Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Эверест-82

От редактора

Юрий Рост. Испытание Эверестом

Вечер в Намче-Базаре

Вечер в Тхъянгбоче

Вечер в Лукле

Вечер в Катманду

Утро в Москве

Эверестовцы рассказывают

Евгений Тамм. Шесть дней в мае

Анатолий Овчинников. Воплощение мечты

Эдуард Мысловский. Восхождение

Владимир Балыбердин. Неправильное восхождение

Николай Черный. Высотная наша работа

Валентин Иванов. Лицом к лицу с Эверестом

Сергей Ефимов. Жизнь в двух состояниях

Сергей Бершов. Ночной визит к богине

Михаил Туркевич. Четверо на ночном Эвересте

Казбек Валиев. Страницы погибшего дневника

Валерий Хрищатый. Фотографии памяти

Вячеслав Онищенко. Что со мной случилось?

Валерий Хомутов. Гора как гора

Юрий Голодов. Победа в День Победы

Владимир Пучков. Из дневника восходителя

Алексей Москальцов. Оглядываясь назад

Свет Орловский. Медицина на высоте (5300 м)

Владимир Воскобойников. Русская кухня в Гималаях

Эверест-82

Николай Черный. Высотная наша работа

Установка лагеря I

24.03.82. Вышли из базового лагеря в 5.30. Рюкзаки тяжелые, к тому же у меня крайне неудобный груз - 2 вязанки маркировочных флажков, насаженных на бамбуковые прутья метровой длины. Их по нашему заказу нарубили и доставили снизу. С нами вместе идут шерпы с грузом, который они должны доставить в промежуточный лагерь.

Нижняя часть ледопада обработана достаточно хорошо и не вызывает каких-либо затруднений. Верхняя часть гораздо сложнее, на ней в самом сложном месте пока висит только веревка, лестницы еще не повесили.

Первым по веревке пошел Володя Шопин, как знаток этого участка (он и Володя Балыбердин обрабатывали его несколько дней назад). За ним начинаю двигаться я.

После стенки дорога проще, и к 12 часам пришли в промежуточный лагерь. Здесь уже стоит одна палатка.

25.03.82. Первая половина пути по Западному цирку проходит под склонами Нупцзе.

Все время тщательно прощупываем снег перед собой - опасаемся скрытых трещин. Через каждые 100 - 200 м устанавливаем маркировочные флажки. Снег твердый, сначала приходится пробивать дырку ледорубом, а затем в нее устанавливать древко флажка.

Ледник плавно поднимается вверх. Довольно часто отдыхаем - сказывается недостаточная акклиматизация и тяжелые рюкзаки. Часа через 2 трещины кончаются и видна морена у правого борта ледника, непосредственно под нашим маршрутом, где и будет установлен лагерь I.

Чем выше мы поднимаемся, тем плотнее становится снег, сказываются сильные ветры. Последний участок подъема на морену представляет собой голый лед, местами переметенный снегом. По мере приближения к месту лагеря I все чаще попадаются остатки предыдущих экспедиций.

Для многих место лагеря I было традиционным: здесь мы нашли сразу штук 20 ледовых крючьев и собрали довольно приличную кучу продуктов. В лагере I должна стоять палатка "Зима". Это большой купол с центральным колом; палатка имеет дно и один выход, одновременно в ней с комфортом могут разместиться человек 8 - 10.

Часа 1,5 выравнивали под нее площадку на покатой поверхности ледника. Но так как снегу и камней было мало, а лед рубился исключительно плохо, то площадка так и осталась чуть-чуть наклонной к середине ледника. Ветер все время усиливался, палатку крепили очень тщательно. Сегодня у нас царский ужин: к нашим продуктам, которые уже порядком приелись, добавилась болгарская брынза, датская ветчина, клубничный джем неизвестного происхождения; все это сдабривалось острым итальянским соусом. Рассказ о нашем ужине, переданный по радио на базу, произвел там впечатление. Повар Володя Воскобойников просит принести ему сверху найденную нами большую 3-литровую банку итальянского соуса к спагетти.

Наевшись, как удавы, залезли в мешки. Но спать этой ночью нам не пришлось. Ветер резко усилился. Палатка норовит взлететь, и хотя в мешках не холодно, заснуть не удается. Вскоре лопнуло несколько оттяжек. Володя Балыбердин с Эдиком Мысловским вылезают их связывать. Отчаянно замерзнув, возвращаются. Через некоторое время чувствуем, что начинает вырывать из снега колья, к которым были привязаны оттяжки. В 2 часа ночи решили завалить палатку, пока ее не порвало.

Остаток ночи лежим в мешках, ветер хлещет палаткой по нашим телам. К утру немного стихает.

Из-за бессонной ночи начинаем шевелиться поздно, часов в 8. Поднимаем снова центральный кол и в дальнем углу обнаруживаем дыру, сквозь которую прямо на наших глазах ускользает чей-то ботинок. Высовываюсь в дыру и затаскиваю назад в палатку 2 пары ботинок. Ботинки не улетели, поскольку тяжелые, а вот чехол от автоклава и пуховку Володи Шопина ветер угнал куда-то вниз по леднику.

Перекусили и начинаем собираться вниз. Володя надел 2 пуховых жилета, анорак, но все равно без пуховки не то - руки мерзнут. Уходя, снова заваливаем палатку и сверху на нее кладем камни. Подгоняемые ветром, довольно быстро, несмотря на свежевыпавший снег глубиной 20 - 30 см, идем вниз. По дороге тщетно высматриваем унесенную пуховку; ее удалось найти только в следующий выход в трещине метрах в 200 от лагеря I.

Установка лагеря II

30.03.82 начался второй рабочий выход четверки Мысловского. Задача - установить лагерь II.

По леднику подходим к лавинному конусу и дальше прямо вверх под скалы. Нижний пояс скал сложен серыми гранитами, прочными, с хорошими трещинами и зацепами. Скалы 3 - 4-й категории трудности, по перилам двигаться одно удовольствие. Но затем скалы переходят в осыпной склон, где-то на 9-й веревке еще одна скальная стенка белого цвета, и дальше видны осыпи.

Идем довольно медленно. Эдик постепенно отстает. Балыбердин и Шопин идут впереди, и разрыв между ними тоже увеличивается. Погода хмурая, довольно сильный ветер. На конце 13-й веревки лежит баул с грузами для лагеря II.

Выше этого места нахожу маленькую площадку и решаю подождать Эдика, перекусить и отдохнуть. Время приближается к 14 часам. Поскольку места для лагеря II еще не найдено, очень вероятно, что ночевать нам будет сегодня негде, а спускаться вниз - значит терять время. Решаю попробовать сделать здесь площадку, хотя бы временную. Пока строил площадку, поднялся Эдик. Немного перекусили и снова начали возиться с площадкой. Всего эта работа заняла 3 часа.

Сходили вниз за грузом, занесенным группой Онищенко. Начинаем ставить палатку и обнаруживаем, что она совершенно не подготовлена: оттяжки не привязаны, палки не связаны по секциям. На сильном ветру вся эта работа усложняется. Это уже не первый прокол нашей диспетчерской службы: часть палаток была подготовлена, но наверх отправили другие, неподготовленные. Ветром вырывает одну из палок. Видно, что она останавливается на склоне, метров на 60 ниже. Пока сходил за палкой, два Володи показались на спуске. Минут через 20 они подходят, и вчетвером ставим наконец палатку. С некоторым сомнением ребята принимают наше предложение: мы с Эдиком остаемся ночевать здесь, а они уходят вниз, в лагерь I. Площадка на двоих вполне достаточная, и мы хорошо выспались.

Утром 1 апреля соответственно первоапрельская шутка. Очень сильный ветер все время срывает со склона мелкие камешки, песок, и они буквально секут палатку. И вот сюрприз: камень довольно приличных размеров пробивает палатку, а в ней - флягу Эдика. Это заметно ускоряет наши сборы, и, набив рюкзаки, мы уходим вверх.

Пересекаем кулуар и движемся по скальному гребешку. Скалы несложные, не выше 2-й категории, но сказывается высота - мы уже выше 7000 м. Гребешок кончается, упираясь в стенку. Веревка уходит вправо, сначала вдоль ее, а затем прямо вверх. По крутым скалам вылезаю на острый гребень. Все. Здесь место лагеря II. Высота, как потом определили, немного выше 7300 м. От лагеря I получилось 28 45-метровых веревок. На гребешках, разделенных кулуаром, имеется две очень маленькие площадки.

Оглянувшись назад и увидев еще раз Эдика (он метров на 100 ниже), ухожу к дальней площадке. Время 12 часов. Начинаю большие строительные работы. Если дальняя площадка далась относительно легко, то на ближнюю затратили много сил. Она маленькая, с торчащим сбоку камнем. Камень этот разбить молотком не удалось. Он так и выпирал сквозь пол палатки. На нем устроили импровизированный стол.

Попробовали увеличить размеры площадки с помощью мелкой рыболовной сети. Сетку по просьбе руководства достал наш ихтиолог Юра Голодов. Закрепили сетку на крючьях. Набили между ней и скалой снегу и камней, но получилось ненадежно. К тому же ветер прямо на глазах выдувает из нее снег, а камни без снега ползут вниз.

В 16 часов прекратили делать площадку и начали ставить палатки. Поставили дальнюю, и тут пришли Володи. Они остаются здесь ночевать, а мы уходим вниз, в лагерь I. В 16.45 начинаем спуск. Сумерки застают нас еще на скалах. К палаткам лагеря I подходим уже в полной темноте.

Здесь группа Валиева. Нас встречает Наванг, угощает прямо на улице чаем, помогает снять кошки. Вползаем в палатку "Зима", и наступает полное блаженство: после целого дня на холоде и ветру без горячей пищи в палатке особенно уютно, все кажется очень вкусным. Весь вечер царит оживление, разговоры, рассказываем ребятам о дороге в лагерь II.

Наутро группа Валиева уходит вниз. Эдик и я тоже загрузились - мы должны сделать еще одну ходку. Поскольку спуск в темноте нам вчера крайне не понравился, решаем идти вверх до 16 часов, после чего спускаться. С нами вверх также с грузом идет Овчинников. Хочет попробовать маршрут собственными руками. Пропустив группу Валиева, начинаю подниматься по знакомым уже перилам.

Все время впереди меня Наванг. Он самый маленький из наших высотных носильщиков-шерпов, но и самый выносливый. Рюкзак кажется на нем очень большим. Чтобы идти в его темпе, приходится работать на совесть. Шаг - вдох, выдох; шаг - вдох, выдох. Все время слежу за дыханием, иначе собьешься с темпа и разрыв с Навангом увеличится.

Где-то на середине пути встречаемся с Шопиным и Балыбердиным. Они поработали над благоустройством лагеря II и теперь спускаются.

К 16.00 дохожу до конца 24-й веревки. Здесь перекладываю груз из рюкзака в баул, закрепляю его, прощаюсь с Навангом и ухожу вниз. Эдик поднялся до 21-й веревки, а Анатолий Георгиевич - до площадки на 14-й веревке, где мы с Эдиком ночевали, оставил там груз и спустился вниз.

К вечеру все в сборе. Еще раз переночевали в лагере I и утром ушли в базовый лагерь. Ночь была тихая, светила луна. Горы сквозь сине-зеленые полотнища палатки смотрелись совершенно нереальными. Пока не уснули, стоял непрерывный кашель. "Как в чахоточном санатории", - шутили мы. Это, конечно, связано с сухостью холодного воздуха, которым приходится интенсивно дышать.

Установка лагеря III

В ночь с 9 на 10 апреля наша четверка (Мысловский, Балыбердин, Шопин и я) ночевала в лагере II.

Выше лагеря II было уже навешено группой Валиева 17 веревок, но подходящего места для лагеря III все еще не было. Группа Онищенко из-за его болезни груз, необходимый для организации лагеря III, подняла к 17-й веревке лишь частично, значительная часть его была раскидана по маршруту. Поэтому было решено, что двойка Мысловский - Балыбердин выходит вперед с веревками, крючьями и навешивает перила выше 17-й веревки до подходящего для лагеря места. Я с Шопиным должен был подобрать раскиданный по маршруту груз и поднять его наверх.

Мы вышли в 10.00. Первый груз взяли на конце 3-й веревки. Маршрут сложный, скалы 4 - 5-й категории, но погода с утра хорошая.

Около 13 часов остановились отдохнуть на площадке у 12-й веревки. Отсюда начинается очень трудный и неприятный участок с пересечением ледовых кулуаров. Кошек и ледорубов у нас нет, поэтому буквально зависаешь на веревке, ноги скользят по льду, и выход из этого положения дается с трудом.

К 15 часам подходим к концу 17-й веревки. Погода к этому моменту испортилась, идет снег, ветер, очень холодно, у В. Шопина сильно мерзнут ноги (потом выяснилось, что он их приморозил). Мысловского с Балыбердиным нет. Они все еще наверху, куда уходит по скальной, заснеженной щели (почти камину) веревка. Решаем, что надо ждать ребят.

Вова замерзает. Чтобы не поморозиться, он решил спуститься на 1 веревку вниз и забрать там спальный мешок и каремат, оставленные Голодовым. Пока он ходил, я начал готовить на всякий случай площадку под палатку на скальной полке.

В 16.00 спускаются Мысловский и Балыбердин. Они навесили 4 веревки до вполне приличного места для лагеря III. Решаем идти туда: вниз, до лагеря II мы засветло все равно не успеем. Решили вытащить к лагерю III весь имеющийся груз: в этом случае завтра с утра можно обрабатывать маршрут дальше. Рюкзаки получились килограммов по 25 - 30.

Я ухожу наверх первым. 18-я и 19-я веревки очень сложные, особенно из-за снега и тяжелого рюкзака. Следующий вынужден ждать, пока я пройду эти веревки, так как много живых камней. Дышишь открытым ртом, со свистом. Воздуха не хватает, высота около 7800. Через 1 час 20 минут поднимаюсь к концу веревок.

Место хорошее, безопасное, но нужно срубить много снега и льда, чтобы сделать площадку. Снимаю рюкзак. На веревке висят 2 ледоруба, которые оставили здесь ребята. Выбираю место для палатки и начинаю рубить площадку. Фирн рубится плохо, ледоруб часто застревает, и нужны большие усилия, чтобы освободить его. После 2 - 3 ударов начинаешь задыхаться, но если рубить не торопясь, делая 2 полных с открытым ртом вдоха после каждого удара, можно сделать подряд 10 - 12 ударов. После этого нужен отдых.

Между тем дело шло к вечеру, и я торопился. Когда через 25 минут поднялся В. Шопин, площадка вчерне была готова. Вдвоем с Володей мы доделали ее, и когда еще минут через 20 поднялся Балыбердин, втроем поставили палатку. Эдик поднялся минут через 40. Мы уже в это время в палатке развели примус и начали устраиваться на ночь.

На ужин развели одну банку молока - больше нет сил что-либо готовить. Ночью спали плохо. Вчетвером в палатке очень тесно. К тому же площадку вырубили минимальную. Поэтому уже часов в 7 начали готовить завтрак. Выяснилось, что у меня пропал голос, хотя горло и не болит. Сказалась вчерашняя интенсивная работа на морозе, когда рубил площадку.

Решили, что в лагерь II будем спускаться после обеда. До обеда Балыбердин и Мысловский будут обрабатывать маршрут дальше, а мы с Володей за это время поставим вторую палатку.

Собираться в палатке вчетвером сложно, поэтому делаем это поочередно. Я вылезаю первым. Затем Эдик с Володей. Они берут веревки, крючья и уходят влево за скалу. Начинаю рубить площадку под вторую палатку. Мы находимся на западном склоне, и солнце здесь появляется только в 11 часов, а до его появления очень холодно. Очень жалею, что не взял пуховые брюки. Володя Шопин выясняет, что по ошибке Эдик надел один ботинок свой, один его, а оставшийся ботинок Эдика ему мал. Володя без ботинок сидит в палатке, наводит там порядок, варит обед, а я рублю площадку. Место плохое. За 3 часа вырубил узкую полку, на которой с комфортом могут лежать только двое, но времени нет, и я поставил вторую палатку на этой узкой площадке. Конек палатки закрепил прямо на скале крючьями.

Пообедав, с пустыми рюкзаками уходим вниз в лагерь II. Спуск занял 3,5 часа. Спустившийся первым Бэл приготовил приличный ужин. Ложимся спать рано. Голоса у меня нет.

Утром у меня голоса нет по-прежнему; решаю, что, если рассчитывать в дальнейшем на восхождение, надо спускаться вниз. Эдик согласен с таким решением. А ребятам еще 2 дня работы: подъем в лагерь III с грузом и обработка дальнейшего пути. В 10 часов ребята уходят вверх, а я не спеша часов в 11 начинаю спуск в лагерь I. Спустился к обеду. К вечеру в лагерь I спустился Шопин. Начав подъем в лагерь III, он почувствовал, что вчера сильно переутомился, подмороженные ноги сильно болят, и, пройдя где-то около 6 веревок, он решил спускаться вниз. Вчерашний день сильно утомил и Мысловского; он сумел подняться в лагерь III только к 7 часам вечера, вызвав большой переполох своим отсутствием. В лагере I группа Валиева. Доктор на общественных началах Валера Хрищатый весь вечер отпаивал меня теплым молоком с маслом и содой. На другой день мы с Шопиным спустились в базовый лагерь, а через 2 дня спустились Балыбердин и Мысловский. Все вместе мы уходим отдыхать в Тхъянгбоче. И хотя там было холодно, временами шел снег, за 2 дня, проведенные в лесу на более низкой высоте, мы неплохо отдохнули.







  
20. Сторожковый узел для связывания тросов, второй вариант . Узел также легко отдается под нагрузкой, но в отличие от №14, на одном тросе делается не петля, а колышка. Ходовой конец другого троса проносится через нее и, как и в №14, колышка обносится плотными шлагами. Затем шлаги обтягиваются, конец обмотки оформляется
Уоргрейв. Кабинет восковых фигур. Соннинг. Наше рагу. Монморанси насмехается. Сражение Монморанси с чайником. Джордж упражняется в игре на банджо. Полное разочарование. Печальный удел музыкантов любителей. Обучение игре на волынке. Поужинав, Гаррис впадает в уныние.
МАРШРУТ 7: г. Алма Ата урочище Медео пер. Талгарский (н/к) лед. Богдановича пер. Пионер (1Б) лед. Туюксу пер. Иглы Туюксу (2Б) р. Лев. Талгар р. Науруксай пер. Кишкине (2 Б) лед. Шокальского пер. Суровый (2А*) лед. Корженевского р. Ю. Иссык р. Жангырык пер. Журналистов (2А) р. Чон Кемин р. Алматы пер. Алматы (Проходной) (1А) р. Проходная г. Алма
Редактор Расскажите
о своих
походах
Обычно небольшая по весу и по размерам палаточная печь в лыжном походе столь сильно влияет на все лагерное хозяйство, быт, состав работ и распределение стояночного времени, что почти каждая группа использует, а в большинстве случаев и изготавливает эту печь по своему. Вариант, о котором идет здесь речь, необычен тем,
1983 г. При оценке туристских походов в чемпионатах различного ранга судьи пользуются определенной методикой, являющейся частью Правил проведения соревнований по туризму . Знание системы судейских оценок необходимо туристам спортсменам для правильного распределения своих сил, реализации возможностей группы, а в конечном итоге для
приглашаем участников из Екатеринбурга в Саяны(хребет Ергаки)7 22авг 2010г т. 950 6464914 д


0.080 секунд RW2