Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Аннотация

ПРЕДИСЛОВИЕ

СЧАСТЛИВЫЕ СЕЗОНЫ НА ШЕЛЬФОВОМ ЛЕДНИКЕ РОССА

Проект РИСП

На сцене появляется «зонтик»

На шельфовом леднике Росса

«Звездный час» Джима Браунинга

Антарктида умеет побеждать

«Ну и что! Так и должно было быть»

Снова на «Джей-Найн»

Узнаем друг друга

Счастье улыбается и нам

Соленый керн

ФЛЕТЧЕР, КАМЕРУН И ДРУГИЕ

Департамент на шестом этаже

Джозеф Флетчер

Ледяной остров Флетчера

История о пропавших розах

Иерусалимские артишоки

«Чесапик-Инн»

«Добро пожаловать на наш остров!»

Надежда из Ричмонда

«Здравствуйте, я Ричард Камерун»

«Сладкая жизнь»

В пяти минутах ходьбы вверх по течению

КОСТЕР СИМПОЗИУМА

«Милая, эта старая дорога зовет меня...»

Баллада о скунсах

«Пойзон айви»

Пламя на Ростральных колоннах

Я ИСКАЛ НЕ ПТИЦУ КИВИ

Нежелательная персона

Сестры

«Есть ли у вас друзья киви!»

Первая встреча с киви

Мистеры Даффилды

Антарктические киви

Майор Хайтер

Пересечение острова

Новые эмигранты

Менеринги

Опять Менеринги

«Рыбьи яйца»

Дама

Как я улетал

Катастрофа во льдах

Русские киви

Ирландцы О'Кеннелли

До свидания, киви!

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Я искал не птицу киви - И.А. Зотиков

«Милая, эта старая дорога зовет меня...»

Ночное небо было таким по-горному, таким по-южному темным, И все-таки огромные кроны деревьев вокруг поляны были еще темнее. Нижние части деревьев там и сям высвечивались огромным костром. Вокруг, зачарованные, стояли мужчины и женщины и смотрели на огонь, на тени и отсветы на деревьях. Молчали. Слушали какие-то старинные мелодии, песни. Набор инструментов у музыкантов был непривычным для нас: скрипка, виолончель, гитара и банджо. И песни были не наши. О людях, переплывающих соленое-соленое море в поисках счастья, об удаче, о разлуке, о дороге, которая зовет, ведет... Да нет, это же были наши песни, только слова другие.

Девочка, я должен уйти от тебя.

Милая, я должен покинуть тебя.

Покинуть, уйти, когда теплое лето,

Когда прекрасное лето придет....


Так грустно пел среднего роста парень в такой знакомой застиранной зеленой штормовке.

Он горестно тянул каждый раз слова «девочка» и «милая», а потом быстрым речитативом договаривал фразу.

Девочка, это шоссе зовет меня.

Милая, эта старая дорога зовет меня,

Зовет меня в путь, в путь.

Туда, на запад, зовет она меня, меня одного.

Девочка, мне бы остаться здесь!

Милая, ты ведь знаешь, как я хочу остаться здесь!

Но ноги сами идут вперед, идут вперед по этой дороге,

Они сами идут, сами, и я должен идти за ними.

Девочка, я уже должен бежать,

Милая, ты ведь знаешь, я должен уже бежать сейчас,

Ноги уже сами идут по дороге, и у меня нет выхода, только идти...


Всех в этой компании трогали эти слова, и мужчин, и женщин, собравшихся здесь. Ведь это был вечер, «костер», который устроило руководство Института изучения полярных стран Университета штата Огайо в честь участников Международного симпозиума по антарктической гляциологии. Поэтому каждый из мужчин, стоявших здесь, знал, что такое уходить в далекую дорогу из дома, а каждая из женщин тоже знала, что такое разлука.

Теплая южная сентябрьская ночь мягких предгорий Аппалачских гор, страны Фенимора Купера, страны делаваров. Штат Огайо. Осень 1981 года.

Я столько раз бывал в этой стране по дороге в Антарктиду, обратно, домой из Антарктиды, по делам Антарктиды, что обычно чувствовал здесь себя «как дома». Но в этот раз я летел с тяжелым чувством. Непросто было в мире. Как-то встретят, думалось. И вот я и мой товарищ по Антарктиде и начальник по работе в Москве Володя Котпяков стоим здесь такие обласканные. Все стараются всячески показать свое расположение. Не знают, где посадить — чем накормить. Полтора года назад, когда я уезжал из Америки, все было по-другому, хуже. Значит, просто люди устали от жесткого официального курса.

Когда мы несколько часов назад приехали на эту чудесную поляну, один из хозяев спросил нас, что бы мы хотели повидать в Америке. Но, конечно, он не мог и догадаться, что я отвечу.







  
На несложных участках реки, где скорость течения невелика до 2, 0 м/с, глубина потока не выше колена, ширина не более 25 м, дно песчаное или каменистое (мелкие камни), просматриваемое, пологое, а тем более, когда к месту переправы подходит хорошо набитая тропа (не путать со звериной тропой к месту
Как случилось что я стал полярным исследователем? Случайного в этом ничего нет, как с пятнадцатилетнего возраста все мои стремления сосредоточились на единой цели. Все, чего я достиг в качестве полярного исследователя, является результатом обдуманной, добросовестной, тщательной
На гигантском перешейке между Черным и Каспийским морями, не рассеченный ни одной рекой, вздымается Главный Водораздельный хребет (ГВХ) горной системы Большого Кавказа. Начинаясь на западе северо западе возле Анапы на берегу Черного моря, он непрерывной осевой цепью тянется на 1100 км почти
Редактор Расскажите
о своих
походах
••••• Лекарства от своих любимых болезней К •••• Витамины К •••• Аскорбинка 1 г К •••• ИМП К •••• Пластырь К ••••• Крем от солнца 1 •••• Губная помада гигиеническая 1 •••• Стрептоцид 1 • Спирт 100 мл 1 •••• Валидол К •••• Теоникол К •••• Левомицетин 1 •••• Сульфадиметоксин
1983 г. Ветер шевельнул тонкий перкаль палатки, стряхнув с полотна несколько холодных капель, и я окончательно понял, что проснулся. Сразу вспомнилось: сегодня идем в Географическую. Другой мыслью, тревожной, было подозрение на дождь. Прислушался. Нет, тихо. Просто на скатах
Незапланированный радиальный выход на перевал Онтор мы сделали во время разведки с целью просмотра пути подъема на перевал Джигит. Перевал Онтор можно без преувеличений назвать уникальным: это очень простая технически и неутомительная по затратам сил седловина, находящаяся


0.039 секунд RW2