Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Походы     Приглашаю в поход     Горные отчеты (Азия)     Горные отчеты (Европа)     Лыжные отчеты     Водные отчеты     Пешие отчеты     Официоз     Суперпутешествие  


Самарская Лука-2003

День первый. Восхождение на гору Сосновую

День второй. Ребята отправляются в Самару (Оля Окунева, Оля Узинцева, Ира, Юрка), а мы идём дальше

День третий. Основная задача - подобраться как можно ближе к горе Верблюд

День четвёртый. Восхождение на гору Верблюд

День пятый. Возвращение в Самару

Карта похода. 01.05.2003 - 05.05.2003

Самарская Лука-2003 - Пеший туризм - Отчеты

День третий. Основная задача - подобраться как можно ближе к горе Верблюд

К вопросу подъёма на гору Верблюд мы подошли фундаментально: было решено, что будем на неё подыматься по южным отрогам, дабы не мучится на неисследованных северных склонах. Тем более, судя по карте, северные склоны (те которые обращены к Волге) достаточно круты. Как оказалось в дальнейшем, эти наши опасения несколько преувеличены, и подъём на Верблюд не сложен с любого направления. Лишь бы погода была сухая: в дождь склоны размокают и становится достаточно скользко.

Всю ночь шёл проливной дождь, сменившийся под утро противной унылой моросью. В голове мелькала мысль, что не плохо бы было пополнить запасы воды, но выбираться из тёплого спальника под под капли дождя совсем не хотелось. Тук-тук-тук - навеваются грустные мысли. И как не грустить, после нужно будет обязательно просушить палатку, тент палатки, тент, которым укрывали наш слабенький костёр. А время то уходит.

Но не смотря на нашу лень и дождь, где-то в 12 часов пришлось двинуть дальше. Кстати, утром пару раз туда-сюда мимо лагеря проехал трактор. Двинулись той же дорогой на север, постепенно углубляясь в Самарскую Луку.

Кстати, пространство в доль дорог в Жигулях достаточно замусорено: постоянно попадаются пустые пластиковые и стеклянные бутылки, обрывки тряпок, обуви, бумаги, что несколько портило впечатление от дикой природы. Так хотелось ощутить себя первопроходцем, а тут БАХ - пара заросших бетонных плит в лесу валяется.

Ну так вот, сначала дорога была достаточно чётким и наезженым просёлком, который довёл нас до лесозаготовительной делянки. Видимо утренный трактор таскал брёвнышки. За лесопильной делянкой дорога постепенно превращалась еле примятую полевую тропу, которая постепенно сошла на нет и пропала.

Короче, мы заплутали. Не то чтобы мы не знали где мы. Мы даже знали, в какой стороне приблизительно находится Верблюд. Просто хотелось дороги. Хоть какой-нибудь дороги. Чтож, надо осмотреться: Эд пошёл на восток, а я начал описывать длинную петлю на запад - юго-запад. Эд обнаружил заросшую подлеском просеку на север, мне же повезло больше - на юго-западе я обнаружил просёлок идущий практически точно на запад. Логика подсказала, что лучше всётаки идти на запад.

На пути к этому просёлку находились две ямы, где мы с успехом помыли наши грязные каны (по причине дефицита воды, мы не мыли каны нашей питьевой водой), двинули дальше. Дорога нырнула в лес и нас снова обступили деревья. Не знаю как кому, но эта дорога напоминала кадры из плохого кино о постядерном будущем: деревья упавшие и перегородившие нам дорогу, гигантские муравейники теснящиеся у обочины, нетронутая опавшая листва на колее, противный ливень, заливающий лицо, таинственное поскрипывание окружающего леса. Такая трудно проходимая дорога мало похожа на зимник Подгоры-Ширяево. Утешало одно, в Жигулях заблудиться не возможно, так как с севера, юга, и востока они омываются Волгой.

Внезапно мы выходим на перекрёсток и обалдеваем. наша дорога вливается в нечто, что дорогой назвать язык не поворачивается: этакое месиво чёрной грязи глубиной по щиколотку, а то и по колено. Но явно по этому морю грязи ездят, и не только зимой, но и летом. Значит до этого мы всётаки шли не по зимнику. У Эда берцы, у меня резиновые сапоги, которые я одел утром вместо привычных кроссовок, а Саше повезло не слишком. У неё кроме кроссовок ничего нет.

Саша: У меня действительно были кроссовки, но я не жалею. В них идти удобно. А чтобы ноги чувствовали себя более или менее комфортно, я одевала носки махровые, потом пакеты полиэтиленовые, потом опять носки. Помогает. Потом я подумала, что еще в пакеты можно положить бумаги или газет.

Делаем вдох и начинаем месить грязь. Теперь нам становится ясно, почему прерывается на лето транспортное сообщение между Подгорами и Ширяево. По такой жиже могут ездить лишь трактора да армейские Уралы.

Солнце начинает припекать, а мы продолжаем двигаться вперёд, попутно обсуждая легенды Жигулей. На данный момент нас более всего занимает та версия, что в Жигулях находится подземный секретный пункт управления для нашего правительства на случай войны. То что в Самаре есть бункер Сталина, куда теперь даже водят экскурсии, мы уже знаем. На счёт подземелий в Жигулях ходят же упорные слухи. Тем более настораживает закрытый статус Самарской Луки. Пусть она и национальный парк, но почему доступ туда только с разрешения администрации. А судя по заброшенности края, эти разрешения практически не даются.

Лосиный остров в Москве - тоже национальный парк. Но доступ туда свободен. Вполне понятен закрытый статус Жигулёвского заповедника - заповедник всё-таки.

Ещё одно противоречие: хоть Самарская Лука и Национальный парк, там вовсю ведутся лесозаготовки (Например недалеко от сел Ширяево и Подгоры), да и охота там возможна (мы видели в лесу полуразрушенные загоны и специальные замаскированные домики для охотников). Короче полный бред.

Озадачил нас и Эд, заявивший, что две круглые ямы у дороги, мимо которых мы проходим, диаметром метров по 10-15 являются взрывными воронками. Ещё большее удивление мы испытали, когда обнаружили в лесу (в метрах семи от дороги) две железобетонные плиты. Судя по деревьям, которые просто вросли в эти плиты, бросили их в лесу лет сорок назад. Сходимся в одном, Жигули и Самарская Лука достойны более пристального внимания и исследования.

А тем временем, дороги на нашем пути ввергают нас в состояние лёгкой паники: они сходятся и расходятся, появляются и пропадают. Мы тупо смотрим в карту и угораем: судя по карте, есть только две дороги из Подгор в Ширяево, которые на полпути сливаются в одну. Если же верить реальности, этих дорог не меньше десятка. Приходится пользоваться испытанным методом: идём дорогами, которые ведут на север и на восток. Так мы хоть как-то выдерживаем направление. Попутно решаем, что в следующий раз надо будет обязательно прихватить шагомер, что отсчитывать пройденное расстояние - это должно упростить ориентирование и отсчёт пройденого пути. Я же жду характерного Z-образного изгиба дороги, который бы сигнализировал, что мы на подходе к Ширяево.

Время уже к вечеру, но ни каких характерных изгибов нет. На очередном привале, когда мы отдыхаем, Эд сбросил рюкзак и ушёл вперёд на разведку, откуда он и приносит утешительную новость: дорога поворачивает и кажется, что нужным нам образом.

В процессе рассказа Эд стряхивает с себя клещиков и борется с ними "по интеллекту": отрывает им головы. Я же на себе клещиков не нахожу и грустно про себя прикидываю, сколько их уже впилось. Логика железная: если на одежде их нет, значит они под одеждой. Впрочем, как потом выяснилось, опасался я напрасно.

Эд принёс ещё одну радостную весть, у дороги обнаружен колодец. Мы с Сашей хором кричим: "Вода!!!" - но Эд грустно говорит, что колодец завален пустыми бутылками и человеческой бытовой дрянью. Мда. Коментарии тут излишни. И даже дело не в том, что у нас на троих осталось литра полтора воды, как минимум до завтрашнего обеда, когда мы планируем выйти к Волге. То есть горячий ужин и завтрак с чаем нам не светят. Просто среди дикой природы проявления такого человеческого свинства смотрятся чрезвычайно ярко и неприятно. Когда мы вышли из Подгор на дорогу в Ширяево, Саша даже начала подбирать мусор и складывать его с собой. Но потом бросила это дело, уж слишком много для нас троих мусора стало попадаться. Сами-то мы давно и достаточно быстро привыкли не сорить в лесу, по этому, люди, которые гадят чуть ли не под себя, смотрятся весьма и весьма...

Дорога пролегает между двух холмов мы медленно доходим до поворота дороги налево. Очень неудобно идти по склону холма, пробираясь через буреломы и завалы. Но это единственный выход, так как дорога, пролегающая ниже практически не проходима.

Встали. Эд снова, бросив рюкзак, идёт на разведку на противоположную сторону дороги (так и хочется сказать "на другой берег дороги") и скрываеся из глаз, взобравшись на гору. Я же решаю исследовать нашу сторону и начинаю восхождение по дороге, которая забирается в гору на юго-восток. Есть подозрение, что это та самая дорога, которая обозначена на карте слабым пунктиром, и должна нас вывести на южные отроги горы Верблюд. Только на карте она идёт не на юго-восток, а на северо-восток. Но после всех петляний, вихляний и мотаний, после того, как мы обнаружили в Луке множество не обозначенных на карте дорог, мы карте не верим и готовы на любые сюрпризы.

Подымаюсь наверх и попадаю на лесную вырубку: пни, груды сучьев, ошмётки коры, рваные тряпки, мусор - настоящая дикая природа. После вырубки дорога поворачивает на север, и я всё больше склоняюсь к тому, что эта та самая дорога, что нужна нам.

Спускаюсь в низ и докладываю ситуацию Саше. Вскоре приходит Эд, и сообщает, что с его стороны на горе тоже вырубка, а на северо-западе видны дымки. Облегчённо вздыхаем, видимо это Ширяево, а значит мы на правильном пути. Эд предлагает встать на его вырубке и заночевать, я же предлагаю подняться по дороге в гору и встать на ней. Во-первых, от Ширяево подальше, а во-вторых, к Верблюду поближе. Так и решаем.

Карабкаемся задыхаясь вверх по склону через вырубку и тут Эд совершает находку: находит запечатанную, неиспользованную пачку презервативов. "Это - ЗНАК!" - с придыханием говорит Эд. Мы смеёмся. "Это значит, что мы на правильном пути" - продолжает Эд. "Точно: это значит, что мы е#$%ся. А судя по всему будем е#$ться и дальше."

Подымаемся наверх и начинаем выбирать место для ночёвки. Первоначальная идея встать на вырубке отвергается практически сразу: уклон слишком велик - так что, встаём в лесу. Эд начинает плотоядно потирать руки: "Эх, сейчас костёрчик сообразим, супчик сварим." На что мы с Сашей хором восклицаем: "Да ну его!". Эд, глядя на наши усталые лица, понимает, что дальнейшие разговоры на эту тему бессмысленны. Нам на фиг не нужен костёр, нам на фиг не нужен горячий ужин. Нам хочется одного: упасть и замереть. Эд вздыхает: "Ну, чтож, ставим палатку и баиньки."

Ставим палатку и падаем в неё. Наверно, это был самый тяжёлый день за всё время похода. Но и прошли мы в этот день самое большое расстояние, заплатив за это гудящими ногами и разламывающимися плечами. Один только Эд, как огурчик: всё ходит вокруг палатки, переодически начинает напевать (причём за гитару так и не берётся, что для него достаточно не обычно).

Меня начинает терзать любопытство и я выбираюсь из палатки наружу. Эд бродит вокруг с задумчевым видом, оглядывается по сторонам, подымает с земли какие-то листочки, внимательно их рассматривает, роняет на землю и бредёт дальше. Я озадачен. Эд смотрит на меня грустным взглядом:

– А я уже два дня не курю. Эх. Покурить бы...

– Ну покури

– Так нечего же. Я последние сигареты Ире отдал, когда они от нас в Самару уехали.

– Ты настоящий мужчина, Эд. Ты пожертвовал ради женщины самым дорогим. – на его лице смесь гордости и сожаления.

– Говорят, что дубовые листься можно курить. – Снова вздыхает. — Слушай, Миша, а у тебя вроде бы чай в пачке был?

– Был.

– Давай! – Эд напоминает начинающего моржа, который наконец-то решился нырнуть в прорубь.

– Держи!

Эд берёт газетный клочок и начинает его ловко скатывать в трубочку. Я с искренним интересом наблюдаю за процедурой. Усталость забыта, желудок уже не урчит от голода. Эд колдует.

Давай закурим, товарищ, по одной...
Давай закурим, товарищ, по одной...

Помнится была у меня одна... Ну, это не важно. Поехали мы с ней к ней на родину, в деревню, к её отцу. Да тут деньги у нас все и вышли. Что делать? Курить-то хочется. На счастье дед самосад растил. Тогда-то я и научился самокруточки делать... – а сам глаза закатил (воспоминаниям, дескать, предался).

Да только что-то не очень у него получается: чаёк просыпается и самокруточки. Вздохнул он, и решил делать простую козью ножку, чтоб не мучится и закурил. (Надо честно сказать, что утром он всётаки сделал великолепную самокрутку - мастерство не пропьёшь). Ах, какой был аромат! А какие жуткие рожи Эд корчил! Да, чай со слоном покрепче Беломора будет. Я предложил ему покурить в палатке, чтоб разогнать комаров и клещей, но честный Эд сказал: "Да ты что! Я же вторую за один вечер не осилю выкурить!"

Перекурил Эд, и полез в палатку, где мы уже с Сашей сухим пайком разминались. Готовить горячее сил не было, да и вода, как я уже писал, на исходе была. На троих около литра осталось. Я себя ругал почём зря, ведь прошлой ночью шёл дождь, надо было не полениться, вылезти из палатки, растянуть тент и набрать воды! Сейчас бы горя не знали. Сам для себя решил, если этой ночью тоже дождь будет, наберу воды обязательно.

Видимо небеса мои молитвы услышали, и дождь пошёл. Пришлось нам с Сашей вставать из тёплых спальников, одеваться и идти под дождь. Утром когда встали, нас ждал сюрприз. Во-первых, вода стекала с тента совсем даже и не в подставленный кан, а прямо на землю, так что воды набралось не больше литра. А во-вторых, эта вода противно отдавала резиной. Так что, ни кто её не рискнул пить, кроме меня.






  
Раскладка легкая Раскладка приведена на один день, подбор продуктов в зависимости от предпочтений. Схема питания утром каша, вечером каша или суп через раз (каждый вечер суп у нас не пошел). Перекус съедается по желанию в течение дня за один или более раз.
В 1958 г. борьба за восьмитысячники несколько активизировалась. В этом году проводились три экспедиции. Две из них намеревались покорить Дхаулагири и Чо Ойю в Гималаях, а третья Хидден пик в Каракоруме. Американский альпинистский клуб организовал очередную экспедицию на Хидден пик (8068 м). Руководил экспедицией Н. Клинч. В состав альпинистской
Рис. 23. Мазарский узел. От слияния истоков река Западный Токаист плавно поворачивает вправо по ходу, огибая отрог. За поворотом открывается ледник. По лавинному мосту переправляемся на правый берег, чтобы не переходить левые притоки и сократить подход к перевалу Панорамный (49). Подъем на ледник возможен по обеим береговым
Редактор Расскажите
о своих
походах
1983 г. Этот случай произошел в горах Памиро Алая. С седловины перевала вниз вел длинный 60 градусный ледовый склон. Двигаться решили по перилам. В месте перестежки на вторую веревку стояли двое, ожидая, пока внизу приготовят очередную лоханку во льду. Один из них снял рюкзак и примостил
1983 г. рассказ тренера Все началось с восторгов и удивлений. Хочешь, покажу одну уникальную стену? сказал мне как то в начале шестидесятых годов Валерий Павлотос, мои сподвижник по освоению крымской альпинистской целины. Валяй. Мы тогда бредили стенами. Доехали до Алупки, и он показал на далекую
Хотим присоединиться к опытной компании или компании знающую окрестности г. Белуха. 2 человека хотят пойти в поход в окрестности г. Белуха с 10 июля по 26 июля 2008. Подготовка минимальная, эсть все необходимое снаряжение. Хотим поситить Томские стоянки, возможно подняться на пик Титова 3700м. напротив г. Белуха и возможно переход через


0.050 секунд RW2