Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Аннотация

Предисловие

От автора

БИЛЕТ В АНТАРКТИДУ

ДОРОГА В ДЕСЯТЬ ТЫСЯЧ МИЛЬ

Ура, мы едем в Антарктиду!

Впереди Дакар

В Тропической Атлантике

Последние тысячи миль

ТРУДНОЕ НАЧАЛО

Первые дни в Мирном

Пора осенних полевых работ

ВОСХОЖДЕНИЕ К ПРАЗДНИКУ СЕРЕДИНЫ ЗИМЫ

Немного науки

Май - время пурги

Станция "Остров Дригальского"

ПОСЛЕ ПОЛЯРНОЙ НОЧИ

Июль не для всех значит "лето"

Весна пришла и в Мирный

«КАРТИНКИ ИЗ МАРСИАНСКОЙ ЖИЗНИ»

На грани фантастики

На вершине ледяного купола

"Домой! Домой! - поет попутный ветер..."

Возвращение

Фотографии-1

Фотографии-2

Фотографии-3

460 дней в Четвертой Советской антарктической экспедиции - И.А. Зотиков

Весна пришла и в Мирный

День двести сороковой. Уже середина августа. Погода сейчас на редкость хорошая, правда, море на севере закрыто туманом. Сегодня второй день пытаемся слетать на остров Дригальского, повторить температурные измерения в скважине. Но километрах в шестидесяти от Мирного, уже над открытой водой, вошли в облака, началось обледенение, и пришлось возвращаться.

После обеда работал на камбузе, потрошил до ужина кур для похода на станцию Восток и Южный полюс. Надо было обработать штук двести. Вечером читал учебник Магницкого "Основы физики земли". Пытался узнать, какой поток тепла земли поступает к нижней поверхности ледникового покрова в Антарктиде. Знание этого потока очень важно для выяснения, идет ли таяние под ледниковым щитом или нет. Пришел к выводу, что необходимо путем экспериментов определить величину этого потока. Именно это и должно явиться моей главной задачей в весеннее время. Как определить его - еще не знаю. Обычно это делают по кривой распределения температур в скважинах. Мы сделали это для района поселка Мирный в месте, где нет движения льда, а значит, и влияния его тепловых эффектов. Но в остальных местах, там, где лед активно двигается, геотермический поток определить нельзя. Как быть?

Погода стоит прекрасная - нет ветра, солнце, хотя мороз, минус 27 градусов. В Мирном все нормально. Вчера врачи вырезали водителю Вале Ачимбетову аппендикс. Это у нас уже второй подобный случай. Водители кончают ремонт тягачей. Метеорологи установили автоматические станции на припае. На днях начнут делать мои нагреватели для термобура.

У голубей родились два птенца, они выросли, но недавно улетели на остров Хасуэлл и замерзли. Летчики искали их на вездеходе весь день. Интересно, что оба птенца были уродами: один с кривым клювом, второй косолапый.

А вот щенок нашей собаки Красотки растет хорошо. Это наш общий любимец. Толстый избалованный шалун знает, что его никто не тронет в Мирном.

День двести сорок третий. День авиации, с утра уже празднуем.

День двести сорок пятый. Летали на остров Дригальского.

Погода прекрасная. Я принял от Андрея станцию. С сегодняшнего дня я "губернатор острова".

День двести пятьдесят третий. С утра работал на камбузе, упаковывал продукты для похода и делал пельмени. Работал с девяти до девяти, а перед этим лег спать в четыре утра. Очень устал.

Вечером состоялось совещание летчиков с Дралкиным. Волнует один вопрос. Надо срочно лететь на станцию Восток. Два месяца назад у ребят кончились мясо и папиросы. Позавчера там съели последние масло и сахар. Остались лишь ядрица и сухари, а ведь сейчас там тяжелее всего: температура минус 85-80 градусов! Лететь туда можно, когда температура поднимется хотя бы до минус 50 градусов. А когда это будет, никто не знает. В прошлых экспедициях полеты на Восток начинались в конце октября, а сейчас конец августа. К октябрю у них кончится и крупа, и, пожалуй, соляр. Летчики решили с 10 сентября начать попытки прорваться на Восток. Этот полет будет очень тяжелый и опасный, ведь он занимает без посадки одиннадцать часов. Трудно будет найти станцию Восток и еще труднее - снова найти Мирный, ведь на обратном пути будет уже темно. Самое же главное - неизвестно, как поведет себя самолет, никто никогда не летал на ИЛе при таком морозе, а если ему придется сесть где-нибудь на куполе, то к нему очень трудно будет добраться, чтобы оказать помощь...

Вечером в кают-компании снова праздник-официальное начало весны.

Погода сейчас самая суровая за все время. Мороз до минус 37 градусов, и при этом ветер достигает иногда силы урагана, так что, несмотря на солнце, ничего приятного нет.

Завтра, наверное, нам надо будет грузить бочки с горючим для похода на Южный полюс. Пойду шить шапку, сейчас буду вшивать в нее резинку, чтобы плотно прилегала ко лбу.

День двести пятьдесят девятый. Мороз минус 36 градусов, ветер 40 метров в секунду. Ясная, без малейшей поземки погода. Очень непривычно видеть накренившихся под 30 градусов людей, когда нет ни малейших видимых признаков ветра. Для нас таким признаком до этих дней были тучи переносимого снега.

День двести шестидесятый. Сильный ветер и мороз минус 33 градуса, но транспортный отряд весь день работает на морене, грузит дизельное топливо на сани. Холодно, у большинства обморожены лица.

Следующий день. Ветер 10 метров в секунду, температура минус 27 градусов. Сегодня состоялись пробные полеты самолетов Ли-2 и Ил-12. Транспортники по-прежнему на морене, грузят бочки с горючим на сани, которые пойдут в поход. Камбуз готовит продукты, пельмени для похода.

День двести шестьдесят второй. Погода отличная. Главный инженер с бульдозером ведет "георазведку" на предмет обнаружения каменного угля в Антарктиде. Самое удивительное, что "залежь" (сотни мешков этого топлива, привезенные сюда два года назад нашими предшественниками) все-таки была обнаружена.

Гидрологи упаковывают продукты для Востока. Начальник авиаотряда облетал Ил-12 на высоте до 4500 метров, готовится к полету на Восток.

День двести шестьдесят четвертый. Полет на Восток не состоялся из-за плохого прогноза погоды. Действительно, вечером поднялась поземка, под утро ветер усилился до 40 метров в секунду. Смерчи поднимают в воздух бочки.

День двести семьдесят третий. 15 сентября. Наконец выдалась хорошая погода. В 7.00 самолет Ил-12, пилотируемый Борисом Семеновичем Осиповым и Сашей Кузьминым, вылетел на Восток. Штурман Юра Робинсон в 12.00 вывел машину точно на станцию и с трех заходов на парашютах сбросил им драгоценные восемьсот килограммов продуктов и груза. На Востоке в это время было минус 76 градусов и скорость ветра 10 метров в секунду, так что парашюты сильно несло. Однако восточники на своем АТТ подобрали все контейнеры. Лишь легкий ящик с курами и батареями для зондов унесло.

Уже через час в восторженной радиограмме с Востока сообщалось, что жарится свинина.

Следующий день. Было общее собрание: "О подготовке к походу". Дело в том, что в последние дни выявился ряд серьезных проблем. Главное - лопается наша самодельная обрешетка саней, предназначенных для перевозки горючего. Бочки стоят на санях в три яруса, и обрешетки такого количества не выдерживают. Двое саней с бочками в три яруса по дороге с морены в Мирный фактически развалились. Если трехъярусная система не пойдет, это поставит под удар весь поход, ведь тогда не хватит топлива.

Принято решение: больше работать. С завтрашнего дня подъем в 6.30; завтрак - с 7 до 8; ужин - с 19.30 до 20.30.

День двести семьдесят пятый. Собирались лететь на Дригальский, но помешала погода. Летный отряд авралит по добыче из-под снега бочек с бензином для своих самолетов.

День двести семьдесят седьмой. Вчера Андрей и его ребята летали на Дригальский, установили там новые аккумуляторы и вставили лампочки в фары. Мы с Леней Хрущевым ездили два раза на "десятый километр", чтобы засечь новое положение фар. Мы надеялись узнать, на какое расстояние они раздвинулись за время зимы, и, узнав это, определить скорость растекания льда острова. Но поездки были неудачными. Первый раз, днем, была плохая видимость, кроме того, я не смог справиться с радиостанцией. Вечером не доехали, так как сломался вездеход.

День двести семьдесят восьмой. Сегодня я дежурный по Мирному. Сейчас уже одиннадцать вечера, сижу в пустой кают-компании. В углу ребята режутся в домино. На "улице", как и обычно, воет пурга.

Уже давно ничего толком не писал, все некогда и какая-то странная апатия. По вечерам собираемся, шутим, смеемся, но каждый чувствует упадок сил. Заставляем себя только честно делать то, что должны, но для себя не хочется пошевелить даже пальцем. Самый приятный разговор у нас сейчас - это, конечно, о прибытии теплоходов. До выхода "Оби" в Мирный осталось ровно три месяца. Это так мало. А с другой стороны, это сто с лишним дней, причем самых напряженных...

Единственное, что сейчас чувствуется, - все становятся несколько осторожнее.

Вчера все простудились. Грипп, наверное: насморк, сильно болит голова. После обеда Андрей ушел в поход, а мы даже не проводили поезд, такая слабость. Сидели дома, слышали, 'как урчат машины, и не вышли. Это поход на сотый километр. Поезд повезет туда трое груженых саней с соляром. От исхода его многое зависит, это один из самых тяжелых участков.

Сегодня к вечеру снова задуло. Сильный ветер и поземка. Поезд подошел к буровой, что в семи километрах от Мирного, и там заночует. Идут тяжело, каждые сани тянут две машины.

Уже два часа ночи, глаза слипаются, болит голова, но надо убрать кают-компанию и идти в пургу в обход поселка. Через крышу засыпанного домика слышу ее надоевший вой.

День двести семьдесят девятый. Отсыпался и доделывал переключатель для косы. Теперь она полностью готова к походу.

Во второй половине дня пошли к пингвинам. О них можно писать целую книгу. Птенцы стали уже большие. Слово "птенец" не подходит к пингвиненку. Это маленькая серенькая матрешка, важно переваливающаяся на невидимых ножках. Птенчикам очень холодно, многие гак дрожат, что жалко на них смотреть. Некоторые находятся под "крылышком" флегматичных мам, - но большинство в "детских садах". Это большие скопления пингвинят, где малыши стоят, плотно прижавшись друг к другу и спрятав головки. По-видимому, их клювики очень мерзнут. Хуже всех достается новеньким. Когда новенький малыш приходит в "садик", он видит только сплошную стену сереньких спинок и долго тычется в них, пока не спрячет в какую-нибудь щелочку свою головку. Этого ему достаточно, и он успокаивается.

Те "пини", которые с мамами, в "садик" не ходят, они важно стоят с пингвинихами и прижимаются к ним. Иногда они начинают кричать и капризничать. Тогда мама открывает рот, и ребенок достает из него, что надо.

Характеры у взрослых пингвинов очень разные, как у людей. Одни - семьянины. У таких папы и мамы не только свой малыш, но еще и два-три приемных, и семейка, весело гогоча, гуляет по льду. Другие мамы любят только своего и зло клюют всякого малыша, который по своим делам проходит мимо ее любимого отпрыска.

Сегодня мы завоевали расположение пингвиньего общества. Спасли несколько десятков заблудившихся и примерзших ко льду птенцов и принесли их в "детский сад".

День двести девяностый. Неделю назад вышел в поход на Комсомольскую, Восток и далее к Южному полюсу санно-транспортный поезд. Он доставит на Комсомольскую горючее, что даст возможность "Харьковчанкам" и другим тягачам двинуться дальше. Сегодня поезд достиг триста сорокового километра.

День двести девяносто пятый. Вчера наконец летали на шельфовый ледник Шеклтона и остров Милл. Нужно было найти места, где мы прошлой осенью поставили вешки, и, измерив их новую высоту над поверхностью снега, узнать, сколько снега выпало за зиму. Встали в четыре утра и вернулись лишь в семь вечера. В полете были 13 часов, сделали восемь посадок. В полете все время была болтанка, бешеные развороты над самой землей в поисках вешек. К удивлению, нашли почти все точки, а ведь они отмечены были нами только бамбуковыми шестами. В полете почувствовали - летать больше не хочется, пора приходить теплоходу. Главная мечта всех, молчаливая, никому не высказываемая, - дожить до судна.

Если раньше, еще в Дакаре, мы думали, как далеко от Родины занесла нас судьба, то сейчас нам представляется домом даже судно в Мирном.

На небо тошно смотреть. Чужое небо, чужие звезды. Как соскучились мы по Большой Медведице и Полярной звезде!

Сегодня с утра занимался инвентаризацией, после обеда ездили на морену, снял размеры гроба Валерки для саркофага. Потом писал радиограмму домой. Чувствуется, что там тоже уже ждут.

День триста первый. Последние дни готовимся к отлету на Комсомольскую. Настроение в общем не боевое. Слишком мало осталось "до конца войны". Сегодня жители американской станции Мак-Мердо прощались с нами, для них уже окончилась зимовка, а нам предстоит еще работа на куполе.

Сегодня прекрасная погода. Первую половину дня занимался подготовкой к отлету. После обеда готовил могилу для Валерия. Его надо похоронить до отлета. При въезде на остров-кладбище наш вездеход провалился в трещину припая, но мы его вытащили.

День триста второй. По-прежнему прекрасная погода. Солнце, тепло. В первую половину дня "похоронили" Валерку на острове Ходли. Сделали на одной из террас скалы деревянный помост, поставили на него гроб и дали три залпа из винтовок. Прилетел Федя на "Аннушке" и, уворачиваясь от пуль залпа, сделал последние круги прощания. Теперь нам надо накрыть гроб саркофагом и поставить мемориальную плиту, которую прекрасно сделал наш механик Наум Савельевич Блох из мраморной доски умывальника. В обед устроили поминки.

День триста третий. Сегодня нас после обеда отправили стрелять тюленей на корм собакам. В пути пару раз объезжали широкие трещины. В некоторых местах перебирались через них пешком, а потом Гоша, разогнавшись, проскакивал на вездеходе.

Наконец увидели впереди две точки. Подъехали - лежат четыре "туши": два тюленя и два морских леопарда. К тюленю подъехали вплотную. Он шипит и пытается двигаться, лишь когда его гладишь или подталкиваешь ногой. Остальные спокойно смотрят, что будет дальше. Сфотографировали, а потом убили двух леопардов (самцов). Тюленей отпустили в свои лунки. Они потом долго еще выныривали и сердито сопели.

Теперь нашим собакам хватит корма еще на месяц.

День триста восьмой. Сегодня наконец проводили Юру Дурынина и Толю Краснушкина на Комсомольскую. В семь часов вечера вернулся самолет с Комсомольской. Погрузили в него свое имущество. Завтра с утра летим туда и мы.

День триста девятый, или 26 октября. Почти не спали ночью. Тревожила неизвестность, беспокойство. Полета нет, хотя на небе облаков нет, солнце, но туман на Комсомольской. Весь день ничего не делали, отдыхали. После обеда ходили на остров Хасуэлл. Снимали пингвинов. возились с глупыми капскими голубями, чайками в гнездах. Их можно брать в руки, но и после этого они не улетают.

Полетим на купол завтра.







  
Борьба за безопасность в горах включает в себя некоторые практические меры, которые по своему значению стоят далеко не на последнем месте в общей системе ее обеспечения. Назовем некоторые из них. 1. Совершенствование учебно тренировочного процесса: а) достижение большей систематичности, целенаправленности
Наступил вдруг день, когда стало ясно, что наши ребята в госпитале уже могут спокойно жить без переводчиков. У них было уже столько друзей. Да и мои собственные планы уже звали меня в Крайстчерч, откуда я должен был лететь не домой, а опять в Америку и работать там по крайней
До начала 60 х годов Высокий Алай, один из районов Памиро Алайской горной системы, туристами был исследован слабо. Серьезное туристское освоение его начинается с 1967 г. , и к настоящему времени уже накоплен определенный материал по высокогорной зоне.
Редактор Расскажите
о своих
походах
Обычно небольшая по весу и по размерам палаточная печь в лыжном походе столь сильно влияет на все лагерное хозяйство, быт, состав работ и распределение стояночного времени, что почти каждая группа использует, а в большинстве случаев и изготавливает эту печь по своему. Вариант, о котором идет здесь речь, необычен тем, что печь снабдили
Дружескими рукопожатиями обмениваются Норгей Тенцинг и Владимир Кудинов. Приэльбрусье. Гостиница «Интурист» в сел. Тегенекли. 1933 год. Фото. А. Петрова. Через такие мосты вел путь в Приэльбрусье в тридцатых годах. Фото А. Петрова. Приэльбрусье. Турбаза РККА в сел. Терскол. 1934 год. Фото А. Петрова. Приэльбрусье. Гостиница «Интурист» на «Старом
Проводящая организация Смоленский туристско спортивныи клуб Место хранения отчета Район : Тянь Шань, Терскей Ала Тоо, Центральный хребет Маршрутная книжка РГ 506/07 2001 год Руководитель: Зинченко Сергей Михайлович Адрес: 214000 Смоленск ул. Ленина д. 7/2 кв. 5 тел (0812)


0.053 секунд RW2