Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
ПовествованияВ горахАльпинизмНа мореПод землейПо воде ВообщеАномально


Аннотация

Вместо предисловия

От автора

Введение. Люди и горы

Первые восхождения

В горах появляются альпинисты

Возникновение альпинистских клубов

Альпы становятся тесными

Начало горовосхождений в России

Попытки создания организаций восходителей страны

Уровень развития альпинизма в России к 1914 г.

Возникновение альпинизма в СССР. Первые советские горовосхождения

Создание горных секций

Горовосхождения учащаются

Первые штурмы семитысячников

Развертывание спортивных восхождений

Государственное признание

Становление советского альпинизма. Размах альпинизма ширится

Зарождение спортивной системы

Новая организация — новые проблемы

В подарок юбилею

В предвоенные годы

Восстановление и новые рубежи. Альпинисты защищают Родину

Снова в горы

Первые послевоенные экспедиции

Смотр спортивных сил

В юбилейной сезоне

Вступая во второе 25-летие

Массовый альпинизм набирает силы

Рост спортивного альпинизма

На спортивном пути. Завершение создания спортивной системы

Нерешенные проблемы

В погоне за массовостью

Испытания на спортивном пути

За титул чемпионов

Накануне 40-летия

Сущность советского альпинизма

Глазами гостей

Выход на международную арену. Усиление борьбы за безопасность

Вступление в УИАА

Трудности массовой подготовки

Спортивное мастерство растет

Острая борьба на чемпионатах

Советский альпинизм — не только спорт

Полвека развития альпинизма в стране

Что впереди?

Итоги

Проблемы

Перспективы

Спортивное скалолазание

Приложение 1. Победители чемпионата страны по альпинизму

Приложение 2. Памятные даты по альпинизму

Приложение 3. Федерация альпинизма СССР

Приложение 4. Заслуженные мастера спорта СССР по альпинизму

Библиография изданий по альпинизму и прикладным дисциплинам

К вершинам (Хроника советского альпинизма) - П.С. Рототаев

В горах появляются альпинисты

В 1760 г. в альпийское селение Шамони приехал двадцатилетний Гораций Соссюр. Будущего ученого поразило величие Монблана — высочайшей вершины Альп. У юноши появилось неодолимое желание подняться на нее. Понимая сложность подобного предприятия, необходимость серьезного изучения путей к вершине и условий восхождения, Соссюр решил капитально подготовиться к столь ответственному шагу. Он обещал денежную премию тому из крестьян, который укажет наиболее подходящий путь к вершине и поднимется с ним на Монблан.

Лишь в 1775 г. четыре крестьянина из Шамони попытались добиться этой награды. Они решили идти к Монблану через соседнюю вершину Ля-Кот, но успеха не достигли. Незавершенными оказались и другие попытки отыскания путей к Монблану.

В 1784 г., изучив склоны Монблана, отправился к вершине местный натуралист Пьер Бурри. Ему удалось подняться выше всех предшественников, однако, ослабев от усталости, полузамерзший, и он был вынужден повернуть обратно. О своей попытке восхождения он информировал Соссюра.

В 1785 г. Соссюр решил взойти на Монблан вместе с Бурри. Предварительно он послал трех охотников из Шамони построить каменную хижину на высоте 1450 м для ночевки перед штурмом, запасся снаряжением и питанием.

Выход состоялся 17 ноября 1785 г. Соссюра и Бурри сопровождали 15 горцев, нагруженных имуществом, продуктами и дровами. Переночевав в хижине, они на следующее утро продолжили подъем к вершине. Поначалу успешный, он вскоре замедлился из-за свежевыпавшего снега, а увеличивавшаяся по ходу подъема крутизна склона стала угрожать восходителям лавинами. Отказавшись от дальнейшего подъема, Соссюр сделал вывод, что выходить поздней осенью не вершину рискованно. Для подготовки следующей попытки восхождения он поручил проводникам построить еще одну хижину, выше первой, и продолжить поиски рационального пути.

Вот тогда и появляется на сцене молодой местный охотник Жак Бальма. С весны 1786 г. он отправляется с проводниками искать новый путь подъема. Спутники, дойдя до острого фирнового гребня, соединяющего Монблан с вершиной Гутэ, отказались идти дальше. Вскоре после начала движения в одиночку Бальма был вынужден подниматься по гребню верхом. Это быстро утомило его, и он отступил.

После задержки на гребне Бальма уже не смог догнать проводников и остался ночевать один на большом снежном плато на высоте около 3000 м. Утром охотник вышел на разведку другого направления и обнаружил вполне приемлемый путь.

Вернувшись в Шамони, Бальма никому не сказал о своем открытии, но узнав, что местный врач Мишель Паккар давно мечтает подняться на Монблан, предложил ему свои услуги в качестве проводника. Целью его была проверка реальности открытого пути.

Восхождение оказалось сложным. Из бивуачного снаряжения Паккар и Бальма имели лишь одеяла, плохо спасавшие от холода. Подъем проходил медленно. Если бы не упорство Бальма, они давно бы повернули обратно. Паккар замерз и изнемогал от усталости. На вершину он вполз на четвереньках. Так впервые был покорен Монблан.

На спуске Паккар почти ослеп (снежная слепота). Да и у Бальма глаза были воспаленными, губы и лицо опухли. Но все это не смущало молодого охотника, считавшего себя реальным претендентом на премию Соссюра. Едва отдохнув от восхождения, он едет в Женеву к Соссюру.

Соссюр и Бальма прибыли в Шамони окрыленные чувством близкой победы. Однако на этот раз вершины они не достигли: примерно на половине пути их остановила буря с дождем. Но неудача не смутила Соссюра, ожидавшего дня восхождения более 25 лет.

Первого августа следующего года он и Бальма, в сопровождении 18 носильщиков, вновь вышли к Монблану. Первую ночь восходители провели на вершине Ля-Кот. Следующая ночевка располагалась несколько ниже большого снежного плато Монблана. На третий день, через пять часов после выхода с бивуака, они были на вершине.

“Я уже теперь, без чувства беспокойства, — писал позднее Соссюр, — мог наслаждаться дивным зрелищем. Я видел высокие вершины, строение которых мне так давно хотелось узнать. Я просто не верил своим глазам, и мне казалось, что все это лишь снится, когда я увидел внизу, у своих ног, величественные горы, грозные иглы, даже самые основания которых я считал до сих пор недоступными и опасными... Вследствие разрежения воздуха на такой высоте я испытывал легкое ощущение тошноты и стеснение в груди”.

На вершине Соссюр оставался четыре с половиной часа. Здесь он провел ряд научных наблюдений, в том числе и определение высоты Монблана. При этом Соссюр сделал заключение, что Монблан — самая высокая вершина не только Альп, но и всей Западной Европы.

Восхождение Соссюра широко комментировалось во многих странах как “необычно смелое мероприятие” для всех времен. Высказывались мнения и о его несомненном влиянии на дальнейшее изучение гор. Практическим откликом на восхождение был начавшийся и увеличивавшийся с годами приток в Альпы поклонников гор и горной природы.

Восхождение на Монблан вышло далеко за рамки предшествовавших ему. Отличительные черты его — длительное и упорное желание Соссюра подняться именно на Монблан, продолжение попыток, несмотря на двойную неудачу, наконец, победа над вершиной. Во всем этом ярко выражена любовь восходителя к горам, стремление к познанию их, серьезное изучение путей к вершине и условий их прохождения, фундаментальная подготовка (разведка маршрута, постройка хижин, обеспечение снаряжением и продуктами питания) — как важнейшие условия успеха. Именно этим восхождение на Монблан положило начало более регулярным, со временем все учащавшимся восхождениям на горные вершины.

Не зря в мировом альпинизме дату восхождения на Монблан принято считать началом той деятельности людей, которая с тех пор стала называться альпинизмом, от собственного названия этой горной системы. И, несмотря на то, что на Монблан впервые взошли Паккар и Бальма, основная заслуга восхождения, несомненно, принадлежит Соссюру, как его инициатору, вдохновителю, организатору.

Так было положено начало развитию мирового альпинизма.

В конце XVIII в. восхождения на горы уже исчислялись десятками. Наиболее интересные из них — покорение альпийских вершин Дрю (3755 м) и Триглав (2864 м) в 1777 г., Гросглокнер (379.7 м) в 1799 г.,Oраэфайёккуль (2119 м) в Исландии в 1790 г., высочайшей вершины Апеннин — Гран-Сассо-д'Италия (2920 м) в 1794 г. и ряд других. Среди повторных следует отметить восхождение выдающегося немецкого естествоиспытателя Александра Гумбольдта на пик-Тенериф (3716 м) на Канарских островах в 1799 г.

Дальнейшее развитие горовосхождения получили в первые десятилетия XIX в. Среди приезжавших тогда в горы было немало действительных любителей горной природы, но еще больше и во все нарастающем количестве — любителей “острых ощущений”, следовавших зарождавшейся моде на поездки в Альпы.

В связи с все увеличивавшимся притоком туристов в Альпах возникает новая отрасль хозяйства. Предприимчивые деловые люди строят гостиницы и хижины на наиболее людных путях, организуют снабжение гостей имуществом, снаряжением и питанием, готовят проводников из местных жителей.

Далеко не все приезжавшие в Альпы помышляли о восхождениях на вершины. Большинство удовлетворялось прогулками по ущельям, к красивым водопадам, ледникам. Те же, кто стремился к вершинам, проводили свои выходы тоже как прогулки, в обычной городской одежде и без какой-либо подготовки. Особенно выделялись дамы — длинными, почти до пят, юбками, модными шляпками, повязанными лентами, обувью на высоких каблуках. Выходила такая красочная группа обычно ведомая проводниками. У каждого в руках длинная палка с железным наконечником с одной стороны и крючком с другой. Нижний, острый, конец палки предназначался для опоры на ледовых и снежных склонах, а верхним, крючкообразным, цеплялись за скальные выступы, края ледовых трещин. Проводники несли длинные деревянные шесты и лестницы для преодоления ледниковых трещин. В то время веревки еще не применялись. Естественно, что подобным группам были под силу лишь самые легкие пути к вершинам, да и то не всегда.

С годами накапливался опыт у проводников, появлялось все больше истинных любителей гор улучшалось снаряжение, входила в практику веревка, росло количество восхождений, усложнялись маршруты к вершинам. Уже в первые десятилетия XIX в. были покорены вершины Альп (Финстераархорн — 4274 м, Монт-Пельвю — 3954 м, пик Палю — 3912 м), Пиренеев, Северо-Американских Кордильер (Рейнир — 4392 м, Пайкс-пик — 4310 м), Южно-Американских Анд (Чимборасо — 6262 м), Африки (Кибо — 5895 м, Кения — 5199 м). К этому периоду относятся и первые восхождения в Гималаях, где участники экспедиции Д.Джерарда (1818—1821 гг.) покорили 37 вершин высотой от 5200 до 5800 м.

С развитием альпинизма все резче обозначалась дифференциация восходителей. Одни удовлетворялись восхождениями с проводниками, при которых самому альпинисту не нужно изучать природу гор, готовиться к восхождениям, заботиться о снаряжении и питании. Они считали это обязанностью проводника. Чаще всего такие “альпинисты”, совершив одно-два восхождения, заканчивали свою горную карьеру.

Одновременно росло число людей, по-настоящему влюбленных в горы. Они стремились изучать их природу, чтобы использовать полученные знания в своих восхождениях. Такие альпинисты начинали понимать роль физической и моральной подготовки, владения приемами преодоления горного рельефа, подбора необходимого снаряжения. Все чаще задумывались они над ролью проводников. В лучших из них они видели людей, хорошо знающих горы, способных совершать -восхождения по сравнительно несложным путям даже с неподготовленными восходителями.

Но практика более серьезных восхождений указывала на необходимость тщательного подбора спутников для штурма вершин: приятнее и безопаснее было идти с человеком, которого хорошо знаешь. К своим восхождениям взыскательные любители гор стали привлекать в качестве участников и наиболее опытных проводников, уже знакомых по совместным восхождениям. Так закладывались основы беспроводникового альпинизма.







  
Подготовка маршрута предстоящего путешествия по горной местности или в предгорьях иногда сводится, в основном, только к изучению перевалов. О переправах через горные реки группа в подобных случаях имеет слабое представление. В то же время поиск места переправы и связанные с ним переходы по 10 15 км вдоль реки по скальным прижимам и разведка все
В 1961 г. на Макалу выезжала английская экспедиция во главе с Э. Хиллари. Альпинистская группа была достаточно сильной. Да и отряд шерпов подобрался опытный. Маршрут штурма уже неоднократно апробированный путь через седло Макалу. Известность маршрута, опытность состава экспедиции, ее прекрасное обеспечение все это обещало
На севере Читинской области, там, где близко сходятся территории Якутии и Бурятии, Иркутской и Амурской областей, есть страна контрастов и неожиданностей Чарская котловина с окружающими ее хребтами Кодар и Удокан. Совсем недавно об этих местах знал лишь специалист географ, а слово турист
Редактор Расскажите
о своих
походах
1983 г. Этот случай произошел в горах Памиро Алая. С седловины перевала вниз вел длинный 60 градусный ледовый склон. Двигаться решили по перилам. В месте перестежки на вторую веревку стояли двое, ожидая, пока внизу приготовят очередную лоханку во льду. Один из
В 1953 г. советскому альпинизму исполнилось 30 лет. Прерванное годами войны, развитие его возобновилось с новой силой. Восстановление массового альпинизма шло в тех же формах (альпиниады, учебные альпинистские лагеря, внелагерные восхождения в горных республиках и областях).
В ноябре на школьные каникулы Перовским турклубом планируется несложный поход в районе Геленджика Туапсе. Приглашаются участники, можно без опыта. Поход в горы к водопадам, скалам и дольменам. Irina


0.102 секунд RW2