Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Суер

СОДЕРЖАНИЕ

Часть первая ФОК

БУШПРИТ

Главы I-VI. Шторм

Глава VII Остров Валерьян Борисычей

Глава VIII Суть песка

Главы IX-X Развлечение боцмана

Главы XI-XII Самсон-Сеногной

Глава XIII Славная кончина

Глава XIV Хренов и Семёнов

Глава XV Пора на воблу!

Глава XVI Остров неподдельного счастья

Глава XVII Мудрость капитана

Глава XVIII Старые матросы

Глава XIX Остров печального пилигрима

Глава XX Сущность "Лавра"

Глава XXI Остров тёплых щенков

Глава XXII Встречный корабль

Глава XXIII Дырки в фанере

Глава XXIV Остров Уникорн

Глава XXV Дротики и кортики

Главы ХХVI-ХХVII Рог Уникорна

Глава XXVIII Остров большого вна

Глава XXIX Кроки и кошаса

Глава XXX Остров пониженной гениальности

Часть вторая ГРОТ

Глава XXXI Блуждающая подошва

Глава XXXII Остров голых женщин

Глава XXXIII Блеск пощёчин

Глава XXXIV Задача, решённая сэром

Глава XXXV Бездна наслаждений

Глава XXXVI Гортензия

Глава XXXVII Ихнее лицо

Глава XXXVIII Возвращение на остров голых женщин

Глава XXXIX Остров посланных на ...

Глава ХL Остров Лёши Мезинова

Глава ХLI Вампир

Глава XLII. Остров Сциапод

Глава XLIII. Бодрость и пустота

Глава XLIV. Ступеньки и персики

Глава XLV. Стол из четвёртого измерения

Глава XLVI. Трепет

Глава XLVII. Пожар любви

Глава XLVIII. В рассол!

Глава XLIX. Ненависть

Глава L. Вёдра и альбомы (Остров Гербарий)

Глава LI. Порыв гнева

Глава LII. Остров, на котором совершенно ничего не было

Глава LIII. Е моё

Глава LIV. Род

Главы LV-LVI. Крюк

Глава LVII. Название и форма

Глава LVIII. Драма жизни

Глава LIX. Судьба художника

Глава LX. Иоанн Грозный убивает своего сына

Глава LXI. Остров, обозначенный на карте

Глава LXII. Капитанское пари

Глава LXIII. Надписи на верёвке

Глава LXIV. Остров Кратий

Глава LXV. Кусок поросятины

Глава LXVI. Прелесть прозы

Глава LXVII. Лунная соната

Глава LXVIII. Остров нищих

Глава LXIX. Я сам

Глава LXX. Камень, ложка и чеснок

Глава LXXI. Перо ветра

Глава LXXII. Стакан тумана

Глава LXXIII. Сидящий на мраморе

Глава LXXIV. Усы и невозможное

Глава LXXV. Как было подано невозможное

Глава LXXVI. Явление природы

Часть третья БИЗАНЬ

Глава LXXVII. Мадам Френкель

Глава LXXVIII. Остров особых веселий

Глава LXXIX. Осушение рюмки

Глава LXXX. Рюмочка под беседу

Глава LXXXI. Бескудников

Глава LXXXII. Лик "Лавра"

Глава LXXXIII. Некоторые прерогативы боцмана Чугайло

Глава LXXXIV. Остров боцмана Чугайло

Глава LXXXV. Затейливая надпись

Глава LXXXVI. Лещ

Глава LXXXVII. Сергей и Никанор

Глава LXXXVIII. Остров Едореп

Глава LXXXIX. Тёплый вечерок в нашей уютной кают-компании

Глава ХС. Князь и Лизушка

Глава XCI. Мизинчик

Глава ХСII. Золотая любовь

Глава XCIII. Кадастр

Глава XCIV. Остров Истины

Глава XCV. Девяносто пятая

ПРИЛОЖЕНИЕ

Глава XLIX. Ненависть

Глава L. Вёдра и альбомы (Остров Гербарий)

Суер-Выер - Юрий Коваль

Глава LXV. Кусок поросятины

С самого начала остров Кратий вызывал во мне неприязнь. Слишком уж он был натуральным, подлинным и довольно широкораспространённым.

И этот постыдный Демон, сидящий на скале, и Кратия, которая валялась вокруг, всё это почему-то причиняло мне жгучий стыд, подавленность, озабоченность неведомо чем.

Да и ром, который мы вправду выпили с лоцманом в минуту душевной невзгоды, забыв на секунду собственную гордость, не добавлял радости и счастья, и я, в конечном счёте, впал в глубочайший сплин.

- Остров проехали, - успокаивал я груду своих мыслей. - Ром тоже давно позади. Но успокоение не приходило. Мысли шевелились, как куча червей, насаженных на навозный крючок.

Впившись пальцами в надбровные свои дуги, я сидел в каюте, раскачиваясь на стуле, осознавал гулбину * своего падения. Да, со мной и раньше бывало так: идёшь, идёшь над пропастью, вдрюг * - бах! - рюмка ромы * - и в обрыв. И летишь, летишь...

Стыд сосал и душил меня,

жёг, грыз,

терзал, глушил,

истязал,

пожирал,

давил,

пил

и сплёвывал.

Зашёл Суер.

- Сорвался, значит, - печально сказал он. - Бывает. Ты на меня тоже не сердись. Голова кругом: Демон, Кацман орёт, Чугайло с бутылкой... я и накричал... нервы тоже...

Зашёл и Кацман:

- Да ничего особенного! Ну выпили бутылку! Чего тут стыдиться? Из капитанских запасов? Ну и что? Отдадим! Ты же помнишь, капитан в этот момент траву косил, которая вокруг бизани выросла, мы и решили не отвлекать! А стюард Мак-Кингсли? Он-то из каких запасов пьёт? Чем мы хуже?

Лоцман был прав, но я всё равно не мог жить. Не хотелось пить и путешествовать. Стыд был во мне, надо мной " и передо мной. Каким же он был? Большой и рыхлый,

он был похож на кусок розовой поросятины, на куриную кожу в пупырышках, на вялое,

мокрое,

блеклое

вафельное полотенце.

Какой-нибудь рваный застиранный носовой платок или исхлёстанный берёзовый веник, и те выглядели пристойней, чем мой недоваренный, недосоленный суп стыда... противный сладковатый зефир приторного гнусного стыда...

Сссссссссс..... чёрт побери!

Тттпттпт..... чёрт побери!

Ыыыыыыыыыы... хренотень чёртова! Дддддддддддддддддд... бля... дддд... бля... ддд...

Зашёл и боцман Чугайло. Заправил койку и долго смотрел, как я мучаюсь и содрогаюсь.

- Вы, это самое, не сердитесь, господин хороший, - сказал боцман. - Капитан есть капитан. Я должен доложить по ранжиру. А как же, это самое, иначе?

- Да что вы, боцман, - махнул я рукой, - не надо, я не сержусь.

- А пахло от вас сильно. Я сразу понял - ромовый, это самое, перегар.

- А от водки другой, что ли?

- Ой, да вы что, господин хороший? А как же? От водки перегар ровный, так и струится, как Волга какая, а от рома, может, и помягче, но помутней и гвоздикой отдаёт.

- Да? - немного оживился я. - Неужели это так? Есть разница?

- Ну конечно же! Мы, боцмана, эту науку назубок знаем!

И боцман Чугайло с великой точностью обрисовал мне оттенки различных перегаров. По его рассказам и была в дальнейшем составлена так называемая ТАБ-ЛИЦА ОСНОВНЫХ ПЕРЕГАРОВ, как пособие для боцманов и вахтенных офицеров. Она и заняла своё место в ряду таблиц, начатом великой таблицей Дмитрия Ивановича Менделеева. Приводим её краткий вариант.


ТАБЛИЦА ОСНОВНЫХ ПЕРЕГАРОВ

Водка - перегар ровный, течёт как Волга. Принят за эталон, от него уже танцуют.

Ром - помутней, отдаёт гвоздикой.

Виски - дубовый перегар, отдаёт обсосанным янтарём.

Коньяк - будто украденную курицу жарили. И пережарили.

Джин - пахнет сукном красных штанов королевских гвардейцев.

Портвейн - как будто съели полкило овечьего помёта.

Кагор - изабеллой с блюменталем.

Токайское - сушёный мухомор.

Херес - ветром дальних странствий.

Мадера - светлым потом классических гитаристов школы Сеговии.

Шампанское - как ни странно, перегар от него пахнет порохом. Дымным.

Самогон (хороший) - розой.

Самогон (плохой) - дерьмом собачьим.


- А как обращаются с перегарами в быту? - спросил я.

- Главное - не навредить, - сказал Чугайло. - Нельзя дышать перегаром на пауков, подыхают. А пауки полезны: ловят мух. Поставить перегар на пользу дела - тоже наука. С десяти матросов, например, можно набрать газовый баллон перегара и отвезти в раковый корпус больницы. Рак выпить любит, а от перегара гаснет. У нас в деревне перегаром колорадских жуков на картошке окуривают.

- Как же?

- Очень просто. Заложут в картошку пару мужиков и кольями по полю перекатывают. Те матюгаются - перегар и расходится как надо.

Боцман отвлёк меня немного, но потом снова розовая поросятина стыда охватила мою душу.

Не знаю, чем бы кончилось дело, как вдруг зашёл Пахомыч.

- Давай-ка, брат, подымайся наверх, - сказал старпом. - Капитан не хочет без тебя открывать новый остров.

- Не могу, Пахомыч, - сказал я. - Кусок поросятины давит.

- Или зажарь, или выкинь, - сказал Пахомыч. - Но мы уже стоим в бухте.







  
Узлы рассортированы по алфавиту Узлы № 17 41. 18. Беседочный двойной (боцманский, воинский, петлевой) узел, образующий двойную петлю как в середине, так и на конце троса. Не позволяет регулировать размер петель после затяжки узла. Используется в качестве беседки, а также
1. Он может не ночевать дома по нескольку дней и не получать никаких истерик. 2. Он не шарится по бутикам, нагруженый пакетами с сапожками и чулочками. 3. Он может мусорить на кухне в свое удовольствие. 4. Ему не нужно отпылесосивать ковры и мебель
Ущелье реки Фиагдон, или Куртатинское, наиболее известно в Осетии своими историческими и культурными памятниками. Ущелье является центром осетино грузинских культурных отношений: через него проходил древний караванный путь в Закавказье. Из Орджоникидзе рейсовым автобусом можно добраться в селения Фиагдон, Джимара, Харисджин. Время
Редактор Расскажите
о своих
походах
Есть известная истина. Нельзя проходить поход на зубах , преодолевая себя, с настроением нам бы ночь продержаться, да день простоять . Так вы быстро попадете в аварийную ситуацию. Поход должен проходить в меру трудно, а отдых обязательно должен быть комфортным и полноценным. Поэтому на биваке вам должно быть тепло и уютно, и экономить тут нельзя.
I. Отправляясь в горы, нужно знать все о том, что может, вас ожидать: 1) хорошо представлять опасности и трудности маршрута; 2) познакомиться с проблемами его первопрохождения, рассчитать свои возможности в оказании помощи пострадавшему, не дожидаясь прихода спасателей; 3) уметь осуществлять контроль за своим здоровьем,
Везде, где это не оговаривается специально, понятия правый , левый даются в орографическом смысле, под ходовым временем понимается чистое ходовое время (за вычетом времени на привалы и разведки). Следует учитывать, что описанные условия характерны скорее для межсезонья, чем для лета. Долины рек покрыты непрерывным снежным покровом практически начиная


0.051 секунд RW2