Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
ПовествованияВ горахАльпинизмНа мореПод землейПо воде ВообщеАномально


Аннотация

Вместо предисловия

От автора

Введение. Люди и горы

Первые восхождения

В горах появляются альпинисты

Возникновение альпинистских клубов

Альпы становятся тесными

Начало горовосхождений в России

Попытки создания организаций восходителей страны

Уровень развития альпинизма в России к 1914 г.

Возникновение альпинизма в СССР. Первые советские горовосхождения

Создание горных секций

Горовосхождения учащаются

Первые штурмы семитысячников

Развертывание спортивных восхождений

Государственное признание

Становление советского альпинизма. Размах альпинизма ширится

Зарождение спортивной системы

Новая организация — новые проблемы

В подарок юбилею

В предвоенные годы

Восстановление и новые рубежи. Альпинисты защищают Родину

Снова в горы

Первые послевоенные экспедиции

Смотр спортивных сил

В юбилейной сезоне

Вступая во второе 25-летие

Массовый альпинизм набирает силы

Рост спортивного альпинизма

На спортивном пути. Завершение создания спортивной системы

Нерешенные проблемы

В погоне за массовостью

Испытания на спортивном пути

За титул чемпионов

Накануне 40-летия

Сущность советского альпинизма

Глазами гостей

Выход на международную арену. Усиление борьбы за безопасность

Вступление в УИАА

Трудности массовой подготовки

Спортивное мастерство растет

Острая борьба на чемпионатах

Советский альпинизм — не только спорт

Полвека развития альпинизма в стране

Что впереди?

Итоги

Проблемы

Перспективы

Спортивное скалолазание

Приложение 1. Победители чемпионата страны по альпинизму

Приложение 2. Памятные даты по альпинизму

Приложение 3. Федерация альпинизма СССР

Приложение 4. Заслуженные мастера спорта СССР по альпинизму

Библиография изданий по альпинизму и прикладным дисциплинам

К вершинам (Хроника советского альпинизма) - П.С. Рототаев

Спортивное скалолазание

Глава написана И. И. Антоновичем, зачинателем и бессменным руководителем спортивного скалолазания

Датой зарождения нашего вида спорта принято считать 1947 год, когда, впервые в советской и мировой практике альпинизма, были проведены соревнования по скалолазанию. Что же способствовало этому в ту пору, когда в руководящих спортивных кругах да и среди многих альпинистов утвердилось мнение, что соревнование в альпинизме может привести к спешке и тем самым увеличить число несчастных случаев?

Еще в 1945 г. автор этих строк, будучи начальником альплагеря “Медик” в Цее, обратил внимание на то, что наряду с хорошо подготовленными инструкторами были и такие, которые не могли продемонстрировать участникам своих отделений технику преодоления даже несложных скал и ограничивались лишь словесными указаниями. Причина крылась в том, что большинство инструкторов просто не умели лазать по скалам. В поисках средств стимулирования технической подготовки инструкторов было проведено на камнях высотой 4—5 м нечто вроде соревнования по преодолению маршрута с учетом времени его прохождения.

Уже на первых порах здесь вступили в противоречие два фактора: быстрота прохождения маршрута и техника лазания. Чтобы выиграть во времени, приходилось менее тщательно проверять надежность опор и, подчас не опробуя, использовать их. А это могло привести к срыву, что считалось недопустимым даже при верхней страховке. Тщательная же проверка каждой точки опоры вела к потере времени. Попытка увязать столь противоречивые факторы окончилась безрезультатно, однако задача и направление поиска уже наметились.

В 1947 г. на основе экспериментов, продолжавшихся и в 1946 г., автор (теперь начальник учебной части альплагеря “Молния” в Домбае) провел на Домбайском камне соревнование среди своих инструкторов. Соревнование проводилось со всеми спортивными атрибутами: правилами, положением, судьями, секундомерами, в присутствии зрителей, чего в альпинизме не бывает. Уже после первых стартов исчезла напряженность, которую испытывали многие участники вначале. Победы и промахи, азарт борьбы и растерянность неудачников всколыхнули и зрителей, живо реагировавших на все перипетии борьбы на скале. Первыми чемпионами у мужчин стали опытные альпинисты В. Нестеров и К. Кузьмин, ныне заслуженные мастера спорта. У женщин победу одержала младший инструктор А. Антонович.

“Этот опыт, — отмечал потом Ежегодник советского альпинизма за 1948 г., —заинтересовал и другие лагеря Домбайской поляны, и через неделю на той же скале были проведены уже межлагерные соревнования в честь 800-летия Москвы. В них выступили команды инструкторов всех лагерей района — “Молнии”, “Науки”, “Бумажника”. Были выделены призы — высокогорные ботинки, штормовые костюмы, рюкзаки. На этот раз инструкторы выходили на старт более подготовленными: поточили трикони, продумали тактику движения связок, предварительно потренировались в технике скалолазания и работе с веревкой. С интересом смотрели альпинисты лагерей, как уверенно проходили мастера незнакомую дистанцию, слажено организовывали и проводили страховку, умело используя крючья и выступы. Места по троеборью заняли: у мужчин первое — Е. Манучаров (“Наука”), второе — Н. Малахов, третье — Н. Семенов (оба “Молния”); у женщин первое — С. Урняш (“Наука”), второе — А. Антонович, третье — Л. Добро (обе “Молния”). По признанию участников и зрителей соревнования принесли большую пользу, их следовало бы практиковать возможно шире”.

С этих первых официальных состязаний альпинистов в 1947 г. и отсчитывает свою историю спортивное скалолазание.

Соревнования в альпинизме, к которым относились с опасением, сразу же привлекли к себе внимание, идея их была одобрена и принята. Она заключалась не только в том, что каждый соревнующийся может победить. Главное состояло в том, что альпинист должен продемонстрировать перед зрителями и судьями свое умение самостоятельно преодолеть сложные участки скалы. А сделать это не просто: необходима серьезная тренировка. Именно в ней и заключалась “соль” идеи.

Кроме того, молодые горовосходители, наблюдая за техникой лазания мастеров, извлекали для себя немалую пользу. Так соревнования по скалолазанию стали служить средством повышения мастерства альпинистов. Молодежь, естественно, увлекали атмосфера соревнований, простор для демонстрации смелости и ловкости, возможность проявить свои способности задолго до того, как она выйдет на серьезные восхождения.

Опыт соревнований альпинистов в Домбае нашел одобрение и признание. В 1948 г. проводится уже несколько подобных соревнований в разных районах страны. Так, в ущелье Адылсу соревновались на первенство ВЦСПС по скалолазанию инструкторы местных лагерей — “Большевика” и “Локомотива” и прибывших из Домбая — “Молнии” и “Науки”. Первым чемпионом ВЦСПС у мужчин стал москвич Ю. Губанов, а у женщин — представительница Ленинграда Ф. Кабанова.

Одновременно в Цейском ущелье проводится соревнование между альплагерями “Медик” и “Буревестник”. Победы добились инструкторы Т. Рождественский и А. Антонович. Эхо соревнований докатилось и до Тянь-Шаня, где на скалах Сарысая стартовали 40 курсантов Казахской школы инструкторов альпинизма. Здесь победили И. Иванов и Н. Павлова.

Итак, несколько значительных соревнований альпинистов по скалолазанию прошли не только успешно, но и, что особенно важно, — безаварийно. Было ясно: то, чему еще два-три года назад отводилась лишь вспомогательная роль, теперь превратилось в самостоятельное мероприятие — спортивное скалолазание, явившееся детищем советского альпинизма.

Осенью 1948 г. Центральная секция альпинизма ВЦСПС утвердила разработанные энтузиастами скалолазания правила и положение о соревнованиях альпинистов профсоюзов, намеченных на 1949 г. Отдел альпинизма Всесоюзного комитета организовал семинар по подготовке судей по скалолазанию. В числе 40 альпинистов, собравшихся на семинар весной 1949 г. у крымских скал, были и такие известные и опытные, как В. Абалаков, И. Антонович, М. Ануфриков, Я. Аркин, Т. Волгина, И. Галустов, Н. Гусак, М. Грудзинский, А. Золотарев, многие из которых стали в дальнейшем активными сторонниками этого вида спорта.

А осенью в Нижней Ореанде в Крыму состоялось второе первенство ВЦСПС. Для него была избрана невысокая (около 25м) скала. Мужская и женская трассы шли почти рядом, зрители и судьи расположились прямо на шоссе.

Если в 1947 и 1948 гг. к соревнованиям допускались только инструкторы, то теперь в них могли участвовать альпинисты любой квалификации. На первенстве выступили 9 команд из “Медика” (2 команды), “Родины”, “Науки”, “Буревестника”, “Крыльев Советов” и др. Победили москвичи: у женщин первое и второе места заняли инструкторы из “Медика” Т. Ефремова и А. Антонович, оттеснившие прошлогоднюю чемпионку Ф. Кабанову на третье место, у мужчин победу одержал М. Ануфриков, второе место занял В. Буслаев — оба из “Родины”. Командное первенство завоевали спортсмены “Медика”. Это соревнование вдохновило крымских ваятелей на создание бронзовой скульптуры скалолазов (она установлена на расположенной рядом со стартом скале).

В скалолазании, как и в альпинизме, ведущее положение прочно продолжали занимать москвичи. Но вот слух о соревнованиях скалолазов дошел до Красноярска, в окрестностях которого, окруженные тайгой, стоят сиенитовые “столбы”. Удалые сибиряки от мала до велика, опоясанные цветными кушаками, в красных фесках и пестрых жилетах, бесстрашно бегают по их “катушкам” и вершинам. “Столбисты” не были ни альпинистами, ни скалолазами в нашем понимании. Они гордились своей обособленностью и самобытностью. Отчаянный шаг был мерой смелости и уважения. Ни хмель, ни смерть оступившегося смельчака не привлекали внимания, а появившаяся у молодежи Красноярска в начале 50-х годов альпинистская веревка подвергалась презрению. Но вот осенью 1949 г. несколько десятков лазунов по “столбам” встали на старт соревнований по скалолазанию. Пестрые кушаки сменились альпинистской веревкой. Происходило превращение “столбистов” в спортсменов: смелость и отвага “столбистов” втискивались в строгие рамки правил соревнований. Так, на Красноярских “столбах” прописалось спортивное скалолазание. Здесь первыми победителями соревнований стали Ю. Юсев и В. Гудвиль (впоследствии успешно выступавшая в Крыму в одной команде с мужем и сыном).

В 1950 г. команда из Красноярска выступила на первенстве профсоюзов, где к соревнованиям допускались альпинисты не ниже II разряда (за исключением красноярцев, не имевших альпинистских разрядов). Победителем первенства ВЦСПС стал красноярец В. Зырянов, впервые оказавшийся среди альпинистов. Второе место занял москвич И. Лимарев, а третье — красноярец Г. Козловский. У женщин сильнейшей была ленинградка Е. Куликова. Второе и третье места остались за москвичами А. Антонович и Т. Ефремовой.

В дальнейшем москвички по-прежнему продолжали успешно выступать на соревнованиях по скалолазанию, тогда как ленинградки надолго выбыли из списков победительниц.

На очередном первенстве профсоюзов в Крыму в 1952 г. красноярцы добиваются особенно больших успехов. Первое и второе места занимают соответственно В. Зырянов и А. Гладков, а Э. Фрейберг побеждает москвичек.

Успех краснонрцев в Крыму, принесший им победы над альпинистами, с одной стороны, способствовал частичному внедрению на “столбах” альпинистских правил, принципов и прежде всего веревки как средства страховки, а с другой — побудил некоторые альпинистские организация привлечь “столбистов” в свои ряды и использовать в альпинизме их опыт. С этой целью один из руководителей “столбистов” И. Беляк был приглашен с докладом на проходивший в Москве альпинистский пленум, а ежегодник “Побежденные вершины” предоставил ему свои страницы. Результаты в обоих случаях оказались невелики. Практика “столбизма” ничего не давала альпинистам, успех же красноярцев в скалолазании можно было объяснить лишь длительным лазанием по скалам, чего не имело большинство, альпинистов других городов.

В начале 50-х годов наступил спад в развитии скалолазания в обществах профсоюзов, где смена руководства альпинизмом привела к прекращению соревнований на первенство ВЦСПС. Тогда Спорткомитет СССР ввел во всесоюзный календарь матчевые встречи по спортивному скалолазанию, что позволило альпинистам республик активизировать работу по скалолазанию по линии своих комитетов физкультуры. Такие матчевые встречи проходили в 1952—1953 гг. в горных республиках: в Грузии с участием альпинистов Армении, Осетии, Дагестана; в Малоалматинском ущелье Тянь-Шаня, где соревновались представители республик Средней Азии. Последние способствовали систематическому проведению соревнований скалолазов в Караганде, Чимкенте, Усть-Каменогорске, Целинограде.

Однако развитие этого вида спорта шло не только в горных районах, но и в равнинных с отдельными скальными выходами: то на крутом берегу реки (на Даугаве в Оликансе, Тетеревке около Житомира), то на утесах предгорий. Москвичи лазали по каменной кладке стен древних строений под Москвой, а горьковчане взбирались на башни Новгородского кремля. Шли в ход заброшенные карьеры. Грузинские скалолазы проводили соревнования на скале в ботаническом саду и даже в самом городе на трассах, проложенных по увенчанной Метехским монастырем отвесной скале над Курой.

Отдел альпинизма Всесоюзного комитета продолжал готовить судейские кадры. Роль семинаров, подготовивших 200 судей, была значительной, особенно, если учесть, что литературы по скалолазанию тогда не было. Первая книга — “Соревнования по скалолазанию”, написанная автором этих строк, появилась в 1955 г.

В тот период актив скалолазов группировался уже при Всесоюзной секции альпинизма, где начала работать Комиссия по скалолазанию. Встал вопрос о первенстве СССР по этому виду спорта.

В целях приобщения красноярских скалолазов к альпинизму теперь их допускали к чемпионату СССР при наличии альпинистской подготовки (как минимум в объеме значка “Альпинист СССР” I ступени).

Первый чемпионат страны состоялся осенью 1955 г. в Крыму, на скале Алима, которая отвесно поднимается на 80 м у дороги в Верхней Ореанде. Маршрут был не только технически сложным, но и очень длинным (вместе со спуском — 120 м). В соревнованиях участвовали альпинисты Москвы, Ленинграда, Грузии, Армении, Красноярска, Свердловска, Осетии, Дагестана и других мест страны. Первыми чемпионами стали второразрядники О. Тихонов и А. Тепакова.

В середине 50-х годов положение со скалолазанием в профсоюзных организациях изменилось к лучшему: ВЦСПС, обсуждая итоги сезона 1955 г., в числе других мер по улучшению подготовки альпинистов назвал развитие спортивного скалолазания.

А тем временем в Крыму систематически проводил свои первенства “Медик”, осваивая каждый раз новую скалу. Вслед за ним на этих маршрутах соревновались альпинисты “Локомотива”, “Буревестника”, других коллективов. Особенно большой интерес вызывали маршруты на правой стороне Крестовой скалы, имеющей высоту 60 м при крутизне 80—85°. Когда-то на ее вершине у самого обрыва был установлен большой железный крест (отсюда и название скалы). Крест, хорошо видный с моря, служил ориентиром для моряков и рыбаков. Во время оккупации Крыма гитлеровцы расстреливали у ее обрыва партизан. Сраженные автоматной очередью они падали к подножию скалы. Местные скалолазы ежегодно стали проводить на ней соревнования на Приз памяти крымских партизан. Близость Крестовой скалы к морю, санаториям и дороге, ведущей к Золотому пляжу, способствовала тому, что каждое соревнование собирало до 3,5 тысячи зрителей.

Первенство профсоюзов 1960 г. проводилось без предварительно объявленной программы. Главный судья назначил экспромтом соревнование по двоеборью с включением разработанного им нового вида — индивидуального лазания с самостоятельным выбором маршрута. Соревнования по этому виду проводились на разных маршрутах, которые намечал самостоятельно каждый скалолаз для себя, зарисовав его предварительно на фотографии скалы. В индивидуальном лазаний отчетливо проявилось преимущество жителя и знатока гор свана М. Хергиани, избравшего самый короткий и прямой маршрут. Намного опередив соперников, он завоевал первенство. Вторым был красноярец А. Шалыгин и третьим В. Зырянов.

При разработке положений о соревнованиях, их программы, при пересмотре правил и определении принципов судейства высказывались различные, даже противоречивые, точки зрения на перспективу скалолазания и его связь с альпинизмом. Потребовалось четко определить их взаимосвязь. Такое определение было сформулировано самими скалолазами, назвавшими свой вид спорта “младшим братом альпинизма”. Под этим девизом и шло дальнейшее развитие спортивного скалолазания.

В 1961 г. в спортивном скалолазании произошел скачок в технике лазания. Глубокому анализу были подвергнуты результаты всесоюзных первенств последних лет (качество трасс и уровень техники ведущих команд) в сопоставлении с новой тенденцией в развитиии техники альпинизма вообще и в нашей стране в частности. В Альпах, а затем и на Кавказе альпинисты увлекались стенными маршрутами, чему в значительной степени способствовало появление новых видов снаряжения — шлямбуров с расширяющимися крючьями, стремян, лесенок, площадок и других приспособлений, делавших проходимыми ранее непреодолимые стены. Было решено, что трассы чемпионатов по скалолазанию должны стать своего рода лабораториями альпинистского скалолазания. До сих пор трассы скалолазов были слишком простыми. Только этим можно объяснить проигрыш альпинистов красноярским “столбистам”, не имевшим альпинистского опыта. Кроме того, соревнования связок проводились на очень легких скалах, без учета времени и скорее походили на демонстрацию приемов страховки.

Первенство “Медика” 1961 г., по-прежнему стоявшего в авангарде спортивного скалолазания, проводилось уже под лозунгом решения новых задач. Была подобрана скала в ущелье Уч-Кош, над Ялтой,— почти отвесная стена с ограниченным выбором точек опоры, но с разнообразным рельефом. Новые задачи требовали и иного отношения судей, поэтому соревнованиям предшествовал десятидневный сбор судей “Медика”, укомплектованный молодежью, не обремененной традиционными взглядами (В. Ворожищев, Б. и Л. Романовы, Е. Тур, А. Антонович, Г. Джапаридзе, А. Лупандина, А. Мжаванадзе).

Перед участниками соревнований ставились новые условия: восхождение по очень сложному крутому и длинному маршруту; кроме хорошей техники лазания нужно было также обладать выносливостью, способностью ориентироваться на незнакомой скале.

На этих соревнованиях победу в индивидуальном лазаний одержали альпинисты-перворазрядники из Ленинграда Б. и А. Кораблины, в дальнейшем мастера спорта по альпинизму. В состязаниях связок маршрут был проложен так, что значительная его часть не могла быть пройдена чистым лазанием. Приходилось создавать искусственные опоры. Впервые пошли в ход крючья, лесенки, “маятники”. Спуск с “пересадкой” с одной веревки на другую требовал особенно большой сноровки. Победителями здесь стали москвичи В. Онищенко и Ю. Коротков, имевшие за плечами ряд сложных восхождений.

Красноярцев в этих соревнованиях уже не было среди победителей, и в последующие годы они утратили ведущую роль. Чтобы добиться успеха, им нужно было овладеть альпинистским мастерством. И они встали на этот путь.

Маршруты большой сложности как в индивидуальном лазаний, так и в соревновании связок не отпугнули спортсменов. Напротив, их увлекла трудная борьба. В дальнейшем в течение нескольких лет на маршрутах Уч-Коша состязались многие коллективы, принявшие новую направленность в скалолазании.

Усовершенствование спортивного скалолазания потребовало капитальной переработки правил соревнований, основным стержнем которых стало повышение технического мастерства альпинистов в скалолазании в двух направлениях: 1) в индивидуальном лазаний спортсмен должен преодолевать трассу только чистым лазанием за счет своих технических и психофизических данных (запрещалось использовать какие-либо приспособления, кроме веревки, применявшейся для спуска); 2) в лазаний связок, напротив, всячески стимулировались любые приспособления, облегчающие и ускоряющие преодоление скал, не проходимых чистым лазанием.

Новые задачи могли быть решены только на специально подобранных скалах с определенным рельефом, крутизной, высотой и структурой поверхности, соответственно оборудованных и оформленных. Такое сооружение впоследствии получило название “скалодрома”.

Новые задачи ставились и перед судейской коллегией, и в первую очередь перед главным судьей соревнований всесоюзного масштаба. Он должен был не только осуществлять практическое проведение соревнований, но прежде всего быть способным, учтя подготовленность скалолазов в данный период, определить технический уровень скалолазания на ближайшие год-два и, исходя из этого, создать соответствующие трассы соревнований.

В этот период начинают культивировать скалолазание “Спартак” и “Металлург”. Обращает на себя внимание молодежь Свердловска. Перестраиваются красноярцы: мастер спорта по альпинизму В. Путинцев проводит альпинистскую подготовку “столбистов”, а Красноярский спорткомитет учреждает специальный приз, носящий имя их земляка Евгения Абалакова.

В 1963 г. состоялось очередное первенство профсоюзов по скалолазанию. Ему предшествовали соревнования, закрепившие успехи предыдущего года. “Труд”, в который после реорганизации спортивных обществ профсоюзов вошел “Медик” с солидным активом скалолазов, провел свое первенство на новой скале — с более сложной левой стороны Крестовой скалы. Здесь же состязались на первенство своих коллективов “Локомотив” и “Спартак”.

Использование на первенстве профсоюзов очень сложных маршрутов привело многих альпинистов к срыву из-за недостаточной технической подготовки. Победа в индивидуальном лазании досталась спартаковцу М. Хергиани. Второе и третье места заняли спортсмены из “Труда” Ю. Черносливин и Г. Монаков. У женщин первенствовала В. Стеблова из “Буревестника”. В соревнованиях связок отличную технику и тактику продемонстрировали мастера спорта из “Труда” Б. Романов и Ю. Черносливин, однако потеря шлямбура на финише отбросила их на третье место, а чемпионом стала вторая команда этого общества в составе мастеров спорта Б. Кораблина и Ю. Николаева.

Осенью 1964 г. на Крестовой скале разыгрывался очередной чемпионат профсоюзов, главным судьей которого был альпинист и скалолаз Б. Романов. Хорошо “чувствуя” скалы и понимая, что нужно альпинисту-горовосходителю и альпинисту, соревнующемуся на скалах, Романов умело совмещал роль главного судьи с функциями начальника трассы.

1965 г. был важной вехой в развитии скалолазания. С этого времени начали регулярно проводиться чемпионаты СССР.

Второй всесоюзный чемпионат, состоявшийся осенью 1965 г., собрал 20 команд из 16 городов страны. К участию в нем допускались альпинисты не ниже I разряда. Такое ограничение имело целью вовлечь способных скалолазов в серьезные занятия альпинизмом. И действительно — почти все чемпионы страны по скалолазанию затем становились мастерами спорта по альпинизму.

Местная газета писала об этих соревнованиях, проводившихся на Крестовой скале: “Борьба была упорная. Первые четыре скалолаза, стартовавшие в индивидуальном лазаний, сорвались... Мастер спорта из Ленинграда В. Степанов трудную дистанцию преодолевает за 11 минут. Следующие шесть участников срываются. Крымчанин В. Грамко проходит маршрут с хорошим временем, но за погрешности в технике штрафуется 22 баллами и занимает лишь 5-е место. Алмаатинец О. Космачев преодолевает 120-метровый маршрут за рекордное время 6:50,6, но из-за 30 штрафных баллов остается на третьем месте. Красноярец А. Путинцев показывает результат 7:31,0 только при 10 баллах штрафа, опережает Космачева и занимает 2-е место. На старте М. Хергиани. Спортсмен начинает неспеша... Он знает цену поспешности в альпинизме. Здесь главное — чистота техники лазания. И он идет без единой ошибки. Вот и вершина скалы, а через 4—5 секунд он гигантскими прыжками по 10—15 м спускается по веревке в свободном полете по воздуху. Хергиани проигрывает Космачеву 1,2 секунды, зато выигрывает у него 24 балла по технике и становится чемпионом”. В парной гонке добился победы О. Космачев, оставив М. Хергиани на втором месте, а В. Онищенко — на третьем.

На женской трассе отличных результатов достигла М. Спицына из Алма-Аты, ставшая чемпионкой СССР. Второе место заняла ленинградка Л. Кораблина, третье — москвичка Н. Тимофеева.

В 1965 г. из-за дождя не были проведены соревнования связок. Кубок выиграла команда Тбилиси. Второе место заняли алмаатинцы, третье — москвичи. Хотя команда красноярцев была всего лишь девятой (из-за травмы руки у Шалыгина в парной гонке), значительный успех выпал у них на долю А. Путинцева и А. Шалыгина, занявших в индивидуальном лазаний соответственно второе и четвертое места.

Теперь было совершенно очевидным, что скалолазание для многих альпинистов стало отличным средством подготовки к сложным восхождениям. Неважно, что в Крыму скалолазы выступают в легких костюмах, а не в обледенелых штормовках, поистертых в многодневных походах. Неважно и то, что скалолазы действуют на 4—5 км ниже, чем обычно трудятся альпинисты. Важно другое. Во-первых, то, что несколько тысяч альпинистов вовлечены в серьезную тренировочную работу на скалах (подготовка к отборочным соревнованиям на первенство своих городов и республик, участие в этих соревнованиях и подготовка к чемпионату страны). Во-вторых, множество зрителей впервые увидело альпинистов в деле, причем альпинистов высокого класса — около 25 мастеров и заслуженных мастеров спорта. Это служило отличным средством пропаганды альпинизма.

В 1966 г. в Единую спортивную классификацию СССР вводятся нормативы III—I разрядов по спортивному скалолазанию. Эта мера служила целью стимулировать совершенствование альпинистской молодежью техники скалолазания и страховки, являющихся основой безопасности в альпинизме. Введение разрядов резко увеличило приток молодежи в секции скалолазания.

В 1967 г. Комитет спортивного скалолазания вводит в практику чемпионатов новый вид соревнований — крымские связки (этот вид, как и другие, был разработан и предложен И. Антоновичем.— Прим. ред.), ставивший перед скалолазами дополнительные альпинистские задачи: еще до начала соревнования связки из двух человек должны были, осмотрев незнакомую скалу, самостоятельно разработать в течение получаса маршрут для себя, зафиксировать его на фотографии скалы, а через день, после подготовки снаряжения и разработки тактики своего восхождения, подняться по маршруту, самостоятельно прокладывая путь, забивая крючья, навешивая лесенки, организуя страховку. Победа доставалась связке, поднявшейся за полчаса выше других с наименьшими погрешностями в страховке при точном прохождении намеченного пути. Для крымских связок была избрана скала “Красный камень” неподалеку от Гурзуфа.

Соревнования 1967 г. выявили новые имена — ленинградец В. Маркелов занял второе место после М. Хергиани в индивидуальном лазаний, зато победил его в парной гонке, а А. Губанов из Красноярска завоевал звание абсолютного чемпиона в мужском троеборье. Техника и стиль их лазания свидетельствовали о больших возможностях молодых спортсменов. У женщин в обоих видах программы первенствовала М. Спицына, теперь представительница Красноярска, ставшая также абсолютной чемпионкой в женском двоеборье. Переходящий Кубок Спорткомитета СССР завоевали красноярцы. Так принесла свои плоды многолетняя упорная работа В. Путинцева по воспитанию молодежи.

Характерен путь В. Маркелова к высотам спортивного скалолазания. Любовь к горам привил ему отец, мастер спорта по альпинизму. Первым его тренером по скалолазанию стал опытный альпинист, мастер спорта В. Егоров. Под руководством мастера спорта В. Старицкого молодой спортсмен завоевал в 1965 г. звание чемпиона Ленинграда. В 1966 г., отдав много сил альпинистской подготовке, Маркелов получил I разряд по альпинизму, а с ним и право на участие в чемпионате страны по спортивному скалолазанию.

В 1968 г. на первенстве ВЦСПС Маркелов выиграл на вертикальной стометровке Крестовой скалы у М. Хергиани. Среди женщин на этих соревнованиях победила также ленинградка В. Выдрик, оставившая позади М. Спицыну. Так, блестящую победу одержала ленинградская школа скалолазания, возглавляемая В. Старицким — альпинистом, имевшим на своем счету восхождения по сложнейшим маршрутам Кавказа.

Учитывая размах работы по скалолазанию среди альпинистов, президиум Федерации альпинизма принимает решение об образовании Комитета спортивного скалолазания (В состав Комитета вошли: И. Антонович (председатель), Б. и Л. Романовы, Т. Волгина, Ю. Коротков, В. Радель, Е. Мильчакова, В. Тур и др.). Комитет поставил перед Федерацией альпинизма вопрос о введении в Единую спортивную классификацию СССР нормативов мастера спорта и кандидата в мастера по скалолазанию. Этот вопрос был решен положительно.

Начиная с 1968 г., Комитет спортивного скалолазания совместно с Кабардино-Балкарским спорткомитетом каждое лето проводит (прежде в ущелье Адырсу, а затем вблизи Тырныауза) Кавказский чемпионат по скалолазанию, на котором разыгрывается Кубок Совета Министров КБ АССР. Здесь была впервые применена система обеспечения безопасности соревнующихся участников при помощи стального трехмиллиметрового троса и лебедки специальной конструкции. В дальнейшем эта система страховки прочно вошла в практику соревнований, ибо страховка веревкой на трассах высотой 50—60 м становилась уже малоэффективной (при рывке веревка сильно вытягивалась). Другая особенность Кавказского чемпионата — участие (с 1972 г.) в соревнованиях ребят 14—15 лет. Результаты их выступлений свидетельствовали о том, что занятия по спортивному скалолазанию целесообразно начинать с раннего возраста.

Чемпионату СССР 1969 г. предшествовали массовые соревнованиях во многих городах и республиках страны. Трассы прокладывались на очень крутых скальных стенах. Теперь каждый понимал, что не только победа, но даже просто участие в чемпионатах требует высокой технической и физической подготовленности, которые могут быть обеспечены лишь серьезной систематической тренировкой. Для многих скалолазов общее расстояние в 1 км на тренировках не стало пределом дневной нормы лазания. И это в условиях, когда значительная часть пути проходит по маршрутам 5-й и 6-й категорий трудности.

Быстрому росту технического уровня и тактической зрелости среди всех коллективов и городов способствовала система всесоюзных соревнований. Чемпионаты СССР и ВЦСПС проводились через год, в результате спортсмены, будучи соперниками на первенстве СССР, на следующий год в одной клубной команде выступали на первенстве ВЦСПС. Поэтому достижения и технические новинки одного коллектива на следующий год становились достоянием других.

В чемпионате СССР 1969 г; приняли участие 20 команд из 16 городов. Соревнования проводились в трех далеко отстоящих друг от друга скальных районах: на Крестовой скале под Ливадией, в 6 км от Ялты; на Скале Хергиани (Названа в память выдающегося альпиниста и скалолаза, погибшего в горах Италии), на 74-м км Севастопольского шоссе, неподалеку от Байдарских ворот; на “Красном камне” у Гурзуфа. Это делалось для того, чтобы создать трассы для каждого вида программы со всеми характерными особенностями скального рельефа. Крестовая скала, хорошо знакомая скалолазам, расположенная около большой площадки для зрителей и парада участников, создавала также особенно благоприятные условия для первого, наиболее массового вида программы соревнований — парной гонки. Скала Хергиани отличалась многими незнакомыми и исхоженными маршрутами со сложным и разнообразным рельефом, что служило прекрасным местом соревнований в индивидуальном лазаний. Преодоление стен “Красного камня” почти везде было серьезной проблемой для крымских связок.

С первых же стартов на Крестовой скале возникает напряженная спортивная борьба. Все 100 спортсменов вступили в борьбу в парной гонке за право участия в индивидуальном лазаний, которое предоставлялось победителю каждой пары. Одновременно стартовали мужчины и женщины на четырех маршрутах.

В индивидуальном лазаний чемпионами стали ленинградцы В. Маркелов и В. Выдрик. Второе и третье места у мужчин соответственно заняли красноярцы Н. Молтянский и А. Губанов, а у женщин — Д. Доброва из Красноярска и Г. Расторгуева из Свердловска.

В соревновании крымских связок победу одержали грузинские скалолазы Л. Гурчиани и И. Голдиашвили. Кубок Спорткомитета СССР на этот раз выиграли ленинградцы, оставив позади спортсменов Кавказа, Тянь-Шаня, Памира, Урала и Сибири.

1971 год был знаменательным для скалолазов: он подводил итоги 25-летнего развития этого вида спорта. Учитывая значимость спортивного скалолазания в подготовке альпинистов, Споркомитет страны ввел его в Единую спортивную классификацию СССР уже как составную часть альпинизма наряду с горовосхождениями. Принимая во внимание массовость спортивно-технических достижений по скалолазанию, к участию во всесоюзном чемпионате теперь допускались только мастера спорта и кандидаты в мастера спорта по скалолазанию или альпинизму.

Весной на Всесоюзный семинар прибыло в Ялту 50 судей из 19 городов, чтобы подготовка на местах к предстоящему чемпионату велась с учетом новых требований.

Чемпионату предшествовали крупные соревнования: в мае в Крыму — первенство профсоюзов с участием 15 команд от 12 спортивных обществ, и в августе — третий Кавказский чемпионат, привлекший 15 команд альплагерей и городов Кавказа.

Юбилейное первенство страны состоялось в Крыму. На него для ознакомления с нашим видом спорта были приглашены представители Австрии, Венгрии, Испании, Италии, МНР, Польши, ФРГ, Чехословакии, Югославии и Японии.

Звание чемпиона в индивидуальном лазаний у женщин и мужчин уверенно завоевали ленинградские мастера спорта Н. Новикова и В. Маркелов. Судьба Кубка и командного первенства решалась на трассах крымских связок. На этот раз для соревнования связок была предоставлена вся площадь западной части Скалы Хергиани. В разработке и подготовке трасс наряду с главным судьей, автором этих строк, и его заместителем по соревнованиям связок Е. Туром принимали участие такие высококвалифицированные альпинисты, как мастера спорта начальники учебной части альплагерей В. Ружевский, В. Попов, Ю. Порохня, начальники спасательной службы на Кавказе А. Золотарев и Б. Кораблин, старшие инструкторы альпинизма В. Гракович и Г. Монаков. Это подчеркивало альпинистскую значимость трасс соревнований.

Перед соревнующимися связками стояла трудная альпинистская задача — проложить свой маршрут, лавируя между запретными участками, на скале шириной 40 м, чтобы за 30 минут подняться выше других. Причем, где бы ни пытались скалолазы проложить маршрут, им нельзя было обойтись без искусственных опор с применением крючьев и лесенок.

Золотые медали завоевала связка харьковчан С. Бершов — А. Москальцев, выигравшая 90 см у занявших второе место ленинградцев В. Маркелова и Г. Гаврилова. Командным первенством и Кубком со значительным превосходством вторично овладели ленинградцы. Вторыми были красноярцы, а третьими — скалолазы Крыма.

За напряженной семидневной борьбой скалолазов с неослабным вниманией наблюдали альпинисты зарубежных делегаций, а некоторые из них даже попробовали на трассах свои силы. Теперь альпинистская общественность десятков стран была информирована о нашем спорте. Мнение гостей о соревновании альпинистов по скалолазанию представляет определенный интерес.

Итальянцы, например, заявили: “Мы хотели бы поздравить советских альпинистов — руководителей и организаторов этого вида спорта — с успехом и тем высоким уровнем достижений, который мы увидели в Крыму”.

Польские альпинисты: “Нам особенно понравилась надежная страховка, гарантирующая безопасность”.

Чехословацкая делегация: “Мы видим хорошие возможности для использования у нас скалолазания с целью подготовки альпинистов”.

Альпинисты ФРГ: “Выделение скалолазания в самостоятельный вид спорта позволило советским спортсменам добиться такой высокой подготовки и таких замечательных результатов, которые вызывают заслуженное восхищение и признание”.

Знаменательное заключение делает делегация Австрии в журнале “Сейенс-пресс”: “Многие говорят о том, что этот новый вид спорта будет иметь успех также и в других странах” и “интернационализация спортивного скалолазания не будет задерживаться”.

На чемпионате страны 1973 г. больших успехов добилась молодежь. Бронзовый призер чемпионата 1971 г. А. Демин из Красноярска выиграл во всех видах программы. Первую золотую медаль принесла ему победа в индивидуальном лазаний, где он на 25 секунд опередил прошлого чемпиона ленинградца В. Маркелова. Затем А. Демин в паре с А. Губановым побеждает в соревнованиях крымских связок, поднявшись за 30 минут на 32,5 м по западной стене Скалы Хергиани. Третью золотую медаль Демин получил за выигрыш в многоборье. Кроме того, ему был вручен приз имени Хергиани. Звание чемпионки в женском многоборье завоевала О. Маркелова (ученица В. Маркелова), а в индивидуальном лазании — Н. Новикова (обе из Ленинграда), Кубок за командное первенство получил заслуженный тренер РСФСР, мастер спорта красноярец В. Путинцев, отдавший около двадцати лет воспитанию молодых скалолазов.

На исходе третьего десятилетия развития спортивного скалолазания ведущее положение в стране прочно заняли ленинградцы и красноярцы, создавшие свои школы скалолазания.

В чемпионате 1973 г. с нашим скалолазанием познакомились и посланцы США. Вот их мнение о нем: “Все русские альпинисты лазают в безукоризненном стиле. Скалы выбраны превосходно и с точки зрения трудности разумно. Русский способ лазания, русская система прежде всего отличается новизной; для нас она сложна, но, как нам кажется, имеет огромное значение. Достоинство скоростного лазания в том, что для того, чтобы лазать быстро, надо лазать технично. В США на скорость ходят только лучшие из лучших, но, насколько мы видим, скорость помогает любому альпинисту научиться лазать. Прекрасно, что скалолазание в России пошло по этому пути. Он дает советским альпинистам большие возможности в овладении техникой”.

Весной 1974 г. уже на скалах Чехословакии, в Манинском ущелье, встретились альпинисты Чехословакии, Польши, Венгрии и СССР. А осенью наша делегация отправилась к скалам неподалеку от Кракова, куда на чемпионат Польши прибыли также альпинисты Чехословакии и ГДР. Так “русское скалолазание”, как часто называют наш спорт в зарубежной печати, становится скалолазанием международным.

В то же время некоторые из иностранных наблюдателей высказывают опасения, что лазание на время и верхняя страховка могут отрицательно влиять на формирование альпиниста вообще. Однако, как убедились советские альпинисты на своем опыте, оснований для подобного беспокойства нет.

Нельзя не отметить в связи с этим тот факт, что В. Маркелов в 1971 г. стал одновременно чемпионом СССР по скалолазанию и по альпинизму, совершив рекордное восхождение в составе группы “Буревестника” на вершину Ягноб (6-я категория). Вместе с ним в связке был на Ягнобе и Г. Гаврилов, занявший второе место в скалолазании. “Золотой дубль” Маркелова — пример взаимосвязи спортивного скалолазания с горовосхождениями.

То обстоятельство, что скромное мероприятие утилитарного назначения, неуклонно развиваясь и увлекая все больше молодых людей (не только в горах Кавказа, Тянь-Шаня и Памира, на скалах Крыма, Урала и Сибири, но и там, где гор нет,— в Москве, Ленинграде, Горьком, Кирове, Мурманске и др.), превратилось в самостоятельный вид спорта, является свидетельством его жизненности.

Спортивное скалолазание прошло испытание временем. У него прекрасная перспектива дальнейшего самостоятельного развития. Но сегодня оно продолжает работать на альпинизм, будучи его младшим братом и помощником.

В заключение необходимо назвать тех альпинистов, кто вложил свой труд и энергию в развитие спортивного скалолазания: это В. Благовещенский, В. Старицкий, В. Путинцев, Т. Волгина, А. Золотарев, Б. Романов, Е. Тур, М. Ануфриков, М. Грудзинский, Б. Кораблин, Ю. Коротков, О. Космачев, Е. Мильчакова, А. Дурнов, Г. Полевой, О. Гриппа, Н. Канкава, Г. Джапаридзе, Н. Семенов.







  
Современный человек знает об узлах меньше, чем человек древности. Большинство людей даже шнурки на ботинках и банты завязывают неправильно. Пределом сложности для нас становится узел галстука. Все остальные узлы мы почтительно называем морскими . Можно подумать, что древнее
Основательным испытанием для участников путешествия оказался жуткий циклон, бушевавший над Уралом пять дней и ночей с 8 по 12 июля. Непрерывный ледяной дождь с ураганным ветром покрыли вершины гор снежной шалью. По тундре сплошь несется вода. Прямо по
Анисимов С. С. Казбек. М. Л. , 1930. Асланишвили И. А. Альпинизм в Грузии. Тбилиси, 1935. Варданянц Л. А. Геотектоника и геосейсмика Дарьяла как основная причина катастрофических обвалов Девдоракского и Геналдонского ледников Кавказского массива. Изв. ГГО, т. XIV, вып. 1, 1932. Бероев Б. М. Северо Осетинская АССР. В кн. Широкие просторы.
Редактор Расскажите
о своих
походах
Обычно небольшая по весу и по размерам палаточная печь в лыжном походе столь сильно влияет на все лагерное хозяйство, быт, состав работ и распределение стояночного времени, что почти каждая группа использует, а в большинстве случаев и изготавливает эту печь по своему. Вариант, о котором идет здесь речь, необычен тем, что печь снабдили автоматическим
Дружескими рукопожатиями обмениваются Норгей Тенцинг и Владимир Кудинов. Приэльбрусье. Гостиница «Интурист» в сел. Тегенекли. 1933 год. Фото. А. Петрова. Через такие мосты вел путь в Приэльбрусье в тридцатых годах. Фото А. Петрова. Приэльбрусье. Турбаза РККА в сел. Терскол. 1934 год. Фото А. Петрова. Приэльбрусье.
Вид туризма: горный Район: Центральный Кавказ Категория сложности: третья Количество участников: 5 Сроки проведения: 27 мая 10 июня 2002 г. Продолжительность: 15 дней Протяженность: 146 км Набор высоты: 5662 м Нитка маршрута: Пос. Хурзук пер. Хотю Тау Сев. (1Б, 3550) (рад. ) пер. Кюкюртлю (1Б*, 3876) пер. Машкова (1А, 3450) пер. Фрунзе (2А, 4011) траверс


0.063 секунд RW2