Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
ПовествованияВ горахАльпинизмНа мореПод землейПо воде ВообщеАномально


Альпинизм

Горбунова Ира. Лето - это маленькая жизнь

Валентин Иванов. Лицом к лицу с Эверестом

Михаил Туркевич. Четверо на ночном Эвересте

Юрий Бурлаков. Шаан-Кая

Альпинизм - Повествования о путешествиях

Горбунова Ира. Лето - это маленькая жизнь

Несколько дней из жизни альпинистов.

Альпсборы ТФА.

Альплагерь Дугоба.

Август 2004 г.

6.08

Ира Горбунова
Ира Горбунова.

Еще вчера я возвращалась из командировки. В голове вертелась подозрительная мысль: а может остаться дома? - я так по всем соскучилась! Но, билеты куплены, рюкзак уже где-то стоит собранный и дожидается хозяйку, да и слишком часто по ночам стали сниться горы (верный признак отпуска!).

Я попрощалась с детьми и поехала обратно на Новосибирский вокзал. Теперь нужно найти своих альпинистов, не разминуться бы. Как только я зашла в вокзал, я увидела толпу пестрых и веселых ребят с невероятным количеством суровых рюкзаков. Ошибки быть не могло - мои! Знакомые встретили меня крепкими объятиями, незнакомые приветливо улыбались. Столбик настроения стремительно побежал вверх - жизнь налаживается.

Время до Барнаула пролетело незаметно - мне кто-то подсунул пряжу и крючок. То ли нервы расшатались, то ли не вязала давно.… В общем, за пять часов я дважды связала шарфик для начальника сборов - мамы Гали. (главное найти правильный подход к начальству!)

До чего же приятно, когда на вокзале тебя сразу встречают и провожают! Поезд стоял целый час, и мы успели вдоволь наговориться. Минуты прощания были практически слезными, мысленно все уже ждали того момента, когда мы все встретимся в сентябре.

Погрузившись в поезд, я заметила, что поезд какой-то странный. Например, я не обнаружила первого купе, оно было полностью завалено нашим грузом, так что прошлогодние казахские тюки казались мне ручной кладью. Примерно через час пути, кое-как все куда-то рассосалось, и можно было расположиться, покушать и начать. Покушали, ребята продолжали "педсовет", а я попыталась заснуть на верхней полке.

Уснуть мне удавалось, но не надолго. Возгласы: "а кто это у нас там спит?!", сменялись щекоткой, требованиями показать паспорт и лицо и вот уже утро, с каждым часом натиск становился все более жестокий, и мне пришлось проснуться. Станция Семипалатинск - это уже Казахстан. Мы купили по мороженке, жизнь показалась мне прекрасной, и мне ужасно захотелось все это записать… (так родилась идея вести дневник сборов).

8.08

До Бишкека доехали достаточно быстро и традиционно, и вот мы в Азии. Как и планировалось, регистрация и поиск машин заняли целый день. В это время весь состав альпинистов разбился на инициативные группы соответственно интересам либо территориальной принадлежности и отправился на базар.

В первую очередь в столовую - завтракать. Национальная кухня на рынке не блистала разнообразием, "ароно" мне попробовать так и не удалось, но мне предложили заменить его мантами, та же участь постигла и остальных гурманов. Добровольцы пошли за местным вином, завтрак плавно перетекал в обед, когда к нам подошла еще одна инициативная группа во главе с начальством. У них была радостная новость - нам выдали временную регистрацию, теперь мы были полноценные жители Бишкека. Это дело решили отметить, и добровольцы опять побежали за вином. Появился шанс превратить обед в праздничный ужин. Сделали почти свадебный стол (из нескольких столов кафеси), груздочки (если это были они) под деревенской сметанкой были особым украшением этого стола, и посиделки продолжились еще пару часов.

Далее гулять по базару стало значительно веселее. Сложно подобрать слова для того, что бы описать Азиатский базар. Те, кто ни разу там не бывал, следующий абзац пропустите - вы все равно ничего не поймете и не сможете себе представить этот рынок. Пестрое разнообразие фруктов, сухофруктов, шум, гам, ароматы пряностей, невероятное разнообразие восточных салатов (мне даже не удалось запомнить и половины ингредиентов) и еще тысячи неизвестных и известных товаров по непонятным ценам. Все это создавало эффект фантастической карусели. А под воздействием вина и в дружной компании веселых друзей, это действо становилось просто феерическим. Мы осмелели, начали все пробовать, потом обнаглели - начали жрать и когда по третьему кругу мы пошли пробовать орехи, курагу и морские камешки, местное население нас раскусило и с нас стали за пробу требовать сомы. Наевшись, мы побрели на вещевой рынок Дордой (альпинисты прозвали его Дурдом). Периодически мы встречали другие инициативные группы, которые резко отличались от местного населения и одеждой, и походкой, и вообще поведением. Да… Азиатские рынки с Барнаульским базаром не сравнить!

Вечером пришли трагические новости. Погиб в лавине под Ханом Алексей Храмцов. Уезжая, мы знали о трагедии на Хане, знали, что там был кто-то из Барнаульцев, но были уверены - нашим там быть еще рано. Что же с Геной? Пережить смерть двоих представлялось не возможным. В голове вертелась мысль: "Домой! Домой! Я сейчас хочу быть с друзьями!" и самая назойливая "Я не хочу в горы, я их ненавижу!" Спасибо тем, кто в эти минуты нас поддерживал, у кого на плечах я плакала, без вас все было бы тяжелее. Дозвонились до Антона, услышали в трубке желанные слова "Гена жив, с ним все в порядке, остальное неизвестно." Стало на одну каплю легче и появилась надежда, что известия про Алекса могут быть ошибкой, решили позвонить с переговорного пункта и поговорить нормально. Связь так же была очень плохой, но ответы наши вопросы мы получили. Алекс погиб.

9.08

Сегодня утром казалось, что это был дурной сон, и собравшись в сентябре мы его увидим, услышим его песни и будем как обычно веселиться…

В Азии очень много удивительного. Например, как 60 человек с грузом на месяц и снаряжением могут поместиться в пять газелей? Как можно выяснять отношения с гаишниками в течение пяти часов? И т.д.

Дорогу до Оша описать цензурно сложно. Кое-как загрузившись в газели, мы проехали один час и нас остановили по причине перегруза и продержали 4 -5 часов. Мы облюбовали местные газоны и расслаблялись, пока нам не объяснили, что лежать на газонах неприлично. Когда ждать стало невыносимо и все стали нервничать, в ход пошла тяжелая артиллерия - мама Галя. И все как-то само собой утряслось. Половина пошла пешком по кустам, половина поехала на попутках, чего-то заплатили водители, и мы тронулись дальше, подобрав путешественников по дороге. Оказывается все просто! Весь остальной путь так же не радовал расторопностью - Азия!

К вечеру дорога становилась интереснее, и мы уже любовались горами. Могучие перевалы с характерным серпантином сопровождались тоннелями, защищающими от схода камней на дорогу. А на самом верху мы проехали через тоннель длиной 3700 метров (!!!), нашему восторгу не было предела. К заходу солнца мы доехали до водохранилища. Ну, возможно это и водохранилище, но для меня это было море! Народ не смог удержаться что бы не спуститься к воде, а спустившись и опустив руки в воду… Никого даже не остановило, что купальники на дне рюкзака, и никто даже не стал их искать! Девочки в одну сторону - мальчики в другую. Вода - парное молоко, волны - невероятно огромные, и заходящее солнце… Я думаю, что это купание было одним из самых ярких впечатлений сборов.

Ночная дорога запомнилась обрывками, в машинах спать было очень неудобно т.к. нас было много - комковались как могли. Дорога казалась бесконечной, мы все время куда-то заезжали, выгружали какие-то шприцы (я думала, что это вообще кошмарный сон, оказалось так и было), все время где-то останавливались. Вылезли из машин, когда остановились у кафеси. Грязный от копоти народ занял все лежачие места на дастарханах. Люди были похожи на сомнамбул. На столах горели свечки (во всей деревне отключили электричество) и мы спали. Никто, ни точно, ни примерно не знал, сколько нам еще ехать.

10.08

Приехали в Ош рано утром, поспали на асфальте, побродили по кафешкам. Только собрались ехать обнаружили, что у нас ретировался один из водителей - Азия! Выехать утром не получилось, только в обед. Дорога до лагеря просто не могла пройти гладко. Вместо обещанных 4-5 часов ехали до ночи. Были проблемы с пропусками, а в Шахимардане нас просто не пустили дальше. Но "не пустили" как-то странно. Разрешили идти пешком и возить грузы только на УАЗике, это как-то было связано со сложностью дороги.

11.08

Проснулись мы утром в альплагере Дугоба, в стеклянной столовой. Да, да! В стеклянной столовой! Прямо лежа на полу и не вылезая из спальника можно было любоваться пейзажами. Я умылась и не торопясь обошла весь лагерь. Корпуса, домик КСП, склады, столовая,…так много всего и все такое цивильное! Как жаль, что сейчас это все не работает и мы здесь одни. Пока я ходила мне, всюду виделись люди в брезентовых анораках, с деревянными ледорубами в руках, и круглыми рюкзаками за спиной. Лица у них были довольные и обгоревшие, а у многих они были намазаны цинковой мазью, самые матерые и опытные альпинисты спасались от солнца густой бородой. Это были те люди, которых мы сейчас называем ЛЕГЕНДА СОВЕТСКОГО АЛЬПИНИЗМА. Среди них были мои знакомые мастера спорта, которые мне так много рассказывали об этом лагере. Они были молоды и дерзки, они были так далеки от нас, но так похожи! Они отличались-то только яркостью одежды, да еще может быть тем, что среди них было много национальностей и все дружны, а у нас не совсем русского напоминал только Вася Терехин, со своей цыганской внешностью, да Зотов Олег, которого с легкой руки Полины Александровны мы называли киприотом. Почему я не родилась лет на 20 раньше, я бы все это увидела своими глазами! Я бы увидела тот самый строгий инструкторский состав, о котором так много слышала, я бы увидела как они довольные возвращаются с горы и заходят в эту стеклянную столовую, я бы наконец попробовала бы рубить ступени прямо как поется в песне… Эх!…

Взгляд падает на кучу нашего груза, занимающую примерно четверть этой столовой. Мозоли начинают ныть, а плечи стонать. Пока я тут сижу, народ разбирает удобный и безопасный груз (в отличие от газовых баллонов), надо поторопиться!

12.08-13.08

Самый тяжелый подъем на заброске
Самый тяжелый подъем на заброске.

Вверх поднимались вяло, вниз скакали вприпрыжку, Сделали по 2-3 заброски. Ныла спина, ноги, руки и другие части тела. Нас, как бурлаков, (не путать с дураками) радовало только одно - внизу народ кормился дынями и арбузами, которые наверх рискнули понести только самые смелые и отчаянные. Погода прекрасная и уже сегодня первые скальные занятия (а прошло-то всего ничего - 8 дней с момента отъезда). Но скальным занятиям предшествовало разбиение на отделения. Этот факт можно прокомментировать только тем, что среди участников второго разряда (26 всего) было 9 мужского пола!!! А еще какой-то глупый человек сказал, что альпинизм мужской вид спорта! А еще более глупый сказал, что альпинизм - школа замужества! Нет, вы представляете? Ха-ха-ха! Что-то здесь напутано… За то какие красивые отделения! Есть где взгляд задержать.

На занятия пошли на соседние скалы. Да… есть где в Дугобе поскалолазить! Скалы, конечно, местами сыпучие, но с Алтаем не сравнить (через пару дней мое мнение поменяется). Отрабатывали движение в связках: подъем, спуск. На спуске у меня не продернулась веревка. Ситуация была легко поправима, поднялись, поправили, спустились. А вот если бы такое на маршруте… какой-нибудь N-ый по счету дюльфер!

Вечером лагерь превратился в муравейник. Уже завтра все отделения ломанутся "бугры лохматить", открываться. Естественно все хотят открыться простой, интересной горой и что б поближе. Таких гор оказалось не так уж и много. Те, кто прощелкал клювом отправились на в. Замок и ему подобные. Народ суетливо рассматривал схемы УИАА, классификатор, кто-то уже перебирал снаряжение или клянчил у завхоза продукты.

Начспас (В.Г. Плотников) в данный момент вызывал только сочувствие. Все выпускаются, всех отследить, снабдить рациями и выпустить, а еще каждый задает по три-четыре глупых вопроса! То ли еще будет! Мы завтра идем на в. Дугоба (3А). Мы клювом не щелкали, это почти самая ближняя гора. Кроме нашего отделения, мы пригласили идти с нами Вову Катунина, с ним мы точно не пропадем и не соскучимся!

14.08

Тьма-тьмущая! И кто придумал вставать в 4.00 утра по сибирскому времени, которое к данному часовому поясу не имеет никакого отношения? Вышли мы чуть позже пяти утра. Мостик попал нам между глаз, и мы его не заметили, уперлись в прижим и ползали по нему минут двадцать. Додумались спуститься и еще раз пройти по тропе. На этот раз мостик мы увидели. Но на этом наши потемочные приключения не закончились. Только мы вышли на натоптанную тропу, как она тут же оборвалась в самом буквальном смысле слова. Наша тропа уходила вертикально вниз по скалам в каньон. И маршрут вроде бы еще не начался.… В темноте это выглядело жутко: свет фонарей не доставал ни до дна каньона, ни до соседней стены, вниз уходила лишь металлическая проволока, а внизу зловеще грохотал водопад! Умом я понимала, что все нормально, и что опасного здесь не должно быть, а кроме того мы идем точно по описанию и в описании этот спуск значится (только он подробно не описан). Но темнота действовала на нервы не лучшим образом. Адреналин начал пульсировать где-то в районе груди. Думаем: че делать? "Ладно, я пойду первым и посвечу вам, если будет можно спускаться." - самоотверженно сказал Вова и ушел во тьму. Не дождавшись особых сигналов и увидев мерцание Вовиного фонаря внизу, мы начали спуск. Спуск был не такой уж и страшный. Внизу пришлось перепрыгнуть речушку. Там нас ждал Вова: "Тут ослик!" ….??? И правда из темноты нас встречала морда с большими ушами и глазами. "Я сразу подумал, что это наш друг!" - сказал Вова. Ослик проводил нас почти до бараньих лбов, и тут наконец-то стало светать!

Наш подход длился 3 часа. Подошли, встали, рты разинули, начали руками размахивать, обсуждать. Вот этот вот…, вон та белая полоса… Где?… Вот та слева? Да, та что правее… Видишь ребро?… То что как треугольник? Нет, острое такое… Так вот нам левее! Не-а правее…и т.д. Эх, записать бы все на диктофон, а потом дать послушать: альпинистов, мастеров географического слова. Иногда, абстрагировавшись от обсуждения, я замечала висящее в воздухе непонимание, такое, что казалось его можно потрогать и цвет у него был како-то ярко розовый, неверное по тому, что все верили, что они говорят об одном и том же и понимают друг друга.

На вершине Дугоба
На вершине Дугоба.

Решение принято… "Во-о-он то вон ребро, вон от туда заходим". Зашли.… Уйдя от нас на пять метров, Вова понял - надо надеть скальники, пройдя еще пять метров - так тройки не начинаются и вернулся. Повешали веревку правее, по внутреннему углу, и стало ясно - БАТВА! Полная развальня, камни свистят, летят, ползут и падают (тогда я еще на САГУ не была). Растянуться на три веревки не получалось из-за опасности падения камней. Движение проходило крайне медленно. Подошли к ключу - лезь, не хочу. Стена 10-12 метров 80-85 градусов, гладкая, без зацепов, но с трещиной. Глядя на первого, замирало сердце - падать было куда, с промежуточными точками была напряженка. Поднялись еще двое, и Вова с верху крикнул, что, возможно, будем возвращаться. Стало обидно и тоскливо. Мы не можем не открыться и вернуться без горы! Веселье пришло с 14 часовой связью и каламбуром, связанным с термином "связь" (связи). Сами думайте - до чего мы могли там договориться! Фил, глядя с вершины, оценил нашу стеночку в 5+ . Тут разведчики донесли, хорошие новости - дальше нормально. В 15.05 мы с Астафуровой первой связкой влезли на верхотуру к самому туру.

Спускались по жуткой отрицательной сыпухе. После нее идти по тропе было до безобразия приятно. Неужели несколько дней назад я могла думать, что не хочу ходить в горы? Это действительно образ жизни.

В Каньоне нас радостным ором встретил наш утренний друг - ослик. Встреча в лагере, до чего ж это приятно - видеть друзей, которые делят с тобой радость победы. И эти вопросы "Ну как оно там?", а в ответ куча наших эмоций.

15.08

Верный друг
Верный друг.

Заброска на верхние Акташские стоянки. При слове Акташ, повеяло чем-то родным (деревня на Алтае на Чуйском тракте, по дороге в Актру).Кроме того, когда ходили на в. Дугоба видели, что Акташ и тот угол весь сенежно-ледовый. Ну, наконец-то! Безо льда и снега, лето - не лето. Мы определились с горами Акташ 4Б и Вечерний Свердловск 4А. На радостях я как-то мимо ушей пропустила то, что мы их идем два дня подряд без отдыха и то, что Акташ, самая дальняя и почти самая высокая гора ущелья, а так же то, что спуск у нас на ледник Дугоба и возвращение через перевал. Но об этом чуть позже.

Заброска была тяжелой, даже не смотря на то, что часть снаряги мы оставили под Дугобой. На Настю, которая к нам присоединилась на этот раз, было грустно смотреть - она шла с "полным комплектом". Кое-как дошли, обустроились, завтра на гору.

16.08

Первая часть маршрута согрева мое сердце и поднимала настроение. Первая часть маршрута - ледовая, я иду первой. Что еще для счастья нужно? Только пройти весь маршрут по ледовому склону. Но ребята почему-то не согласились. Привыкли, понимаешь ли, к своим Фанским горам!

Протяженность ледового участка оказалась чуть больше четырех веревок. Далее бесконечная дорога по скалам и скальному гребню. Шли тремя связками, скалы довольно простые. Я училась лазить в пластиках. Получалось довольно успешно. В 16.00 мы поняли, до вершины еще далеко, хоть технической сложности маршрут не представлял. Погода уже испортилась, а нам предстоял еще спуск непонятно куда, перевал, и вообще грозила холодная ночевка (если холодной считается ночевка в теплых горах Азии, с палаткой, в августе). На связь с нами выходил только Чапаев С. с маршрута на САГУ по 3А. У них восхождение тоже не клеилось, они заплутали. Приняли совместное решение - если к 17.00 не видим вершины, то ищем спуск и валим вниз. Ровно в 17.00 мы вышли к последнему предвершинному взлету. Так же мы увидели и наш спуск, который не представлял никакой сложности. Все живые уже к этому времени позавидовали мертвым. Бросили рюкзаки и поплелись на вершину. Ровно через час мы вернулись к рюкзакам, скушали шоколадку и начали спуск.

Под вершиной, едим шоколадку
Под вершиной, едим шоколадку.

Добил нас подъем на перевал. Кажется, я считала каждый камень, им не было конца. Внизу под перевелом, за нас болели и поддерживали Ташкентские альпинисты, которые собрались на пик Узбекистан. Мы регулярно спрашивали у них - сколько нам еще осталось (им же виднее). Периодически припадали к склону и отдыхали. Спускаться по морене оказалось ничуть не легче. Уже в самом низу мы встретили двойку наших альпинистов, которые собрались на пик Узбекистан и под перевалом остановились на ночевку. Они угостили нас чаем со сгущенкой. Как я им завидую! Там кругом снега и лЕдники, там холод! (а может, я просто забыла, что такое ночевка на лЕднике?) Уже по темноте мы добрались до лагеря, где нас встретили, горячим чаем. Кое-как построгали капусту, и Денис достал "бабушкину настойку". Вот партизан! Он не сказал, что у него сегодня день рождения! Мы узнали, что Денис однажды уже схватил холодную на свой ДР. Именно по этому он так настаивал, на том, что бы мы взяли на восхождение палатку. Ура! Все обошлось. Опьяненные счастьем возвращения и бабушкиной настойкой, мы легли спать. Нас терзали смутные сомнения, на счет завтрашнего восхождения на Вечерний Свердловск.

17.09

То ли нас поздно разбудили, то ли мы сильно устали, толи рассказ о том, что там сыпет, толи непогода,… в общем, женский состав отказался идти, парни пошли двойкой. Тем не менее, уже днем нам наскучило валяться и мы с Натальей начали задумываться о том, что делать завтра. Пятерка на Калькуш была у нас назначена только на 20 число. Три дня лежания не представлялось интересным. И тут мы нашли себе компанию на Мехнат (он же мехМат, Монблан, Маттерхорн, Манхеттен). С Акташских стоянок эта гора выглядит очень красиво. Ни один нормальный альпинист не усидит, глядя на ее контрафорсы по которым проходят 4А и 4Б (с виду они идентичные). А еще и после того как за ней прочно закрепилось название Маттерхорн, эта гора стала пользоваться неимоверной популярностью. Что бы сходить, надо было сбегать вниз и выпуститься. Для бешеной собаки круг в пять километров - ничто! По дороге обратно погода сильно испортилась. Вспоминалась запись в маршрутном листе "выход разрешаю, только при условии хорошей погоды" и суровый взгляд Валеры Плотникова. Шансов на восхождение с каждой минутой становилось все меньше. Под шум мокрого снега мы легли спать.

18.09

Я проснулась в 6 утра, выглянула из палатки и поняла - можно спать дальше. Небо было чистое, но все горы стояли в снегу, а на скальном маршруте это было не весело. На всякий случай разбудила, Дениса - он буркнул что-то вроде "ты горы видела?" В морозном воздухе повеяло разочарованием, которое язвительно заявило мне "Надо было вчера идти! Теперь сиди еще два дня в лагере". Но вскоре разочарование сменилось колебанием - проснулся Сергей, а он решительно не хотел сидеть в лагере. Время для выхода было уже позднее, на верху нам грозила холодная ночевка, как и предыдущим восходителям (они вышли на много раньше нас). Но мало чем можно остановить буйное сердце альпиниста и уж тем более не холодной ночевкой.

С Сергеем мы не ходили ни разу. Может быть поэтому, в самом начале маршрута работа продвигалась медленно, да еще вторую веревку закусило в камнях, пришлось спускаться. Под маршрутом Наталья не выдержала и оставила заначку, решив, что для таких скал у нее тяжелый рюкзак. В заначку вошли: банка сгущенки, банка сайры, кошки (?), варежки, в которых по нелепой случайности оказался фонарик, добытый непомерным попрошайничеством.

После третьей веревки все наладилось, и мы побежали очень резво. Подошли ко второму туру очень рано, и тут нас ждал КЛЮЧ! Тут-то все и началось.. Во-первых, пошел мокрый снег. Во-вторых, перила получились круто П-образные. Промежуточный крюк не выдержал Натальиного тела и вылетел. Натали неожиданно оказалась под карнизом, пролетев метра три. Сбросила рюкзак, вылезла и стала вытаскивать его и мой в придачу. Без этого крюка перила стали еще более извращенные, меня ждал "полет шмеля". Так все и случилось, а что бы жизнь малиной не казалась, меня еще сверху камнями закидало. До вершины оставалось веревки две. Предпоследняя веревка с низу казалась не очень сложной, но на деле… Там мы зависли. Опять какие-то страшные перила, которые Натали не могла долго преодолеть, опять "полет шмеля" над Дугобой, на этот раз еще более эффектный. Маятник получался такой, что моя точка находилась на том же уровне, что и станция, а веревка слегка провисала. Пролезть мокрые скалы с рюкзаком (добавился еще и рюкзак Сергея) я просто не могда. Я такое не видела даже в кошмарном сне. Серега скинул сверху мне еще и страховочную веревку. Долго думать я не стала, стиснула зубы, убрала промежуточную точку, а вот вытащить стопер мне не удалось - полетела. Жалко... Опустилась ночь. Последняя веревка была а-ля спелео! В полной темноте, мокроте и периодически вертикально. А фонарика-то у меня нету! Собрав всю волю в кулак, мы вылезли на гребень. Попытались найти спуск. В темноте Сергею прилетел камень в бровь, решили не рисковать и вернулись в гнездо, приготовленное для нас Москалями.

Пейзажи вокруг были просто восхитительные: с одной стороны огни Ферганы, с другой грозные и мрачные ледовые стены, где-то внизу поблескивали огоньки нашего лагеря, а над нами звездное небо. Ночевка была очень романтичная. Я даже спала (что в таких случаях мне обычно не удается) и нам даже удалось проспать рассвет.

19.09

Встали уже в 7.30. Быстро собрались, и немного поплутав в кулуарах, мы вышли на гребень 3А, по которому и спустились вниз. По дороге зашли за заначкой. Разлагаловка в штурмовом лагере с тушеной картошкой и заначеной сгущенкой была такой сладкой, что в лагерь идти не хотелось. Спустились мы только к вечеру, а зря. В лагере царило не здоровое оживление, смешанное с легким запахом алкоголя. Почти у всех на завтра был намечен день отдыха или подход, и можно было расслабиться. Инструкторский состав был крайне оживлен. Нас встретили радостно. А у нас все мысли были только о том, что мы завтра должны идти с Филом на Калькуш. Это будет наша первая пятерка, а у Фила - десятая.

20.09

Утром волнение не прошло, но я пыталась сосредоточиться. Собирались молча, я надела праздничные носки - это же моя первая пятерка! (праздничные носки в количестве две пары: ярко красные и желтые, были куплены на Ошском базаре за 12 сомов, сегодня красные). Настроения и настроя мне это не прибавило. Я нервничала. Фил болел.

Тропу подхода мы выбрали не совсем правильно, пришлось скакать вдоль ручья. Вскоре я упала в ручей. И тут вспомнила что, надевая праздничные носки, я взяла с собой запасные, чего не делала никогда. Я ощутила уже в который раз зачарованные способности в себе. Оказывается, я могу предвидеть будущее! Но было бы на много лучше, если бы я могла на него влиять... :-)

Кое-как мы подошли к горе. С маршрутом долго определяться не пришлось - тропа была уже натоптана. Пролезли несколько метров просто так, потом начали вешать. Вторая веревка быстро привела Олега в чувство. Это было лазанье на V+. Легких путей мы не искали, но и на все лбы не кидались. А потому хватало всякого, в том числе и сложного. Очень много приходилось идти попеременно и одновременно в связках. Идти с Олегом в связке одно удовольствие. Я обнаружила в себе некоторые способности к скалолазанью, хотя на первых веревках все время говорила "Я то куда? Я ж лазить не умею!". До чего приятная гора! Зацепы классные, ничего не отваливается, очень много каминов - одно удовольствие. Скальная порода мне чем-то напомнила родные Савушки. Остановились перекусить, начали обсуждать пройденные участки и их категорию. Народ склонялся к тому, что это легкая пятерка или не логичный маршрут. Олег был не согласен и все время вспоминал вторую веревку. Сошлись на том, что маршрут не логичный, так как при желании все можно обойти. Я же сказала словами из рекламы "А мне больше и не надо!"

Подошли к очень удобной с виду стеночке. Расхрабрившись, я гордо сказала Олегу "полезем в связках!". КМС в скальниках быстро вылез и стал принимать меня. И тут я встряла. Стенка оказалась гладкой с одной единственной трещиной переменной ширины. Пришлось постигать скалолазанье самостоятельно и сразу на практике. Стенка заканчивалась траверсом к полке. Я повисла звездой, мысленно приготовилась к полету и запищала. Олег занервничал, но виду не подал. И все-таки я смогла! Остальное не важно. Вторая двойка, прикинув, что пролезла Я и в ботинках, то для них, обутых в модные скальники скалолазов, здесь будет ерунда. Начав движение, они удивились проснувшимся во мне способностям и потребовали верхней страховки. Вопрос "Как ты тут залезла?" - согрел мое самолюбие. Вот она ПРУХА!

Не спеша, мы добрались до гребня. Пройдясь по не сложному гребню, мы вышли к дюльферу, любезно оставленному все теми же Москалями. Одна веревка и мы на сыпухе. Спускались медленно - торкнуло. Я осознавала, что прошла свою первую пятерку. Внизу скинули сбрую, и я надела высохшие праздничные носки. Вот оно счастье!

Пришли в лагерь. Болять мои крылья! Физически и морально я была полностью удовлетворена. Для первого разряда нужна 5А комбинированная, их районе всего две: САГУ и п. Матерей. Еще до Калькуша, Саня записался на САГУ и теперь позвал нас с собой. Хотя дело конечно было не в разряде. О нем я не думала вообще, я все равно пошла бы на любую из предложенных пятерок, хотя организм твердил, что мне надо бы отдохнуть - нужна дневка. Но если не завтра, то когда? А вдруг не позволит погода? И еще много таких же "а вдруг?". Тогда придется сидеть в лагере или идти на менее сложный маршрут. Сейчас я как раз в форме, прошла акклиматизация, руки и ноги на скалах держат и т.д. Решено - завтра подход под маршрут.

21.09

К обеду мы проснулись. Практически сразу начала мучить мысль о том, что надо собираться. Наш лагерь расположился на склоне. Наша платка в самой верхней точке, администрация в самой нижней. Перемещаясь по лагерю, я понимала, что это восхождение добьет меня окончательно. К трем часам дня кое-как заставляю себя выкинуть все из палатки, это решительный шаг, но он самый верный. Начинаю сортировать. В пять я почти готова. На этот раз даже Настя собралась раньше меня.

Вышли в 17.30. В каньоне нас догнал Фил и его отделение. И вот развилка, им в одну сторону, нам в другую. Слезное прощание, пожелание удачи и строгий наказ не ночевать на горе. В наше ущелье подъем более крутой и высокий. Бьется мысль - чем больше сейчас, тем меньше завтра. Узнала у Сани высоту САГУ - 4900, т.е. вторая после Акташа. Да-а-а… Завтра мало не покажется, в любом случае. В этом ущелье я еще не была, все интересно. Хотя пейзаж скучноват - длиннющая морена. В конце видна верхушка нашей вершины. С каждым подъемом гора все больше открывается, но пока рассмотреть маршрут сложно. Идти грустно, погода сопливая, периодически гора закрывается облаками. Нас обгоняют два бравых парня (они без рюкзаков). Узнали, что они идут на Двузубку по столбу (5б), они из Ташкента. Это рядом с нашим маршрутом - будет веселее.

Господи! Да где же здесь можно залезть? Справа от вершины на перевал выводит широкий ледовый склон, можно залезть по нему, а потом на вершину по гребню. Стоп! Это не больше чем 3Б. Ты забыла куда ты собралась? Тогда только по стене. Здесь халявы не будет. А может она ляжет?…

Лагерь прямо под горой, ну хоть подхода не будет.

22.09

Вышли в 8.00. Можно было бы и пораньше. Но это северная стена, солнца с этой стороны не бывает вообще, как сказали знающие люди и были правы. Очень уж прохладно. Зашли на наш контрфорс по левому ледовому кулуару. И началась война. Пули летели со свистом, жужжали. Я шла последней с верхней страховкой. На какой-то веревке я увидела летящий в меня камень, сгруппировалась, но мелькнула мысль, что такие камни живых на своем пути не оставляют. То же подумали и все остальные. Камень прилетел точно в меня и раскололся на несколько частей, в глазах потемнело. Мы все были приятно удивлены, что наши предположения не оправдались, особенно я. Попыталась пошевелиться, чувствовалась боль в плече, голове и на лице. Оказалось, от удара камнем я поцарапала свое любимое лицо об скалу, к которой прижималась. Выдержка пошатнулась, нервы дрогнули. Палочка, выручалочка, я хочу домой!!!

Я так и не поняла: я везучая или нет?

Все были на нервах. Первый - потому что шел без промежуточных (некуда было заложить), все остальные потому, что "А пули летят, пули!". Конец дня, все, на сегодня хватит, надо искать место ночевки. Наконец-то я узнала, что такое место ночевки на пятерке. Но мы даже умудрились поставить нашу двухместную палатку и залезть в нее впятером. Если при выходе из палатки сделать не один шаг, а два, то улетишь прямо до нижнего штурмового лагеря. Посредине палатки веревка - база, все в системах и даже в касках (хотя ночью все-таки мы их сняли, решив, что с верху не прилетит). Короче все по взрослому. Место было достаточно удобное, и мы решили, что основную часть мы уже прошли. Рядом с палаткой нашли промежуточный тур. Раздался голос "обратимся к описанию!". Обратились. По описанию, от второго тура шесть метров вправо по полке. Вправо от тура никакой полки нет - только пропасть. Рядом с нами скала в форме пальца, нашли в описании палец, после него движение прямо вверх по внутреннему углу. Только после нашего пальца никакого внутреннего угла не было. Тут умная Настя показала пальцем в совсем другую сторону со словами "А вот там еще палец, и вон там еще, и там, да тут все - сплошные пальцы!" И правда, кругом были одни пальцы и все как по описанию - черные. Где мы есть никому неизвестно. Завтра решили идти как обычно - по самому логичному пути.

23.08

Мы предполагаем, гора располагает. Утром вышли не очень рано, т.к. было еще холоднее. Сначала мы ушли не туда, пришлось бросить петлю и вернуться. Потом ломанулись по ледовому кулуару. Если сказать просто ледовый кулуар, то будет не понятно, куда мы поперлись. Это натечный лед, практически микст, 75-80 градусов. Саня сорвался, пролетел не много, все обошлось без травм. Когда пошли в третью сторону, то все удалось, но времени мы потеряли много. По расстоянию и по веревкам, впереди оказалось не так уж и мало. Думать о второй ночевке я просто не могла. На перемычку выводил снежно ледовый кулуар, крутизной примерно 50-55 градусов. Там у Натали сломалась кошка Мозер, потерялся винтик. Опять потеряли время. На вершину вышли в 20.00 Даже подъем на вершину не вселил в меня обычного счастья альпиниста-восходителя. Сердце стучало "Домой!". Маршрут спуска по 3Б, вообще-то это серьезно и надо быть аккуратными и внимательными на спуске. Я уже не говорю про спуск по 3Б в ночное время с фонарями. В начале спуска просматривался ледовый кулуар, а у нас один человек без кошек, это означает, что все придется вешать. Долго искали обещанный дюльфер, когда нашли то уже стемнело. Приняли решение ночевать здесь. Место в мульде было очень удобно, палатка есть, погода вроде нормальная. Но появилось такое ощущение, что мы никогда отсюда не спустимся.

24.08

Сегодня утром все встали очень рано. Нас рвало на родину. Рассвет почти на 4900 был просто изумителен. Небо меняло свой цвет от ярко розового, до синего всех оттенков. Завораживала панорама высоких гор. Пики Узбекистан и Матерей выглядели сказочно красиво. Ну, наконец-то случилось нечто хорошее и на этом восхождении. Сделали кучу фотографий. Впереди только спуск.

Пара веревок дюльфера и мы на гребне, дальше только сыпуха и лифты. Вышли на тропу. Смутные чувства, скорее похоже на облегчение, чем на радость победы.

Весь лагерь уже из далека понял по нашим побитым лицам, что ходить туда не стоит. После нашего возвращения все вздохнули с облегчением. Ура, завтра день отдыха! Буду завтра весь день лежать звездой на солнышке возле палатки и читать Кавабата Ясунари "Стон горы" (это я с собой на сборы книжку такую взяла, а до сих пор прочитала только 20 страниц).

25-27.08

Следующие дни прошли под девизом "Хватит жрать! - Великий голод!". Занудного завхоза у нас не было, поэтому все продукты как-то незаметно рассосались из продуктовой палатки по палаткам участников. "Осталась гнилая капуста, да пол пачки дуста" (Филатов). Конечно, продукты были: гречка, рис, картошка, было даже масло растительное. Но такие продукты как сгущенка, тушенка и конфеты остались в заначках у самых опытных альпинистов. А готовить было лень. К тому же все соскучились по маминой (жениной) пище, и взгляды на жующего человека становились все злее и злее, а человек с консервой в руках вызывал только один вопрос "Где ты это взял?". Люди устали есть и бороться с голодом. А вот с солью появились какие-то проблемы, ее катастрофически не хватало. Как-то на одном вечере, один гениальный человек, обсасывая палец с солью, родил не менее гениальную мысль: "А соль-то оказывается вкусная!"

Делать было нечего, кушать больше не могли, поэтому решили устроить себе праздник. Нам ведь так и не удалось ни разу собраться всем вместе. А тут почти все отделения в лагере и еще администрация ушла под Двузубку. И получилось примерно так "Ура! Родители на дачу свалили!". Позвали "ключницу", он развел спирт и понеслось. Песни под гитару (наконец-то мы увидели и услышали всех гитаристов), костер и т.д. Разошлись поздней ночью, кто как, и куда смог. На утро некоторые пошли еще на горы. Но только те, кто смог.

Так, под руководством голода и лени прошло три дня. Нестерпимо захотелось домой.

28.08

Как только вернулись родители, была дана команда "Все вниз!", я радостно собрала рюкзак и пошла в нижний лагерь. Многие решили остаться на верху еще на день, не смотря на то, что восхождения были закончены. Я же руководствовалась тем, что чем ближе к дому тем лучше. Внизу была баня, кровати и плов. И этим все сказано.

29.08

Утро было огорчено известием о том, что Вася Терехин сломал ногу. Сорвался со скалы на пупе Сельского. Скалолаз - одно слово. Спускали его на ишаке. Да, верно Вова сказал при нашей первой встрече с ишаком "Я сразу понял, что он друг!". Этому ишаку надо бы спасательский жетон на шею и медаль на бок за заслуги перед отечеством. Он нас сильно выручил. Спускали бы его целый день - это точно. Из лагеря Дугоба на УАЗике его повезли в больницу в Кадомжай - ближайшее нормальное село. Не смотря ни на что, начальство сказало "посвящению в альпинисты быть!". Новичков у нас было не много, а вот желающих над ними поиздеваться было достаточно. Место располагало: и речка, через которую натянули настоящую переправу, и всякие лестницы, и помойные ямы, в которые приходилось спускаться, и железные конструкции, как на детской площадке, только побольше и еще много интересных мест. Опытный народ очень охотно вошел в роль чертей, а новички охотно приняли пятидесяти граммовую дозу водки, положенную им. После посвящения был умопомрачительный спектакль "Про Федота значка, удалого мужичка" по мотивам сказки Филатова "Про Федота стрельца, удалого молодца". Это описать не возможно, это надо видеть. Благо, видеозапись сохранилась. Закончилось это все общей гречкой, баней и песнями под гитару.

30-31.08

Погрузились в машины. И отправились домой, в Бишкек. По дороге все уже придумывали, что они будут заказывать в Гурмане, я мысленно повторяла танцы и готовилась к обещанному выступлению. Ехать было весело, т.к. в грузовом отсеке сделали лежбище, и теперь спать было безболезненно. Приехали на место 31 вечером. Мало кто пошел в баню, т.к. все сразу ломанулись в Гурман. Народ соскучился по цивилизации. Могу про этот вечер сказать только одно: он был несравнимо веселее, чем вечер в гурмане по дороге в горы. Тогда все были какие-то серьезные, незнакомые, недоверчивые. А сейчас все друг друга любили, все отдыхали, и не напрягались. За танец я, благодаря Жене Винникову, заработала целую кепку денег, на которые мы еще гуляли весь вечер и бутылку кока-колы от заведения. Потом был мужской стриптиз в исполнении Фила и Хлимонка. Хлимонок удивил всех финалом, не без моей помощи. Разошлись ночью.

1 Сентября. День знаний.

Этот день мы полностью посвятили Азиатским рынкам и закупам подарков для родственников. Периодически заходили в кафеси и пополняли энергетический запас. Ближе к вечеру купили того самого изумительного вина и пошли в то самое изумительное кафе на Ошском рынке. Вообще отдых в Азии это нечто особенное. И такие посиделки не сравнить с нашими городскими забегаловками, которые мы посещаем, даже если и с друзьями, то все рано на бегу и в суете. Разговаривая с другом в кафе за кружкой пива, каждый мыслями находится в другом месте, в своих заботах, дома или на работе. Здесь все по-другому, здесь мы другие. Эту атмосферу, которая царит в компании друзей испытанных горами, наевшихся экстрима, уставших, но довольных в Азиатском кафе, описать сложно, это надо испытать.

Вечером состоялся официальный банкет все в том же Гурмане. Но особенно приятно было то, что он был за общественные деньги. Спасибо маме Гале, она предусмотрела даже это. Танцы, песни, шумное веселье. Нашу команду оценило все местное население. Особенно умиляло, как один киргизский кореец пел русские народные песни, типа: "ой, мороз, мороз!". Кто-то предположил, что на коленках можно проехать из одного конца зала в другой. Этому соревнованию посвятили пол вечера. Разошлись опять ночью.

2.09

Рано утром нас разбудил Вова Пензев и наступил Пензец. Потом пришел Хлимонок и настал Хлимандец. Он показал нам свои разодранные колени, после катаний по полу. В автобусе все опять спали, очень сложно организму выдержать столько банкетов подряд. На поезд мы опоздали, несмотря на то, что за все шесть часов, мы останавливались по нужде только один раз и успели сделать это за пять минут (50 человек успели вылезти, разбежаться и снова залезть в доверху забитый грузом автобус). Вот так нам хотелось домой.

Купили билеты на завтра до Локтя. Некоторых срочников малыми группами, отправили на ближайших поездах - на какие сумели купить билеты. Все остальные отправились ночевать в дружественную Алма-атинскую ПССку. Какая там сауна! А какой там скалодром! Вся служба умилялась, глядя, как наши ребята любовно развесились гроздьями на скалодроме. Даже Вася Терехин в гипсе порывался залезть и залез бы, если бы его не остановили. А еще мне понравились их милые собачки, особенно ризеншнауцер Чара. Такой классный пушистик, хорошо, что она была сыта.

3.09

Утром мы умудрились поместиться в будку КАМАЗа. Ехать было очень тяжко, некоторые даже затребовали пакетики, как в самолете. И вот мы в поезде. Все как обычно: то весело - то грустно; то голодно - то сытно; то шумно - то все спят. Услуги доктора стали пользоваться небывалой популярностью, спасибо местным грушам и сливам. Кроме того, за сборы накопилось много больных, и периодически доктор набирала в руку горсть шприцов и делала обход. Доктора стали очень активны и провели ряд медицинских экспериментов над Филом. Даже успели его спасти. После этих экспериментов атмосфера резко поменялась. Теперь, когда доктор заходил к купе и спрашивал "Как вы себя чувствуете?" все начинали бодро прыгать, задорно улыбаться и клясться, что у них все в порядке. Больных резко поубавилось. Одному Васе Терехину деваться было некуда - только довериться доктору и колоться.

4.09

И вот мы на родине. В Локте нас выпускать не хотели. Но мы отправили делегацию со спасательскими корочками и всякими командировочными удостоверениями. И слава маме Гале! Благодаря ее коммуникабельным способностям нас выпустили прямо в Локте. Я думаю, что Галя вполне могла договориться и том, что бы повернуть поезд и доехать до Барнаула, но жаль было остальных пассажиров. На перроне в Локте мы прошли жесткий пограничный фейс-контроль. Ну зачем? По нам же видно, что мы свои, родные. Вон…, некоторые даже бросились землю целовать! Ждем машину до Рубцовска. А там и до дома рукой подать, по крайней мере, Барнаульцам. Ах, как домой-то хочется!






  
16. Свободный узел , рис. 16, 16. 1. По принципу свободной петли №8 легко осуществить соединение тросов, которое, при снятии нагрузки разбирается с предельной легкостью. Способ соединения виден на фото. Оба троса должны иметь на конце петли с достаточно длинным незадействованным ходовым концом.
День сто семнадцатый, середина апреля. Летать мы уже привыкли. В машине даже спим. Однако иногда бывают происшествия. Например, сегодня, когда Савельев летал на ледовую разведку над открытой водой, остановились оба мотора. Бортмеханик, которого все называли просто Филимоныч,
До начала 60 х годов Высокий Алай, один из районов Памиро Алайской горной системы, туристами был исследован слабо. Серьезное туристское освоение его начинается с 1967 г. , и к настоящему времени уже накоплен определенный материал по высокогорной зоне. Цель нашей книги попытаться осмыслить
Редактор Расскажите
о своих
походах
1983 г. Этот случай произошел в горах Памиро Алая. С седловины перевала вниз вел длинный 60 градусный ледовый склон. Двигаться решили по перилам. В месте перестежки на вторую веревку стояли двое, ожидая, пока внизу приготовят очередную лоханку во льду. Один
1983 г. Для нас знакомство с виндсерфингом произошло шесть лет назад в новом микрорайоне Москвы Строгине. На местном водоеме наше внимание привлек человек, неуклюже и с невероятным напряжением стоявший на доске. Он держал в руках парус, то и дело смешно плюхался в воду,
Привет, люди! Очень хочется в пеший поход по Крыму, но нет опыта таких похождений и нет желания платить турфирмам деньги за это, кризис все таки. Если какая то группа позитивных людей собирается в июле августе 2010 года на недельку в такой поход, мы бы прилепились


0.063 секунд RW2