людей из-за глубокого снега и периодической непогоды проходило медленно. Путь до лагеря 5400 м на перемычке хребта Тенгри-Таг занял два дня, а в дальнейшем еще более затянулся. Еще задолго до лагеря 6040 м окончательно определилось, что дальше могут идти только трое из восходителей: М. Погребецкий, Ф. Зауберер и Б. Тюрин.

Медленно движутся перегруженные участники тройки. Дает все больше знать себя высота. Спускаются сумерки, а затем и ночная тьма. Ветер усиливается, гасит пламя факелов. Сухой морозный снег больно бьет в лица. Дышать становится все труднее. Усиливающийся мороз заставляет все чаще останавливаться, снимать ботинки, растирать замерзшие ноги. Руки тоже мерзнут и плохо слушаются.

Наконец и лагерь 6040 м. Установив палатку, альпинисты залезают в спальные мешки. Ночью пришлось подниматься и переносить палатку: совсем рядом сверху падали то ли камни, то ли глыбы льда, а отлетающие льдины или кусочки фирна гулко били по крыше.

Утром изменили направление подъема: по снежному желобу, которым собирались идти, летели глыбы льда. Пошли по скалам. Здесь движение замедлилось. Скалы крутые, заснеженные и обледенелые. Все чаще приходится отдыхать. На остановках пытались забивать крючья в мраморную породу и привязываться к ним, так как удержаться без этого было сложно. На наиболее крутых участках пути шли без рюкзаков, а затем вытаскивали их на веревках. На очередном бивуаке поставить палатку не удалось. Альпинисты разложили мешки на расстеленной палатке и привязали их к крючьям.

Дальнейший подъем продолжался то по крутому снежному склону, то по столь же крутым скалам. Все увеличивавшаяся высота и накапливавшаяся усталость делали людей вялыми, медлительными. Мороз пробирал насквозь. Неожиданная пурга заставила отсиживаться привязавшись к крючьям и накрывшись палаткой. К вечеру подъем застопорился: сорвался Зауберер и сдернул веревкой Погребецкого. Тюрину удалось удержать обоих.

И снова альпинистов накрыла ночь. Подъем замедлился до предела. Иногда приходилось двигаться на четвереньках.

Вершина! Торжественный вскрик Тюрина прибавил всем сил. Альпинисты поднялись на скальный гребешок и вдруг остановились как вкопанные. Верхняя часть снежного купола пирамиды сначала только угадывалась. Присмотревшись, восходители заметили, что снежная верхушка Хан-Тенгри по контуру светится голубоватым слабым светом. Она казалась совсем рядом. Но кратковременный подъем сил иссяк.

Сброшены рюкзаки. В скальные выступы забиваются крючья. К ним привязываются спальные мешки. Ни есть, ни пить не хочется. Только спать.

Наступили шестые сутки штурма — 11 сентября 1931 г. Оставив все на бивуаке, альпинисты начали последний бросок к вершине. Низко нагнув головы, упираясь руками в согнутые колени, часто останавливаясь, они еле ползли.

Наконец вершина достигнута. Хан-Тенгри сдался! Заветная мечта сбылась.

В 1931 г. памирцы планомерно шли к разгадке “узла Гармо”. В этом году Н. Крыленко с Л. Бархашем, А. Поляковым, С. Ганецким, В. Коломенским, П. Жерденко и доктором Г. Розенцвейгом проделывали один сложный маршрут за другим, преодолевая перевалы в 4000—5000 м. Совершали восхождения на вершины. Но ни с одной из них так и не удалось увидеть пик Гармо. Его загораживали другие вершины или мрачные тучи, прикрывавшие памирские хребты в то лето особенно часто. И все же усилия группы не пропали даром. Они явились очередным шагом к разгадке тайны этого горного узла.

Сезон 1931 г. показал, что советский альпинизм растет и по количеству восхождений, и по числу участвовавших в них спортсменов, и по расширению географии альпинизма. Появилась новая форма учебных мероприятий — учебные альпинистские лагеря. Они были представлены небольшим лагерем Московской кинофабрики “Совкино” в ущелье Шхельды (нач. Б. Кудинов) и экспедиционным лагерем Ленинградской горной секции ОПТЭ в ущелье Дыхсу (нач. В. Недокладов, зав. учебной частью Б. Делоне). В отличие от современных, эти лагеря имели всего несколько палаток, установленных на выбранной площадке и предназначенных для использования в течение всего сезона. Но уже тогда стало ясно, что это прогрессивная форма, позволяющая организовать планомерную подготовку альпинистов.

С 1931 г. особенно четко наметились два основных направления развития советского альпинизма — учебное и спортивное. Оба направления и поныне неразрывно связаны между собой: учебное готовит молодежь, которая с накоплением опыта пополняет спортивный альпинизм, лучшие же спортсмены помогают в подготовке кадров инструкторов и тренеров.

Очередной, 1932 год начался горнолыжными походами, в основном, грузинских альпинистов: поход с восхождением на вершину Цхара-Цхро (рук. А. Гвалия) и поход с двукратным переходом Главного Кавказского хребта (рук. Г. Георгидзе).

Летом 1932 г. организует ряд экспедиций Грузинский ОПТЭ. Одна из них (рук. И. Асланишвили) добилась победы над вершинами Эдена, Пасисмта, Шода, Гезетау южная, Шаритау, Чашура, Мачхапари, Каинафцег. Участники второй экспедиции (рук. Д. Церетели) взошли на Казбек по пути Ш. Микеладзе. В районе того же участка Главного Кавказского хребта экспедиция во главе с А. Джапаридзе покорила вершины Шаритау, Штула, Белую и Черную Незнакомки.

Ленинградцы из своего лагеря в Дыхсу выполнили восхождения на окружающие его вершины, а в районе Западного Кавказа взошли на Эрцог (группы А. Вальтера, Г. Великсона, Е. Белецкого), Большой Джаловчат (группа Е. Белецкого), Малый Домбай-Ульген (группа Г. Великсона), Буульген и Чотчу (группа В. Митникова), Клухор-баши (группа В. Корзуна). Ряд восхождений совершили члены экспедиции Ленинградского ОПТЭ в районе Архыза (рук. А. Громов).

Московские любители гор прошли перевалы Чатын и Шхельдинский, а также сделали восхождение на пик Щуровского с плато (группа В. Староскольского), покорили Гестолу, Катынтау и Джангитау (группа А. Гермогенова, куда входили и братья Абалаковы). В этот выход они намеревались пройти траверс Безенгийской стены, но непогода не дала возможности его закончить. А. Гермогенов с Д. Гущиным взошли на Башха-ауз и Бубис-хох, а затем вместе с И. Антоновичем и А. Золотаревым покорили Уилпату. На Центральном Кавказе москвичи впервые победили Донгузорун (группа Б. Тычинина), а также повторили восхождения на Гестолу (группа В. Соловей) и Миссестау (группа И. Николаева). В том же году ЦС ОПТЭ провел на Кавказе два учебных похода (в Цейском и Балкарском ущельях).

Продолжали привлекать внимание альпинистов и гиганты Кавказа — Эльбрус и Казбек. Только на Эльбрус за последние три года поднялось 187 человек.

В 1932 г. группа московских альпинистов (рук. А. Летавет) совершила восхождение на вершину Сарытер (5100 м) в Тянь-Шаньском хребте Куплю. К тому же году относится и организация горной секции при Казахстанском ОПТЭ (руководителем ее стал Г. Белоглазов).

Итоги прошедшего сезона заставили альпинистскую общественность глубоко проанализировать состояние своего вида спорта и наметить планы на будущее, предусматривающие значительное расширение практических мероприятий. Были восполнены пробелы в издании методических и технических пособий по альпинизму. Новые книги, правда, еще не выпускались, но достаточно широко использовались возможности для публикации таких материалов в журнале “На суше и на море”. На его страницах производился обмен опытом организационной, методической и практической работы между горными секциями республик и городов. Благодаря журналу советские альпинисты и горные туристы знали об освоении наших гор и получали информацию об основных событиях мирового альпинизма.

В конце 1932 г. собрался первый пленум горных секций ОПТЭ. Он подвел итоги работы за десятилетие существования альпинизма в СССР, обсудил имеющиеся достижения в работе, покритиковал недостатки. Пленум одновременно явился и организационно-учебным семинаром по передаче опыта передовых горных секций тем, которые еще только приступали к работе.

Вскоре семинары по альпинизму стали осуществляться в республиках и городах. Параллельно с теоретическими семинарами по организации, методике подготовки, технике проведения практических мероприятий, по прикладным дисциплинам в секциях все шире развертывалась физкультурно-спортивная работа (сдача норм ГТО, осенние и весенние кроссы, лыжные походы, занятия в гимнастических залах), как эффективное средство подготовки к восхождениям. Все это создавало условия для более широкого развертывания альпинизма в стране.

Начался 1933 год лыжными походами грузинских альпинистов в горную Рачу и Нижнюю Сванетию (рук. А. Гвалия), в Хевсуретию и Чечню (рук. Г. Георгидзе), в Южную Осетию (рук. М. Макашвили), на перевалы Майли и Гудаурский (рук. Г. Бакрадзе). Большой отряд московских горнолыжников (рук. Н. Калиновский) проводил поход в районе Теберды. По маршруту перевал Цаннер — Ингур — Тбилиси прошла группа во главе с А. Жемчужннковым, из Сухуми в Псху — альпинисты под руководством В. Денисова.

В Ленинграде в работу по альпинизму активно включились ОПТЭ Володарского, Октябрьского, Петроградского и Выборгского районов. Устраивались альпинистские выставки, проводились лекции, доклады и консультации по вопросам альпинизма, организовывались семинары. В ряды ленинградских альпинистов влилась молодежь с заводов “Красный путиловец”, “Электросила”, Ижорского.

Та же работа проделывалась и в Москве. Были организованы горные секции в Московском университете, на автомобильном и других заводах.

Украинские альпинисты, вложившие до того года много сил в тянь-шаньские экспедиции, развернули массовую подготовку горовосходителей и на Кавказе. Постепенно в республике складывалось ядро организаторов и руководителей массовых мероприятий: М. Погребецкий, В. Ирушкин, Н. Коляда, В. Головко, К. Павелл. В Харькове в ту пору сосредоточивались основные силы альпинистов Украины. Массовую работу харьковчане вели уже с 1932 г. Тогда крупная самодеятельная группа во главе с Ф. Зауберером организовала даже небольшой лагерь на поляне Азау. В дальнейшем практика таких походов-лагерей применялась все шире.

Значительно активнее развертывалась работа по альпинизму в Казахстане и других республиках.

Грузинские альпинисты в честь десятилетия восхождения групп Г. Николадзе и А. Дидебулидзе на Казбек в 1923 г. провели ряд экспедиций, организованных республиканским ОПТЭ, а также самодеятельных походов. Были покорены вершины Марух-баши, Эрцог и Аманауз (рук. И. Асланишвили), Шхара, Нуам-Куам, Тетнульд, пик Вахушти (рук. А. Гвалия), Уллутау, Кулактау, Лацга (рук. А. Джапаридзе), Хутый Малый (рук. А. Тамлиани).

Москвичи в различных районах Кавказа совершили восхождения на Домбай-Ульген главный (рук. Б. Алейников), Бжедух (рук. В. Цейдлер), Чегет (рук. В. Кизель), Кулактау (рук. Н. Попов), Коштантау (рук. Алексей Малеинов) и др.

Ленинградцы взошли на Чхалту-Дзых (рук. И. Юрьев), Тютюн-баши (рук. В. Митников), Зуб Суфруджу (рук. А. Вальтер) и др.

Украинцы, впервые выходившие на серьезные кавказские вершины, покорили Гезетау (рук. Н. Коляда) и Суган-баши (рук. В. Мороз). Альпинисты Северной Осетии победили в родных горах Чанчахи и Дубль-пик (И. Антонович и А. Золотарев).

Всего на Кавказе в сезоне 1933 г. было покорено более 50 вершин. На них побывали сотни восходителей. Поднимались альпинисты на вершины н других горных районов страны: Алтая, Тянь-Шаня, Памира. Так, москвичи взошли на высшую точку Алтая - Белуху (рук. В. Абалаков) и пик Иикту (рек. Е. Казакова), а казахстанцы – на Тянь-шаньские пики Абая (рук. Г. Белоглазов) и Манас (рук. В. Цейдлер).







  
Для обучения горных туристов советы по туризму и экскурсиям и Институт повышения квалификации туристских кадров организуют семинары и школы. Некоторые туристы овладевают необходимыми знаниями и навыками самостоятельно. Как проверить результат своей подготовки, как выделить среди многочисленных знаний и умений те, без которых
Базовый лагерь. Высота 5300. Пациенты кхумбалатории . Сережа Ефимов наш лучший гитарист. Матч Хоздвор Кухня . Встреча капитанов. Киногруппа (слева направо): В. В. Венделовский режиссер, Д. И. Коваленко оператор, А. В. Хергиани высотный оператор. Вручение вымпелов штурмовой двойке. Наши высотные носильщики
Схема массива Алайского хребта: Ледники: 22 Дарапиоз; 23 Айланыш; 24 Жинны; 25 Кривой; 26 Клюева; 27 Тутек Северный; 28 Перевальный; 29 Поперечный; 30 Яшилькуль; 31 Арчабаши; 32 Учебный; 33 Путову. От пика Игла (5301 м) Алайский хребет тянется далеко на восток. Для Матчи он
Редактор Расскажите
о своих
походах
N Наименование Кол во Вес, кг Примечание 0 Носимый Аварийный Запас: индивидуальный мед. пакет спички/зажигалка нож 1 0, 2 всегда при себе! 1 лыжи палки пара 3 в носках лыж петли 2 тросики для лыж 3 0, 3 1 запасной 3 шнурок для таскания лыж 1.
В 1760 г. в альпийское селение Шамони приехал двадцатилетний Гораций Соссюр. Будущего ученого поразило величие Монблана высочайшей вершины Альп. У юноши появилось неодолимое желание подняться на нее. Понимая сложность подобного предприятия, необходимость
С 12 по 24 августа приглашаем совершить путешествие по Фанским горам. На нашем пути узкие, глубокие ущелья и каньоны будут чередоваться с высокими перевалами, с которых можно любоваться скалистыми, снежно ледовыми бастионами вершин пятитысячников , голубизной красивейших высокогорных Аллаудинских


0.078 секунд RW2