Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Суер

СОДЕРЖАНИЕ

Часть первая ФОК

БУШПРИТ

Главы I-VI. Шторм

Глава VII Остров Валерьян Борисычей

Глава VIII Суть песка

Главы IX-X Развлечение боцмана

Главы XI-XII Самсон-Сеногной

Глава XIII Славная кончина

Глава XIV Хренов и Семёнов

Глава XV Пора на воблу!

Глава XVI Остров неподдельного счастья

Глава XVII Мудрость капитана

Глава XVIII Старые матросы

Глава XIX Остров печального пилигрима

Глава XX Сущность "Лавра"

Глава XXI Остров тёплых щенков

Глава XXII Встречный корабль

Глава XXIII Дырки в фанере

Глава XXIV Остров Уникорн

Глава XXV Дротики и кортики

Главы ХХVI-ХХVII Рог Уникорна

Глава XXVIII Остров большого вна

Глава XXIX Кроки и кошаса

Глава XXX Остров пониженной гениальности

Часть вторая ГРОТ

Глава XXXI Блуждающая подошва

Глава XXXII Остров голых женщин

Глава XXXIII Блеск пощёчин

Глава XXXIV Задача, решённая сэром

Глава XXXV Бездна наслаждений

Глава XXXVI Гортензия

Глава XXXVII Ихнее лицо

Глава XXXVIII Возвращение на остров голых женщин

Глава XXXIX Остров посланных на ...

Глава ХL Остров Лёши Мезинова

Глава ХLI Вампир

Глава XLII. Остров Сциапод

Глава XLIII. Бодрость и пустота

Глава XLIV. Ступеньки и персики

Глава XLV. Стол из четвёртого измерения

Глава XLVI. Трепет

Глава XLVII. Пожар любви

Глава XLVIII. В рассол!

Глава XLIX. Ненависть

Глава L. Вёдра и альбомы (Остров Гербарий)

Глава LI. Порыв гнева

Глава LII. Остров, на котором совершенно ничего не было

Глава LIII. Е моё

Глава LIV. Род

Главы LV-LVI. Крюк

Глава LVII. Название и форма

Глава LVIII. Драма жизни

Глава LIX. Судьба художника

Глава LX. Иоанн Грозный убивает своего сына

Глава LXI. Остров, обозначенный на карте

Глава LXII. Капитанское пари

Глава LXIII. Надписи на верёвке

Глава LXIV. Остров Кратий

Глава LXV. Кусок поросятины

Глава LXVI. Прелесть прозы

Глава LXVII. Лунная соната

Глава LXVIII. Остров нищих

Глава LXIX. Я сам

Глава LXX. Камень, ложка и чеснок

Глава LXXI. Перо ветра

Глава LXXII. Стакан тумана

Глава LXXIII. Сидящий на мраморе

Глава LXXIV. Усы и невозможное

Глава LXXV. Как было подано невозможное

Глава LXXVI. Явление природы

Часть третья БИЗАНЬ

Глава LXXVII. Мадам Френкель

Глава LXXVIII. Остров особых веселий

Глава LXXIX. Осушение рюмки

Глава LXXX. Рюмочка под беседу

Глава LXXXI. Бескудников

Глава LXXXII. Лик "Лавра"

Глава LXXXIII. Некоторые прерогативы боцмана Чугайло

Глава LXXXIV. Остров боцмана Чугайло

Глава LXXXV. Затейливая надпись

Глава LXXXVI. Лещ

Глава LXXXVII. Сергей и Никанор

Глава LXXXVIII. Остров Едореп

Глава LXXXIX. Тёплый вечерок в нашей уютной кают-компании

Глава ХС. Князь и Лизушка

Глава XCI. Мизинчик

Глава ХСII. Золотая любовь

Глава XCIII. Кадастр

Глава XCIV. Остров Истины

Глава XCV. Девяносто пятая

ПРИЛОЖЕНИЕ

Глава XLIX. Ненависть

Глава L. Вёдра и альбомы (Остров Гербарий)

Суер-Выер - Юрий Коваль

Глава LXXXI. Бескудников

- Ну вот и открыли островок, - мрачно констатировал Суер. - Вот с какими упырями приходится пить.

- Бывало и другое, кэп, - сказал я. - Бывало, чокались и с их клиентами.

- Ну и рожи, - сказал Кацман. - А брови-то, брови! Такими действительно только землю буровить.

- Чу! - сказал Пахомыч. - Чу, господа... прислушайтесь... из погреба.

Из-под крышки погреба, которую Жипцов с Дыбовым второпях неплотно прикрыли, слышались односложные железные реплики, судя по всему, указания Жилдобина. Речь шла о каком-то, который многих угробил, потом говорилось, как к нему подползти: "...от Конотопа возьмёте левее, увидите корень дуба, как раз мимо гнилого колодца...", слышно было неважно, но когда Жипцов дополз, стало всё пояснее. Слушать было неприятно, но...

- Ну и ты что же? - спрашивал Жипцов, чиркая где-то далеко спичкой и закуривая. - Всех-всех людей хотел перебить?

- Всех, - отвечал испытуемый. - Но не удалось.

- А если б всех уложил, к кому бы тогда в гости пошёл?

- Нашли время по гостям ходить. Уложил бы всех и сидел бы себе дома, выпивал, индюшку жарил. Но вот видите, не успел всех перебить. Расстреляли, гады. Лежу теперь в могиле, успокоился.

- Э-ке-ке, - сказал Жипцов. - Неужто наверху ещё расстреливают? А я и не знал. Но тебе это только так кажется, что ты успокоился. Вслед за мною-то ползёт Дыбов.

- А что Дыбов?

- Ничего особого... Дыбов как Дыбов... Как твоё фамилие-то? Ваганьков? Востряков? Ага... Вертухлятников... так вот, господин Вертухлятников, за ваши прегрешения и убиения живых человеков - а убивали вы и тела, и души в районах Средней Азии и Подмосковья - вам полагается разговор с господином Дыбовым... Толя? Ты чего там? Ползёшь?

- Да погоди, - послышалось из недр. - Тут одному попутно яйцо нафарширую... а кто там у тебя?

- Да этот, по бумагам Вертухлятников...

- Ты его пока подготовь, оторви чего-нибудь для острастки...

Вдруг там под землёй что-то захрустело, заклокотало, послышался грохот выстрела и крик Жипцова:

- Брось пушку, падла, не поможет!

- Чего там за шум? - спросил Дыбов.

- Да этот в гроб с собой браунинг притащил, отстреливается... да в кого-то из родственников попал, а тот - повешенный... умора, Толик! Ползи скорей, поглядишь.

- Погоди, сейчас венский кисель закончу, а ты червяков-то взял?

- Взял.

- Да ты, небось, только телесных взял. А задушевных взял червяков?

- С десяток.

- Напусти на него и на его потомство.

- На потомство десятка не хватит.

- А брал бы больше. С тобой, Жипцов, выпивать только хорошо, а работать накладно. Всё самому делай. Ты только допрашиваешь, а мне - в исполнение приводи. В другой раз побольше бери задушевных червяков, а также

сердечно-печёночных,

херовых-полулитровых,

аховых,

разболтанных,

пердоколоворотных по полсотни на клиента,

по два десятка для потомства по линии первой жены, два десятка по линии потомства последней жены, по десятку на промежуточных, если таковые имеются...

- Моя фамилия Бескудников! - взвыл вдруг испытуемый. - Бескудников! Я лёг вместо Вертухлятникова! Не я убивал! Он! Дал мне по миллиону за кубический сантиметр могилы! По миллиону! Ну, я и взял! А он-то ещё по земле ходит!

- Что ж ты, падла, и под землёй прикидываешься? - Из погреба послышались такие звуки, как будто с трактора скидывали брёвна. - Слышь, Дыбов! Это - Бескудников. Что там про него записано?

- Погоди... - послышался тяжкий вздох Дыбова. - Передохну... мне тут такая сволочь попалась, жалко, что его не сожгли, прошёл бы по молекульному ведомству, сунули бы в бонбу... Бескудников, говоришь? А-а. Его тут давно ждут. Большая гадина. Что говорит - всё врёт. Он родился в тысяча девятьсот...

- Хватит, - сказал вдруг наш капитан сэр Суер-Выер и захлопнул крышку погреба. - Открыли остров, но закроем люк. Думаю, что все эти беседы под землёй проходят однообразно и кончаются одинаково, иначе на это дело не брали бы таких долдонов, как Дыбов.

- Пора на "Лавра", - сказал старпом. - Хочется напоследок осушить ещё рюмочку, да не знаешь, за чьё тут здоровье пить. За хозяев как-то не тянет.

- Можно выпить за здоровье лоцмана, - предложил вдруг я.

- За меня? - удивился Кацман. - С чего это? Почему? Это что - намёк на что-нибудь? Зачем ты это сказал?? Нет-нет-нет! Не надо за меня пить!

- Ну ладно, - сказал я, - выпьем тогда за старпома.

- Что же это ты так сразу от меня отказываешься? - обиделся Кацман - Сам предложил - сразу отказался. Так тоже не делают.

- Ну давай вернём тост, выпьем за лоцмана.

- Да не хочу я чтоб за меня пили! С чего это?!?

- Слушай, - сказал я, - скажи честно, чего ты хочешь?

- Молоки селёдочной, - сразу признался Кацман. - Бело-розовой. Да её всю Дыбов засосал.







  
Применяется, в основном, при изготовлении носилок из подручных средств. В реальной практике вязки слег крестом последовательность действий может изменяться (даже существенно). Неизменным остается сам принцип вязки. Две слеги укладываются крестом , середина вязочной веревки пропускается под нижней слегой.
В 1909 году Луиджи Амедео Савойский герцог Абруццкий в сопровождении восьми проводников и носильщиков из ущелья Аоста (Местечко в северо западной Италии (Прим. переводчика)) предпринял первую атаку массива К2. Базовый лагерь экспедиции находился недалеко от языка ледника Де Филиппе, спускающегося с южного склона вершины
Северный склон Зеравшанского хребта от пика Игла (5301 м) до вершины Фитурак (4633 м) изрезан глубокими ущельями, где размещаются притоки Зеравшанского ледника. Скальные возвышения в виде отрогов, разделяющие притоки, круты. На всем протяжении участка в скальных отрогах очевидных перевальных возможностей
Редактор Расскажите
о своих
походах
Наименование Кол во Ботинки пара Сменная обувь (тапочки, кроссовки) пара Носки толст и тонк. 3 4 пары Фонарики , гамаши пара Белье комплект Куртка теплая или жилетка 1 Теплые вещи (штаны и кофта из Polartec, шерсть) комплект Штормовой костюм (капрон или с мембраной
1983 г. Ветер шевельнул тонкий перкаль палатки, стряхнув с полотна несколько холодных капель, и я окончательно понял, что проснулся. Сразу вспомнилось: сегодня идем в Географическую. Другой мыслью, тревожной, было подозрение на дождь. Прислушался. Нет, тихо. Просто на скатах осела
Привет. Нас трое Маша 30 лет, Сергей 32 года, Алёша 8 лет. Хотим летом 2007г. (ориентировочно после 16 июля) на 2 3 недели сходить для души в горы на Алтай. Примем желающих или присоединимся к группе с детьми близкого возраста. Сергей


0.116 секунд RW2