Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Долог или короток?

Не читайте эту книгу!

ФЕМИНИЗМ: ВСЕМ ЛИ УДАСТСЯ ДОЖИТЬ ДО КОНЦА СВЕТА?

ПОСЛЕСЛОВИЕ К ПРЕДИСЛОВИЮ

О ЖЕНСКОЙ ЛОГИКЕ И КОСМИЧЕСКИХ КОРАБЛЯХ

НЕ БЕЙ АРГУМЕНТОМ ПО ГОЛОВЕ

ЕСЛИ ХОЧЕШЬ БЫТЬ СЧАСТЛИВЫМ, БУДЬ ИМ

НЕБОЛЬШОЙ ЭКСКУРС В ИСТОРИЮ

НЕТ НИЧЕГО, ЧЕГО НЕ МОГЛИ БЫ МУЖЧИНЫ

ГОРЫ - ЛУЧШЕЕ, ЧТО ЕСТЬ В ЭТОЙ ЖИЗНИ

АВТОПОРТРЕТ НА ФОНЕ ГОР

КАК МЫ НЕ ПОКОРИЛИ ДОМБАЙ

ЭТО ЧТО ЖЕ ТАКОЕ ЗА ГИССАРСКИМ ХРЕБТОМ?

ОТБЫТИЕ ДЕЛЕГАЦИИ САНКЮЛОТОВ ИЗ МОСКВЫ

"КАК БЫ ОТСЮДА ВЫБРАТЬСЯ?"

"В ЖИЗНИ КАЖДОГО ИЗ НАС ЕСТЬ СВОЯ АННАПУРНА..."

И НЕСКОЛЬКО СЛОВ В ЗАКЛЮЧЕНИЕ...

Волос долог, ум короток - Марина Гарф

ГОРЫ - ЛУЧШЕЕ, ЧТО ЕСТЬ В ЭТОЙ ЖИЗНИ

АВТОПОРТРЕТ НА ФОНЕ ГОР

Впервые я познакомилась с горами, когда мне было три с половиной года: отец взял меня летом в альпинистский лагерь, где работал инструктором. Он не запрещал мне лазить по крутым склонам - при условии, что я буду привязана веревкой. Сначала такое предложение меня страшно оскорбило, и я его с негодованием отвергла, заявив, что не буду ходить на веревке, потому что я - "не коза какая-нибудь". Пришлось отцу повести меня на ближайший учебный склон и показать, что и взрослые люди не стесняются веревки. Пример подействовал, и я дала себя привязать. Однако стремление к свободе осталось на всю жизнь: впоследствии на восхождениях я норовила отвязаться при каждом удобном случае.

В шестнадцать лет я получила третий спортивный разряд, а в девятнадцать - первый. Поработала я и инструктором.

Я считаю, что мне везло в моей альпинистской жизни. Мне, например, всегда везло с партнерами по связке. Все, с кем я совершала сложные восхождения, были прекрасными альпинистами, а по характеру - очень спокойными и сдержанными. Единственным исключением был мой приятель Лисков, никогда не отличавшийся ни спокойствием, ни сдержанностью. Он работал машинистом на железной дороге, и необходимость ездить только по рельсам не позволяла вволю развернуться его широкой натуре, поэтому всю свою нерастраченную энергию Лисков вкладывал в альпинизм. Рамки строгих правил альпинистских лагерей также были для него слишком узкими, что приводило к регулярным конфликтам с начальством, но мне с ним ходилось отлично. И потому, что мы были старыми друзьями (вместе начинали заниматься альпинизмом), и потому, что он неизменно, как само собой разумеющееся, заботился обо мне.

Вообще же в альпинизме (на достаточно высоком уровне, конечно) для сантиментов в адрес женского пола места практически не остается. Если уж женщина попала в группу, идущую на сложное восхождение, она должна работать, как все, иначе она превратится в обузу.

В самом начале моих занятий альпинизмом я в глубине души обижалась, когда мне, единственной девушке в группе, выделялась в качестве общественного груза палатка или - того хуже - примус с канистрой. Когда в рюкзаке примус, начинает невыносимо нести бензином от всех личных вещей, а палатка неудобна тем, что при сворачивании бивуака каждый раз приходится ждать, пока все с комфортом сложат свои рюкзаки (поскольку за стенами палатки чаще всего ветер, холод и темнота), и лишь тогда, стоя на пронизывающем ветру и предварительно выгрузив свои личные вещи прямо на снег, начинаешь поспешно снимать палатку и укладывать собственный рюкзак. К тому же, если несешь продукты, они постепенно съедаются, и рюкзак становится все легче, а палатка может только намокнуть и стать тяжелее. А уж пытаться запихнуть в рюкзак обледенелую палатку...

Эти уроки первых лет не прошли для меня бесследно. Я усвоила основное правило альпинизма ("каждый делает максимум того, что может"), которое мне преподали в такой простой форме и как бы мимоходом, и с тех пор при распределении груза всегда сама вызывалась нести палатку, что обычно не встречало возражений.

Однако нести тяжелый рюкзак - это еще далеко не все, а, вернее, это еще очень мало. Если отбросить "индустриальный альпинизм" - с созданием искусственных точек опоры, который, безусловно, рассчитан только на мужчин, а иметь в виду такой альпинизм, каким он был еще в прошлом веке, то есть ограничивающийся "свободным лазаньем", то теоретически женщины имеют равные шансы с мужчинами. Но только теоретически. На практике же не часто видишь, чтобы женщина, например, шла первой на скальной стене - обычно ей не хватает для этого и роста, и силы рук. Я знаю, такие случаи бывают, но они нетипичны. Правда и то, что далеко не все альпинисты-мужчины способны прокладывать путь, а уж если говорить откровенно, очень немногие из них могут идти первыми на любом восхождении. Впрочем, это не мое открытие, а общеизвестный факт.

Если женщина-альпинистка не может лидировать на восхождениях высшей категории трудности, то во всем остальном ее нагрузка та же, что и у остальных членов группы. Да и как может быть иначе? Ведь все идут по одному и тому же пути, и условия для всех одинаковы. И подчас ощущаешь, что эта рядовая работа на маршруте превращается в явно не женское дело.

Например, во время нашего первовосхождения на Дыхтау с юга, когда мы поднимались по крутому ледовому кулуару, я шла последней, и моя обязанность была выбивать крючья. На первый взгляд, это нетрудная работа: крючья были абалаковские, и надо было лишь вывинчивать их изо льда, используя ледоруб как гаечный ключ. На деле все выглядело иначе. От многократного употребления головки крючьев расплющились и уже не пролезали в отверстие лопатки ледоруба. Крючья невозможно было вывернуть, а надо было каждый крюк вырубать изо льда.

Конечно, где-нибудь на ровном льду ледника, демонстрируя новичкам ледовую технику, я бы такой крюк вырубила в два счета. Но тогда на Дыхтау я хватила с ними горя.

Во-первых, это было уже близко к вершинной башне, значит, что-нибудь под пять тысяч метров, и высота давала себя знать. Во-вторых, рубить приходилось в очень неудобной позе, поскольку кулуар там крутой. В-третьих, мы все уже порядком ослабели от холода и голода: была сильная непогода, наше восхождение затянулось, и с едой у нас было плохо.

Словом, я колола там этот лед уже на пределе (если не за пределом) своих физических сил. Моральных было еще полно, а вот физических - не хватало. И подобные ситуации возникают в горах сплошь и рядом...

Моя жизнь в альпинизме для меня самой заметным образом делится на две части: чисто спортивные восхождения, которые я совершала в альпиниадах и на спортивных сборах, и восхождения, сделанные мной в качестве "инструктора-переводчика", то есть гида при иностранных альпинистах в наших горах.

Не хочу этим сказать, что спортивный уровень во втором случае был ниже (например, с польскими альпинистами я за один день поднялась на пик Щуровского по стене по пути В.Абалакова). Я имею в виду другое: на всех восхождениях с иностранными альпинистами чисто спортивная сторона для меня как бы отступала на второй план, заслонялась разными другими вещами, иногда столь важными, что о самом маршруте я уж и не думала. В этих случаях я не просто лезла в гору, я была на службе и старалась сделать свою работу как можно лучше, а это чаще всего было нелегко.

На этом я и собираюсь закончить - без каких-либо рассуждений на тему "почему люди ходят в горы". Как и все альпинисты, я не люблю говорить об этом, возможно, мы просто не знаем ответа. Горы существуют, и этого достаточно.






  
Куски шпика, рулеты, корейки и некоторые другие продукты небольшого размера можно коптить, подвешивая их в дымоходах выше чердачного перекрытия. Для этого из кирпичной трубы вынимают один или два кирпича и в дымоход помещают продукт, подвешенный на палке или на толстом металлическом крючке. Кирпичи возвращают на место. В сельских домах на чердаке
1. Заменяя существительные местоимениями, позаботьтесь о правильном его согласовании. 2. Между нас говоря: падеж местоимения тоже важен. 3. Если Вы хочете использовать глагол, то спрягать его нужно правильно, а не как того захотит автор. 4. Глагол, кроме того, всегда должны согласовываться
Перевал позволяет выйти из верховьев ледника Рама на фирновые поля ледника Фарахноу, а затем на Зеравшанский ледник (или в обратном направлении), миновав при этом нижний 600 метровый ледопад ледника Рама. От места перегиба основной мульды ледника Рама туристы
Редактор Расскажите
о своих
походах
Обычно небольшая по весу и по размерам палаточная печь в лыжном походе столь сильно влияет на все лагерное хозяйство, быт, состав работ и распределение стояночного времени, что почти каждая группа использует, а в большинстве случаев и изготавливает эту печь по своему. Вариант, о котором идет здесь речь, необычен тем, что печь снабдили
1983 г. При оценке туристских походов в чемпионатах различного ранга судьи пользуются определенной методикой, являющейся частью Правил проведения соревнований по туризму . Знание системы судейских оценок необходимо туристам спортсменам для правильного
Вид туризма: горный Район: Центральный Кавказ Категория сложности: третья Количество участников: 5 Сроки проведения: 27 мая 10 июня 2002 г. Продолжительность: 15 дней Протяженность: 146 км Набор высоты: 5662 м Нитка маршрута: Пос. Хурзук пер. Хотю Тау Сев. (1Б, 3550) (рад. )


0.047 секунд RW2