Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
ПовествованияВ горахАльпинизмНа мореПод землейПо воде ВообщеАномально


Аннотация

Предисловие

Истоки

Ленинград. Завод «Красный путиловец»

Знакомство с Кавказом. Горная секция ОПТЭ

Высокие вершины Памира

Снова Кавказ. Траверс Безенгийской стены. Финская кампания. Школа инструкторов. Траверс Ушбы

Идет война народная. Танкоград. Письма сорок второго

По дорогам войны

Снова горы. Памир. Экспедиция на пики Патхор и Карла Маркса

Советско-китайская Памирская экспедиция. На берегах туманного Альбиона

Советско-китайская экспедиция на Музтаг-Ата

Приглашение в Лондон. Восхождения. Работа над книгами. Письма

Через Тибет к подножию Эвереста

Тренерская работа в горах. Массовые юбилейные альпиниады. Последние годы жизни

Фотографии 1

Фотографии 2

Фотографии 3

Пик Белецкого - Л.М. Замятин

Советско-китайская Памирская экспедиция. На берегах туманного Альбиона

Вместе со своим другом слесарем Константином Харченко Белецкий решил продолжить работу по модернизации координатно-расточного станка. Еще перед войной он оборудовал свой СИП фрезой и дополнительным координатным столиком. Теперь они с Харченко изготовили к станку второй координатный столик. И уже можно было резать шаблон до конца, не переставляя заготовки. Вместе с Харченко Белецкий написал две специальные книги: «Современные методы механизации лекального производства» и «Оптические профилированные станки», изданные в 1949 и 1951 годах, которые вскоре были переведены за рубежом.

В начале 1948 года в семье Белецких родилась дочь Ирина.

При Географическом обществе СССР была создана комиссия высокогорных исследований. Председатель ее, профессор Я. С. Эдельштейн, предложил Белецкому принять участие в работе комиссии, «направленной на устранение разрыва между ведомственными научными исследованиями горных областей и альпинистскими экспедициями в эти районы». Эдельштейн сетовал на то, что альпинистские экспедиции, проникающие в труднодоступные горные районы, интересные для науки, редко ставят перед собой цели научного характера.

Белецкий всегда стоял на государственных позициях. Он считал, что альпинисты должны помогать науке. Вскоре его избрали действительным членом Географического общества СССР.

С самого начала работы комиссии высокогорных исследований Белецкий становится одним из самых активных ее членов. Ни одна из экспедиций Белецкого не ограничивается чисто спортивной целью. О проведенных исследованиях ледников, горных рек и хребтов он докладывает на заседаниях Географического общества, публикует в его трупах материалы о малоизученных горных районах.

Одновременно Белецкий работает над книгой «Пик Сталина». Эта книга — об истории исследования Памира и о покорении высочайшей вершины СССР — вышла в 1951 году и вскоре также была переведена и издана за рубежом.

Белецкий ведет активную организаторскую работу в федерации альпинизма Ленинграда, в альпинистской секции Кировского завода. В период летних отпусков он работает тренером в альплагере «Химик», руководит сборами альпинистов Кировского завода на Кавказе.

Летом 1951 года на Памире в центральной части Заалайского хребта работала экспедиция Ташкентского окружного дома офицеров под руководством В. И. Рацека. Впервые группе альпинистов удалось проникнуть в верховье всех притоков ледника Корженевского. Один из двух крупных правых притоков ледника (западный) был назван именем Евгения Белецкого. Это было признанием больших заслуг Белецкого в развитии советского альпинизма и в области высокогорных исследований.

Летом 1952 и 1953 годов Белецкий руководит Всесоюзными сборами по подготовке младших инструкторов альпинизма. За успешную работу ВЦСПС награждает его Почетными грамотами и премией.

В 1953 году состоялась высотная экспедиция ВЦСПС, поставившая своей целью покорение пика Евгении Корженевской (7105 м). Белецкий должен был руководить штурмом вершины, но на северном гребне пика на высоте 6000 метров он заболел пневмонией, потерял сознание, и товарищам пришлось транспортировать его вниз.

Рекордное восхождение возглавил ленинградец Алексей Угаров. 22 августа пал последний из четырех советских семитысячников. Вершины пика Евгении Корженевской достигли восемь высотников.

В Ленинграде после работы в цеху Белецкий спешит в Публичную библиотеку. Много вечеров проводит он и в библиотеке Географического общества, работая над книгой «Пик Ленина». Эта книга была опубликована в 1958 году.

В мае 1955 года Всекитайская федерация профсоюзов обратилась в ВЦСПС с предложением об организации совместных восхождений альпинистов КНР и СССР на территории Западного Китая, в горах, образующих восточную окраину Памира.

Белецкий давно мечтал о высотных восхождениях И горных системах Азии за пределами СССР. Теперь Же перед советскими альпинистами впервые открывалась реальная возможность совершить такие восхождения, принять участие в покорении высочайших вершин мира.

Решено было, что главной целью советско-китайской экспедиции явится восхождение на знаменитую вершину Музтаг-Ата (7546 м). В случае успеха на Музтаг-Ата при благоприятных обстоятельствах можно будет уделить оставшееся время для обследования соседнего горного массива Конгур и даже попытаться взойти на одну из его вершин.

Предполагалось, что в штурмовую группу советские и китайские альпинисты будут включены поровну. До сих пор в высотных экспедициях, организованных зарубежными клубами, китайцы участвовали только в качестве носильщиков. Теперь им предстояло стать равноправными восходителями. Для этого надо было в короткие сроки подготовиться физически, овладеть техникой альпинизма.

Летом 1955 года для обучения основам альпинизма на Кавказ прибыли четыре китайских спортсмена: Лжоу Чжен, Сюй Дин, Ши Сю и Ян Деюань. Их подготовкой руководил Белецкий, помогал ему опытный высотник, покоритель пика Евгении Корженевской Угаров. Хождение по скалам давалось китайцам легко, но лед и снег они не любили. Особенно трудно было привыкнуть им к снежно-ледовым ночевкам. Однако им нельзя было отказать в упорстве. Совершив поход через несколько перевалов, научившись передвигаться и страховаться на льду и снегу, китайские спортсмены успешно выдержали первый экзамен. Никак не могли они привыкнуть к европейской кухне, отказывались употреблять сахар, столь необходимый на высоте, продукт, хорошо восстанавливающий силы. Тренеры убедили китайцев, что готовить рис на высотах 5000—6000 метров, где температура кипения воды не превышает 65—70 градусов, долго и нецелесообразно. И китайские спортсмены заставили себя питаться европейской пищей.

Закончив тренировочный цикл, они вместе с советскими альпинистами вышли на штурм Эльбруса. Погода была плохая. Ураганный ветер и снегопад вынудили восходителей просидеть два дня в «Приюте одиннадцати». Лишь только видимость улучшилась, группа вышла на склон. На седловине Эльбруса (5300 м) ветер валит с ног. Мороз достигает 20 градусов. Особенно страдают непривычные к холоду китайцы. Тем не менее они мужественно переносят все невзгоды и вступают на высшую точку Европы.

Затем советские высотники вместе с китайскими товарищами вылетели на Памир.

Как всегда, Памирская экспедиция ВЦСПС, возглавляемая Белецким, кроме чисто спортивных задач предполагает осуществить посильные географические исследования и гляциологические наблюдения. Район работы экспедиции — верховья реки Караджилгасай (Восточный Памир). Основная цель — совместная высотная тренировка альпинистов перед экспедицией на Музтаг-Ата.

Объектом восхождения избрана белоснежная пирамида пика Октябрьского (6780 м), расположенного на стыке хребтов Заалайского и Зулумарт. Она давно уже привлекала внимание географов и альпинистов.

I Карта района страдала неточностями. Можно было предположить, что удастся отыскать перевалы через меридианальный хребет Зулумарт, выводящие на запад к верховьям Большого Саукдаринского ледника, и добраться к перевалу Крыленко на восточном гребне пика Ленина. На пик Октябрьский предполагалось подняться из верховьев ледника Октябрьского.

Экспедиция в составе 22 человек выехала из Оша в середине июля на трех автомашинах. Алайская долина встретила непогодой. Северо-западный ветер принес мокрый снег. Вершины закрыты облаками.

На 245-м километре Памирского тракта грузовики сворачивают с автомобильного пути и катят по бездорожью через холмы, тянущиеся на запад до самого горизонта. С трудом преодолевают они крутые песчаные подъемы. В радиаторах вскипает вода. Натужно ревут моторы. То и дело приходится подталкивать грузовики, подкладывать под колеса доски. За три часа удалось преодолеть не более десяти километров бездорожья. Но вот пологий спуск, земля твердеет, появляется трава. Высота — 4000 метров. Впереди — широкая долина реки Караджилгасай, окруженная остроконечными скалистыми пиками. Река разлилась на множество рукавов.

К концу третьего дня добрались до русла мутного потока Кокчукур, впадающего в Караджилгасай с севера. Отсюда открывается вид на Заалайский хребет.

Впереди морена, за ней сильно разорванный ледник Октябрьский.

Найдена ровная площадка для базового лагеря, закрытая от суровых ветров высокой грядой речных огложений. Высота — 4130 метров. Вскоре на речной террасе вырастают два ряда низких палаток-«памирок». Рядом—две большие палатки: кухня и столовая. Впервые Памирская экспедиция привезла с собой газовую плиту. Возле кухни — ящики с продуктами, баллоны со сжатым бутаном. Установлена мачта экспедиционной радиостанции.

Обсуждаются планы. Инициатор самых смелых проектов — московский гидростроитель Кирилл Кузьмин. Высотным альпинизмом он занялся три года назад, но уже добился выдающихся успехов. Во главе грузинских горовосходителей он покорил пик Энгельса.

Старшее поколение альпинистов представлено в экспедиции опытными высотниками. Это А. Угаров, покоривший пики Евгении Корженевской и Революции, Е. Иванов, А. Гожев, А. Иванов, М. Шилкин. Остальные шестеро представляют молодежь. Всем участникам восхождения надо как можно скорее акклиматизироваться.

23 июля отряд из четырнадцати альпинистов (в том числе четверо китайцев) вышел в разведывательный поход в верховья ледника Октябрьского.

Путь лежит по широкой долине на север, вдоль мутного потока, берущего начало от языка ледника. Справа по ходу высится пик Трапеция (6050 м). На него советские альпинисты поднялись в 1935 году.

Октябрьский — один из крупнейших ледников Восточного Памира. Альпинисты отмечают, что очертания его сильно отличаются от тех, что даны на топографических картах. Язык ледника простирался на целый километр севернее указанного. Неверными оказались и очертания истоков реки, берущей свое начало с ледника Октябрьского.

24 июля на лошадях переправились на левый берег потока. Преодолев с тяжелыми рюкзаками моренный вал, вышли на ледник. По нему текут целые потоки талой воды. Продвигаться к верховьям ледника удается только вдоль морен или по береговым склонам. В сумерках добрались до удобных для ночлега площадок. К вечеру 25 июля в верховьях ледника у подножия вершины Кызылагын установили ледовый лагерь N 1. Оставив здесь снаряжение и запас продуктов, большая часть отряда спустилась в базовый, лагерь. Разведчики продолжают обследование ледника. Группа А. Гожева уходит к верховьям безымянного ледника, у которого ночевали накануне. Четыре часа подъема по снежным полям — и альпинисты достигают перевальной точки в хребте Зулумарт. Внизу зеленая долина. Итак, открыт новый перевал в верховьях реки Сауксай. Его назвали перевалом Профсоюзов.

Заканчивается подготовка к восхождению на пик Октябрьский. Белецкий проводит совещание. Решено, что на штурм выйдут 19 человек. Но есть еще одна задумка: в случае успеха небольшая группа сильнейших может попытаться с вершины пика Октябрьского продолжить траверс Заалайского хребта до перевала Крыленко и далее — до вершины пика Ленина. Таких длительных высотных траверсов не совершал еще никто в мире. Возглавит эту группу заместитель Белецкого заслуженный мастер спорта Кирилл Кузьмин. Для этого необходимо сделать заброски: занести на гребень Заалайского хребта 45 килограммов продуктов и горючего. Группа наблюдателей с ультракоротковолновой радиостанцией будет оставлена на гребне.

На крутом снежном склоне прилепились пять приземистых «памирок». Дует сильный ветер. Плотно затянуты входные рукава палаток, и в них довольно тепло, всего минус 8.

Из этого лагеря гребень уходит сначала к седловине, а затем поднимается к безымянной вершине высотой 6673 метра, за которой пик Октябрьский. Одна за другой, пробивая в снегу глубокую траншею, связки движутся к седловине. Альпинисты надели на себя всю теплую одежду. Рюкзаки полегчали, но подъем отнимает много сил. Все чаще приходится останавливаться, чтобы отдышаться. Через каждые сто метров вперед выходит свежая связка «топтунов».

Очень опасны висящие на гребне карнизы. Одно неосторожное движение — и масса льда и снега вместе с человеком может обрушиться вниз. Китайские спортсмены связаны с наиболее сильными советскими восходителями. Всех четверых китайских спортсменов, непривычных к таким высотам, одолевают рвота и головная боль. Это типичные признаки горной болезни. Иногда китайцы останавливаются и показывают жестами: «Всё. Дальше идти не можем». Советские альпинисты подбадривают их.

Пик Ленина еще скрывается за снежным гребнем, но уже видны верховья ледника Корженевского, цепь вершин Холодная Стена, а за ними Алайская долина.

На безымянную вершину надеялись выйти к полудню, но просчитались. Вот уже к склонам ее приближается холодное солнце. А альпинисты все топчут и топчут следы в сухом, сыпучем, как песок, снегу. Преодолев крутой взлет, они разбивают бивак невдалеке от безымянной вершины.

Как трудно заставить себя рано утром вылезти из теплого спального мешка, когда палатка скрипит от мороза и иней, наросший изнутри, сыплется за шиворот! Обуться, одеться, приготовить пищу, собрать рюкзаки, свернуть бивак — каждое движение на шеститысячной высоте, на ледяном ветру требует огромного усилия воли. И снова тяжелое, монотонное топтание снега. И так до самой вершины. Только вперед. Выбора нет. Раз решившись, однажды вступив в эту игру, приняв ее жестокие правила, восходители борются с высотой и собственной слабостью до победы.

И вот девятнадцать альпинистов выходят на безымянную вершину высотой 6673 метра, которую, по предложению Белецкого, в честь дружбы советского и китайского народов называют пиком Единства. С вершины открывается необъятная панорама горных хребтов. На западе — 2-километровая южная стена пика Ленина, к югу от него — еще не покоренная безымянная вершина высотой 6852 метра. Открыты взору хорошо знакомые по прошлым экспедициям пики Коммунизма, Революции, Евгении Корженевской. У Джоу Чжена на глазах слезы радости. Записку с именами первовосходителей прячут в консервную банку, которую закладывают в тур из обломков скалы.

Дальше — спуск на перемычку между пиком Единства и пиком Октябрьским по крутым заснеженным скалам. Внимательно страхуя друг друга, альпинисты движутся вниз. Через два часа все собираются на седловине. Здесь удобное место для бивака. Завтра предстоит набрать последние четыреста метров высоты, отделяющие восходителей от вершины пика Октябрьского.

Уже установили палатки, когда погода начала ухудшаться. Облака закрыли склон пика Ленина, а затем потянулись на восток к хребту Зулумарт.

К вечеру седловину окутал густой туман. Началась метель. Приготовив пищу и поужинав, альпинисты залегли в спальные мешки.

На рассвете 15 августа ветер все так же свистит в оттяжках палаток, бросает в лицо снежные иглы. Непогода может простоять долго. Продукты и горючее на ; исходе. Решено выходить на штурм. На седловине в опустевшем лагере остается самый молодой альпинист — радист экспедиции Слава Автономов.

С огромной скоростью проносятся над гребнем клочья облаков. Сгибаясь под ветром, альпинисты идут на 1 подъем. Высота уже 6700. Даже в пуховых рукавицах мерзнут руки. Лидирует двойка Кирилл Кузьмин — Евгений Иванов, за ней — связка Гожева. И вот вершина! Четырнадцать советских и четыре китайских альпиниста на высоте 6780 метров. Евгений Иванов вручает каждому из восходителей по яблоку. Для того чтобы обрадовать друзей этим-сюрпризом, он шесть дней тащил в своем рюкзаке несколько килограммов дополнительного груза.

В туре остается записка с именами покорителей пика Октябрьского: Е. Белецкий, К. Кузьмин, А. Угаров, Е. Иванов, А. Иванов, А. Гожев, М. Шилкин, П. Скоробогатов, Р. Андреев, А. Ковырков, Е. Дмитриев, Б. Шляпцев, А. Шкрабкин, Д. Клышко, Чжоу Чжен, Сюй Дин, Ши Сю, Ян Деюань.

Семь альпинистов во главе с Кузьминым, подняв ледорубы, салютуют уходящим вниз друзьям. Кузьмин, Угаров, Е. Иванов, Гожев, Скоробогатов, Дмитриев и Ковырков продолжают траверс до пика Ленина. И 21 августа отважная семерка достигает заветной вершины. На каменном выступе восходители обнаруживают завернутый в красную материю бюст Ленина. В туре записка К. Чернухи, В. Абалакова, И. Лукина, пролежавшая двадцать один год; здесь же прошлогодняя записка группы В. Ковалева.

Оставив свою записку, группа Кузьмина начала спускаться. 24 августа ее встречали друзья в лагере у языка ледника Октябрьского.

Через два дня все палатки базового лагеря в верховьях реки Караджилгасай были сняты и упакованы. Альпинисты ожидали машин из Оша, когда встревоженный радист передал Белецкому две срочные радиограммы: Москва запрашивала, готова ли экспедиция немедленно выехать на Тянь-Шань для поисков сборной команды высотников Казахстана, пропавшей без вести на пике Победы.

Спортсмены сильно устали, особенно участники рекордного траверса. Но все понимали, что надо спешить на выручку друзьям, попавшим в беду.

Китайские альпинисты улетели в Москву, остальные участники экспедиции перебазировались на Тянь-Шань.

В Оше их уже ждал специальный самолет до Алма-Аты. В Алма-Ате выяснилось, что из двенадцати казахских восходителей в живых остался один. На леднике обнаружено тело еще одного альпиниста. Об остальных нет никаких сведений уже десять дней. В районе пика Победы бушует непогода. Высотники Ташкента и Алма-Аты отказались от дальнейших поисков, сославшись на лавинную опасность.

На самолете, на лошадях и пешком добирался спасательный отряд Белецкого к верховьям ледника Иныльчек. В лагерь 5100 под пиком Победы прибыли 5 сентября. 7 сентября, невзирая на непогоду и лавинную опасность, поисковая группа во главе с К. Кузьминым начала подъем по восточному гребню пика Победы. На следующий день спасатели обнаружили тела двух обессилевших и замерзших во время спуска альпинистов, а также следы сорвавшихся вниз.

Захоронив на гребне найденные тела, группа Кузьмина спустилась на ледник.

«Это была страшная расплата за попытку штурмовать грозный семитысячник с ходу, без должной подготовки и акклиматизационных походов»,— запишет позже Белецкий.

Так печально закончился альпинистский сезон 1955 года.

Президиум ВЦСПС огметил высокий темп и отличную организацию спасательных работ, проведенных прибывшей с Памира экспедицией под руководством Белецкого.

По итогам Памирской экспедиции профсоюзов СССР и КНР было отмечено, что китайские спортсмены приобрели опыт сложных высотных восхождений. Высотный траверс от пика Октябрьского до пика Ленина был признан крупным достижением советского альпинизма

Был утвержден план советско-китайской экспедиции на вершину Музтаг-Ата в 1956 году. Начальником экспедиции назначили Белецкого, его заместителем — Кузьмина.

Для подготовки к рекордному восхождению в феврале — марте 1956 года предусматривался тренировочный сбор советских высотников в Домбае, а в июне — совместный советско- китайский сбор на Центральном Кавказе.

Первым пытался покорить Музтаг-Ата шведский путешественник, исследователь Центральной Азии Свен Гедин. В 1894 году он четыре раза выходил на штурм вершины с запада, из верховья реки Гез. Но ему не удалось подняться по снежным полям выше 5700 метров.

В 1947 году к Музтаг-Ата устремились опытные английские восходители Э. Шиптон и Н. Тильман. Они предполагали взойти на семитысячник в альпийском стиле: без предварительных акклиматизационных походов. Англичане отступили, не достигнув высоты 7000 метров.

Белецкий задумал штурмовать Музтаг-Ата большим отрядом с обязательной-предварительной акклиматизацией участников и установкой высотных лагерей.

С 27 января по 3 февраля 1956 года в Москве проходила конференция по вопросам развития высотного альпинизма. Первым выступал заслуженный мастер спорта Евгений Белецкий с докладом «Обзор состояния советского высотного альпинизма и тактика высотных восхождений».

Весной того же года альпинисты Англии пригласили Белецкого в Лондон для доклада о советском альпинизме и о высокогорных районах СССР.

И вот уже советские горовосходители Е. Белецкий и переводчик и альпинист Е. Гиппенрейтер знакомят английских коллег в Лондоне с привезенными ими книгами по альпинизму и географии, изданными в СССР за последние годы, учебными плакатами, фильмами «К высочайшим вершинам Памира», «Покорение Музджилги», «Домбайская поляна», «Если б горы могли говорить».

Советских гостей ознакомили с программой их пятидневного пребывания в Англии. Кроме выступления в Лондоне им предстояли поездки в Кембридж и Эдинбург.

В Кембридже Белецкий делает доклад о советском Альпинизме. С удивлением отмечает совершенную неосведомленность слушателей о нашей стране, о ее географии. Публика очень живо реагирует на его выступление. Посыпались вопросы: стоит ли проводить первенство страны по альпинизму и награждать победителей медалями? Ходят ли у вас на вершины в одиночку? Как пригласить в Кембридж альпинистов Московского университета?

Полный восторг публики вызвало сообщение о том, что во время альпиниады на Эльбрус поднялось одновременно 500 человек.

В заключение Белецкий вручил президенту альпинистского клуба Кембриджского университета господину Лонгленду почетный значок «Альпинист СССР I ступени». Хозяева показали свой фильм о восхождении в Андах.

В Лондоне советские восходители обсуждают с английскими коллегами возможности покорения восьмитысячников Каракорума, успехи швейцарцев в разработке кислородной аппаратуры для высотных восхождений. Англичане с большим интересом расспрашивали Белецкого о предстоящей советско-китайской экспедиции на вершину Музтаг-Ата, которую безуспешно штурмовали члены Альпийского клуба Англии Шиптон и Тилмен, высказывают предложение о совместном советско-английском встречном траверсе Эвереста с севера и с юга.

Лорду Ханту, не владеющему русским языком, участвовать в беседе было гораздо сложнее, чем токарю Белецкому. Последний прекрасно понимал все, что говорил Хант, и пока Гкппенрейтер переводил сказанное им на русский язык, Белецкий успевал продумагь и подготовить ответ. Хант не мог не оценить ум, эрудицию, интеллигентность русского альпиниста.

В Альпийском клубе посланцев Страны Советов тепло встречают всемирно известные ветераны британского альпинизма Г. Тилмен, Г. Соммервел, Н. Оделл, Э. Шиптон, Г. Феллоу, Ч. Эванс. Гости расписываются в Книге записей почетных посетителей, знакомятся с реликвиями клуба, выставленными в специальных витринах. Здесь представлена вся история мирового альпинизма : дневник швейцарца Мишеля Паккара — первовосходителя на Монблан (1786 год), карманный компас и солнечные часы одного из первых исследователей Монблана швейцарца Горация де Соссюра, записи полковника М. Бюфоу — первого англичанина, поднявшегося на Монблан (1787 год). Дневник президента Альпийского клуба Джона Ханта, руководившего в 1953 году экспедицией, совершившей первовосхождение на Джомолунгму (Эверест), открыт на странице с записью о том, как новозеландец Эдмунд Хиллари и шерпа Норгэй Тенцинг первыми достигли вершины Эвереста. Гималаям посвящен отдельный стенд. Здесь ледоруб Мэллори, пропавшего вместе с Ирвином в 1924 году вблизи вершины Эвереста. Он был найден в мае 1933 года на высоте 8430 метров. Рядом — последняя записка Мэллори Оделлу. Тут же ледоруб Тенцинга, камень с вершины, принесенный Хиллари.

В лекции о системе советского альпинизма Белецкий, в частности, сказал: «В наше время люди всех стран все больше стремятся к тому, чтобы лучше узнать и понять друг друга, найти то общее, что сближает народы в их естественном стремлении к прогрессу человечества и к миру. И ничто сегодня уже не в силах остановить это движение. Мы, горовосходители, хорошо знаем, что самым сильным штормам в горах когда-нибудь приходит конец, устанавливается безоблачная погода и яркие солнечные лучи тогда сопутствуют альпинистам в достижении самых грозных вершин. Хочется верить, что и в отношениях между нашими народами наступит время такой безоблачной погоды, что контакты между альпинистами Великобритании и СССР, начало которым было положено в 1954 году, когда сэр Джон Хант выступил в Москве с докладом о знаменитом восхождении на Эверест, будут отныне крепнуть и давать плодотворные результаты...»

Публика слушала Белецкого с огромным интересом. Начав с истории альпинизма в России, он перешел к обзору спортивных достижений советского альпинизма, затем — к географии и истории освоения Кавказа, Памира, Тянь-Шаня и Алтая.

Однако не все пришлось по душе членам Альпийского клуба. В частности, Белецкий убедительно доказал, что первовосходителем на высочайшую вершину Кавказа — Эльбрус является кабардинец Килар Хащиров (1829 год), а не Фрешфильд (1868 год), как считали англичане. В то же время докладчик отметил большие заслуги членов Альпийского клуба Англии Коккина, Вуллея, Доакина, Фрешфильда в изучении Кавказа. Через президента клуба он передал значки «Альпинист СССР» известным английским горовосходителям.

Коснувшись высотных восхождений, Белецкий отметил, что к 1937 году, когда были покорены пики Леина, Коммунизма и Хан-Тенгри, советские альпинисты по числу восхождений на семитысячные вершины вышли на первое место в мире, опередив даже членов Альпийского клуба Англии. Однако, продолжал Белецкий, справедливость требует отметить, что в результате замечательных побед, одержанных англичанами за последние годы в Гималаях, это первенство нами утрачено. Но мы надеемся, что наше соревнование в штурме высочайших вершин мира будет продолжаться.

Белецкий познакомил англичан с системой воспитания советских альпинистов, с правилами горовосхождений, принятыми в нашей стране, со своими взглядами на проблему высотной акклиматизации. Высотная акклиматизация, по мнению советского альпиниста, должна носить активную форму. Она достигается путем подъема на всевозрастающую высоту с последующим спуском и непродолжительным отдыхом в базовом лагере. Акклиматизация становится достаточно эффективной только в том случае, если акклиматизационные походы проводятся в условиях, близких к обстановке штурма, с обычной для последнего нагрузкой. Освобождение будущих участников восхождения от переноски грузов оттягивает сроки акклиматизации и не подготавливает их к трудностям предстоящего восхождения.

Это утверждение Белецкого шло вразрез со взглядами британских альпинистов, стремящихся, как правило, беречь силы восходителей за счет возможно большего привлечения вспомогателей и носильщиков.

В заключение Белецкий сообщил, что планы советских высотников на лето 1956 года предусматривают восхождение на пик Победы и организацию советско-китайской экспедиции на семитысячник Музтаг-Ата.

Президент Альпийского клуба вручил Белецкому тонкую нейлоновую веревку и сказал: «Я желаю вам успеха в предстоящей экспедиции. Пусть эта веревка свяжет альпинистов вашей команды и поможет им взойти на вершину Музтаг-Ата».

После успешного штурма Музтаг-Ата Белецкий пришлет кусок этой веревки вместе с камушком с вершины в Альпийский клуб Англии, и эти экспонаты займут почетное место в музее клуба.

Затем были выступления в Шотландском альпинистском клубе в Эдинбурге, в Королевском географическом обществе в Лондоне. И везде Белецкого тепло и дружески принимали. Он понимал, что является полпредом советского спорта, что его миссия — сеять взаимопонимание. И эту миссию Белецкий выполнил блестяще.







  
1. Закрепление веревки для спуска производить только за надежные, хорошо проверенные опоры. Не использовать старых крючьев, сгнивших кусков веревок, непрочно лежащих камней, небольших скальных выступов. 2. Площадка для спуска должна быть удобной и прочной,
Так это вы, молодой человек, пойдете на ходовые испытания? Очень приятно познакомиться, очень приятно. . . Нет, меня поздравлять не с чем, выход на пенсию не такое уж радостное событие. . . Конечно, в первый раз вам будет трудно, но ничего, справитесь. Вы напрасно об этом говорите. Если мои советы могут быть вам полезны, я с удовольствием
Схема 1. Приэльбрусье. Приэльбрусье и прилегающие к нему части Большого Кавказа можно назвать колыбелью отечественного горного туризма и альпинизма. Именно Эльбрус был целью первых научных и спортивных экспедиций. Из Верхнего Баксана, который
Редактор Расскажите
о своих
походах
Обычно небольшая по весу и по размерам палаточная печь в лыжном походе столь сильно влияет на все лагерное хозяйство, быт, состав работ и распределение стояночного времени, что почти каждая группа использует, а в большинстве случаев и изготавливает эту печь по своему. Вариант, о котором идет здесь речь, необычен тем, что печь
Эльбрус! Это одна из красивейших вершин мира. Находится он на территории Кабардино Балкарии. По его северо западным склонам проходит граница Карачаево Черкесской автономной области и Ставропольского края. Эльбрус расположен почти в центре Главного Кавказского хребта, более чем на тысячу километров
5. 1. Восхождения и выходы в высокогорную зону в АМ разрешаются только при наличии утвержденного начальника спасательного отряда данного АМ. 5. 1. 1. Начальник СО должен иметь разряд не ниже кандидата в мастера спорта и звание инструктора III категории. 5. 1. 2. Начальник СО обеспечивает принятие необходимых профилактических мер


0.099 секунд RW2