Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Эверест-82

От редактора

Юрий Рост. Испытание Эверестом

Вечер в Намче-Базаре

Вечер в Тхъянгбоче

Вечер в Лукле

Вечер в Катманду

Утро в Москве

Эверестовцы рассказывают

Евгений Тамм. Шесть дней в мае

Анатолий Овчинников. Воплощение мечты

Эдуард Мысловский. Восхождение

Владимир Балыбердин. Неправильное восхождение

Николай Черный. Высотная наша работа

Валентин Иванов. Лицом к лицу с Эверестом

Сергей Ефимов. Жизнь в двух состояниях

Сергей Бершов. Ночной визит к богине

Михаил Туркевич. Четверо на ночном Эвересте

Казбек Валиев. Страницы погибшего дневника

Валерий Хрищатый. Фотографии памяти

Вячеслав Онищенко. Что со мной случилось?

Валерий Хомутов. Гора как гора

Юрий Голодов. Победа в День Победы

Владимир Пучков. Из дневника восходителя

Алексей Москальцов. Оглядываясь назад

Свет Орловский. Медицина на высоте (5300 м)

Владимир Воскобойников. Русская кухня в Гималаях

Эверест-82

Анатолий Овчинников. Воплощение мечты

Мечта об Эвересте - высочайшей вершине мира - передана нам альпинистами старшего поколения. Ещё в 1958 г. участники объединенной советско-китайской экспедиции под руководством К. Кузьмина и В. Абалакова совершили массовое восхождение на пик Ленина, которое было генеральной репетицией планировавшегося в мае 1959 г. восхождения на Эверест с севера по маршруту Мэллори и Ирвина.

Однако обстановка в Тибете в марте 1959 г. не была благоприятной и не позволила приступить к проведению экспедиции, подготовка к которой была полностью завершена. В мае 1960 г. 3 китайских альпиниста - бывшие участники объединенной советско-китайской экспедиции - совершили успешное восхождение на Эверест.

После этой несостоявшейся экспедиции мечты об организации восхождения на Эверест длительное время казались несбыточными.

Возможность организации и проведения гималайских экспедиций появилась после создания в 1974 г. по инициативе А. М. Боровикова Международного альпинистского лагеря на Памире. Деятельность этого и других международных лагерей, созданных позднее и возглавляемых М. В. Монастырским, позволила подготовить финансово-материальную основу, необходимую для организации и проведения гималайских экспедиций.

В последующие годы В. М. Абалакову и К. К. Кузьмину удалось поколебать отрицательное отношение руководства Спорткомитета к организации и проведению гималайских экспедиций, а М. И. Ануфрикову и Е. И. Тамму удалось добиться положительного решения о подготовке и проведении первой экспедиции.

Мы считали, что восхождение на Эверест может быть признано спортивным, если его результат будет оценен как вклад в развитие мирового высотного альпинизма, а не восхождение по простому или ранее пройденному маршруту.

Для достижения такой цели на Эвересте необходимо было решить ряд задач:

- выбрать маршрут восхождения, который ранее не

был пройден и техническая сложность которого превосходила бы другие пройденные на Эверест маршруты;

- подготовить спортивный состав экспедиции, общефизическая, техническая и морально-волевая подготовка

которого соответствовала бы требованиям, необходимым для прохождения выбранного маршрута;

- разработать тактический план восхождения, который с учетом сложности маршрута и подготовленности участников позволил бы добиться успеха;

- обеспечить участников восхождения необходимым снаряжением, обмундированием, кислородом, радиосвязью, питанием для достижения поставленной цели в экстремальных условиях, определяемых кислородной недостаточностью (давление воздуха на высоте свыше 8000 м менее 270 мм рт. ст.), низкими температурами и сильными штормовыми ветрами;

- разработать календарный план проведения экспедиции, обеспечивающий в имеющихся временных рамках необходимую акклиматизацию участников, обработку маршрута восхождения и организацию промежуточных лагерей, доставку необходимых для жизнедеятельности участников оборудования, снаряжения, кислорода, питания и других

средств;

- осуществить восхождение на вершину Эвереста в соответствии с календарным планом.

При выборе вариантов восхождения тренерским советом экспедиции в декабре 1979 г. были установлены два ограничения: маршрут должен быть более сложным по сравнению с пройденными и соответствовать уровню развития советского высотного альпинизма, то есть возможность его прохождения должна быть очевидной.

Этим условиям удовлетворяли два варианта восхождения:

- по контрфорсу южного склона с выходом на юго-восточный гребень;

- по контрфорсу юго-западного склона с выходом на западный гребень.

Техническая сложность второго варианта была очевидной даже для неспециалиста; средняя крутизна, крутизна отдельных взлетов и протяженность сложного скального рельефа (от 6500 до 8500 м) здесь значительно больше.

Проведенная в апреле 1980 г. разведка Эвереста позволила визуально ознакомиться с предполагаемыми маршрутами восхождений и убедиться, что маршрут по контрфорсу юго-западного склона проходим при соответствующей подготовке и будет высоко оценен международной альпинистской общественностью.

Подготовка команды восходителей состояла из двух этапов. Первый - проведение конкурса для участия в экспедиции и отбор двойного спортивного состава. Второй - отработка технических решений восхождения, совершенствование общефизических качеств, опробование обмундирования, некоторых видов альпинистского снаряжения, кислородного оборудования, средств радиосвязи, продуктов литания и др.

В конкурсе на первом этапе из 10 республиканских и городских федераций альпинизма приняло участие около 150 альпинистов-высотников. После проведения отборочного сбора в январе 1980 г. состав кандидатов был уменьшен на три четверти.

В летнем отборочном сборе, проведенном в августе 1980 г. на базе Международного альпинистского лагеря "Памир-80", участвовало 39 альпинистов, в том числе одна женщина - Э. Насонова.

В состав экспедиции вне конкурса были включены В Иванов, Е. Ильинский и Э. Мысловский, которые были назначены руководителями спортивных групп.

Тренерским советом были разработаны критерии, которые позволили оценить личные качества альпинистов.

Альпинистский высотный опыт оценивали:

- участием в чемпионатах СССР в высотном и высотно-техническом классах и занятыми местами;

- количеством совершенных высотных и высотно-технических восхождений высшей категории трудности в период с 1978 по 1980 г.

Техническую подготовленность оценивали:

- результатами участия в соревнованиях среди кандидатов в экспедицию на скальном и ледовом участках горного рельефа.

Общефизическое развитие оценивали:

- количеством подъемов на высоту свыше 7000 м, совершенных в 1980 г. (минимум 3);

- результатами прохождения травянистого склона со средней крутизной около 35° и перепадом высот от 3600 до 4000 м;

- количеством подтягиваний.

Кроме этих показателей, при отборе участников экспедиции учитывали результаты "гамбургского счета", возрастной ценз и тренерские баллы, а также представительство федераций.

В результате было отобрано 26 кандидатов.

На втором этапе подготовки (зимний и летний сборы 1981 г.) было уделено внимание гималайской тактике восхождения, которая отличается тем, что маршрут к вершине обрабатывают - навешивают веревочные перила, которые в дальнейшем используют при движении, и организуют промежуточные лагеря на таком расстоянии друг от друга, чтобы за световой день можно было, выйдя из одного лагеря по обработанному пути, подняться в следующий и при необходимости спуститься обратно. Пришлось также отказаться от некоторых правил горовосхождений, привычных для нас, но создающих организационные трудности восходителям. Так, мы считали возможным одиночное хождение в исключительных случаях или по обработанному маршруту. Безусловно, отход от наших правил горовосхож-дения не должен влиять на обеспечение безопасности.

На первый взгляд гималайская тактика не должна усложнить проведение восхождения. В действительности это не так: если команда восходителей, как это обычно принято у нас на Памире, Тянь-Шане, имеет при себе все необходимое для жизни и преодоления сложного рельефа, то у нее есть определенная уверенность в надежности жизнеобеспечения и работы на маршруте, и многие вопросы существенно упрощаются. Совсем другая ситуация возникает, если команда рассчитывает на наличие каких-то видов снаряжения, продуктов питания, горючего на заранее обусловленном участке и чего-либо не находит. Естественно, что уставшие люди, находясь в экстремальных условиях, могут раздражаться. Такие ситуации могут возникнуть из-за множества самых разнообразных причин. Например, оставленное вне палатки снаряжение и другие предметы может занести снегом, а восходители ищут их внутри палатки. По каким-либо причинам предыдущая группа оставила в промежуточном лагере неприбранными палатки, грязную посуду и т. д. Такие, казалось бы, мелочи могут приводить к противоречиям между группами. И, безусловно, надо иметь в виду, что восходители часто поднимаются в промежуточные лагеря физически и морально уставшими, и, естественно, необходимость выполнения дополнительной непредусмотренной работы вызывает раздражение.

По этой причине применение гималайской тактики восхождения, с одной стороны, обеспечивает более высокую надежность и гарантию восхождения, а с другой - при недостаточно четкой организации может привести к отчуждению и разладу коллектива, что неоднократно происходило в гималайских экспедициях. Эти особенности применения гималайской тактики проявились при проведении восхождения на пик Комсомола во время зимнего сбора 1981 г., когда у нас не было радиосвязи между группами и базовым лагерем. На летнем сборе радиосвязи было уделено особое внимание, благодаря чему в экспедиции организационные вопросы учета наличия и расхода различного рода снаряжения, питания в промежуточных лагерях, своевременной его доставки были решены вполне удовлетворительно.

Важным вопросом подготовки являлась оценка индивидуальной работоспособности участников на высотах свыше 8000 м в условиях низких температур при различном расходе кислорода для дыхания и без использования кислорода. Были проведены обследования участников в Институте медико-биологических проблем. В результате получены важные рекомендации по наиболее эффективному использованию кислорода на разных высотах. Так, наиболее эффективный расход кислорода был признан 2 литра в минуту вместо обычно распространенного 4 литра в минуту. Эти рекомендации были подтверждены при проведении экспедиции.

К сожалению, не по всем вопросам удалось получить научно обоснованные рекомендации. И это произошло, на наш взгляд, из-за отсутствия взаимопонимания между научными сотрудниками, с одной стороны, и испытуемыми и тренерами, с другой, хотя данные об индивидуальной работоспособности альпинистов на разных высотах при различной степени акклиматизации просто необходимы для научно обоснованной деятельности тренера при постановке задач перед выходом групп на большие высоты. Важны также вопросы целесообразной индивидуальной и средней продолжительности пребывания на высоте и последующего спуска для отдыха на средние высоты - в зону леса.

Эти вопросы приходилось планировать и решать на основе опыта, накопленного тренерами во время проведения альпинистских экспедиций на Памире и Тянь-Шане, где высоты значительно уступают гималайским. Нам представляется, что в дальнейшем необходимо продолжить исследования для оценки индивидуальной работоспособности альпиниста на разных высотах и в экстремальных условиях. Только по мере накопления статистических данных тренеры будут иметь научно обоснованную методику планирования акклиматизации тренировок и восхождений, а также будут раскрыты физиологические возможности человека. Это, по нашему мнению, представит интерес не только для альпинизма, но и для медико-биологической науки. К сожалению, после окончания гималайской экспедиции проведение медико-биологических исследований альпинистов приостановлено.

В период между сборами кандидаты в гималайскую экспедицию тренировались по индивидуальным планам, разработанным тренерским советом экспедиции, в составе клубных команд и под руководством клубных тренеров. Ежемесячно результаты выполнения индивидуального плана сообщались тренерскому совету. В результате проведенных перечисленных выше спортивно-тренировочных мероприятий были отобраны основной и вспомогательный спортивные составы экспедиции.

Знакомство с шерпами во время разведки Эвереста в 1980 г. убедило нас в том, что обычно привлекаемые для переноски грузов экспедиции в промежуточные лагеря высотные носильщики не владеют достаточно высокой техникой передвижения даже на обработанном скальном маршруте. Это означает, что грузы в верхние промежуточные лагеря должны быть доставлены самими участниками экспедиции. Опыт гималайских экспедиций показывает, что для обеспечения возможности восхождения (обработка маршрута, организация промежуточных лагерей, доставка грузов, необходимых для жизнедеятельности на высотах свыше 8000 м) на каждого восходителя необходимо по крайней мере 6 участников вспомогательного состава, в том числе - высотных носильщиков. В нашей экспедиции количество вспомогательного состава значительно меньше общепринятого. Предполагалось на 12 восходителей 5 советских участников вспомогательного спортивного состава и 10 высотных носильщиков. Последние, по нашему предположению, могут подняться только в лагерь II (7350 м).

Тактическим планом было предусмотрено совмещение 3 акклиматизационных выходов с обработкой маршрута, организацией промежуточных лагерей и доставкой в них необходимых грузов. Согласно накопленному нами опыту на Памире и Тянь-Шане, акклиматизация предусматривала чередование последовательных подъемов на высоты 6500, 7500 и 8500 м с 4 - 6-дневными отдыхами в базовом лагере после каждого подъема. При этом в каждом выходе достижение указанных высот производится несколько раз. Это вызвано необходимостью доставки требуемых видов снаряжения, оборудования, питания, горючего и др. Каждая спортивная группа, каждая связка и каждый участник спортивного состава должны были принять участие в обработке маршрута (навешивании веревочных перил) и в доставке грузов в промежуточные лагеря.

Опыт восхождения наших альпинистов в неблагоприятных погодных условиях Тянь-Шаня очень пригодился в Гималаях. Оказалось, что неблагоприятные погодные условия в Гималаях, заставляющие зарубежных альпинистов отсиживаться в базовом и промежуточных лагерях, для наших альпинистов оказались ходовыми. Этому искренне удивлялись шерпы, которые особенно в первые дни работы экспедиции из-за неблагоприятной погоды отказывались от выхода.

Акклиматизационные выходы, предусмотренные календарным планом, были закончены группой Мысловского 15 апреля, а группами В. Иванова и Е. Ильинского (К. Валиева) - 19 апреля, В. Онищенко (В. Хомутова) - 24 апреля.

Медицинские осмотры свидетельствовали о том, что у большинства участников акклиматизация проходит вполне нормально, хотя иногда высказывалось неудовольствие, как казалось, непродолжительным отдыхом между выходами. Однако постепенность набора высот соблюдалась. В отдельных случаях увеличивалась продолжительность отдыха, как отдельным участникам, так и группам. Однако в результате недомоганий акклиматизация для восхождения на Эверест у Н. Черного, В. Шопина и Е. Ильинского, а также у А. Хергиани - участника киногруппы, восхождение которого считалось возможным при благоприятном стечении обстоятельств, оказалась, по нашему мнению, еще недостаточной.

К этому времени не был выполнен объем работ по обработке маршрута и по транспортировке необходимых видов снаряжения, питания, кислорода в верхние лагеря. Маршрут был обработан до высоты 8250 м, и было организовано только 4 промежуточных лагеря; не все грузы были доставлены в верхние лагеря. В частности, кислород, необходимый для восхождений, находился еще только в лагере II (7350). Начинать восхождение не доставив кислород в лагерь III значило заставить участников идти с чрезмерно тяжелыми рюкзаками и как следствие подвергать неоправданному риску возможность успешного восхождения на вершину.

Причины невыполнения плана подготовительного этапа восхождения на Эверест в общем-то были понятны:

- в период акклиматизации участники оказались не подготовленными для переноски на высотах свыше 6500 м запланированного веса рюкзаков (16 - 18 кг); это стало возможным только после акклиматизации;

- погодные условия (сильные ветры и снегопады) были более неблагоприятны в 1982 г., что потребовало более длительного времени для прохождения и обработки маршрута;

- потеря нескольких баулов с необходимым для обработки снаряжением (веревки, карабины, крючья) во время транспортировки из Катманду в базовый лагерь вынудила отвлечь высотных носильщиков от транспортировки грузов выше базового лагеря и посылать их в Намче-Базар, чтобы купить и принести недостающее;

- работоспособность высотных носильщиков оказалась ниже предполагаемой;

- заболевания участников спортивного состава С. Ефимова, Е. Ильинского, В. Онищенко, Н. Черного, В. Шопина в некоторых случаях приводили к преждевременному спуску, что также не способствовало выполнению плановых транспортировок грузов;

- надежда была на группу В. Хомутова, которая накануне третьего выхода обещала в порядке перевыполнения задания обработать маршрут до выхода на западный гребень (8500 м) и поставить палатку на месте лагеря V, но срыв Ю Голодова. по-видимому, отрицательно повлиял на работоспособность альпинистов, и они возвратились в базовый лагерь, практически не пытаясь проводить обработку маршрута выше 8250 м.

В сложившейся в III декаде апреля обстановке надо было срочно принимать решения по дальнейшему проведению экспедиции, которые не были предусмотрены календарным планом.

Четвертый выход всеми спортивными командами для обработки маршрута, установки лагеря V и доставки грузов а верхние лагеря требовал еще по крайней мере 10 дней. Надо было учитывать состояние и мнения участников. Так, группа Е. Ильинского считала, что после третьего выхода она находится в наивысшей спортивной форме. Значит, продолжение обработки маршрута и других работ могло привести к излишнему израсходованию физических и духовных сил, что ставило под угрозу восхождение. Учитывая сказанное, мы считали такое продолжение невозможным, и оно было отвергнуто сразу.

Наиболее целесообразным казался вариант, согласие которому Н. Черный, В. Шопин, А. Хергиани с шерпами - высотными носильщиками 22 апреля выйдут из базового лагеря, сделают по 2 ходки из лагеря II в лагерь III и доставят необходимое количество кислорода на исходную дли восхождения позицию, что позволит этой тройке участников приобрести необходимую акклиматизацию и в дальнейшем принять участие в восхождении.

Группе В. Иванова, как наиболее полноценной по количественному составу, предполагалось после отдыха в Тъянгбоче выйти для обработки маршрута от 8250 м до В500 м для установки лагеря V и восхождения.

Н. Черный и В. Шопин отдыхали и восстанавливали работоспособность в зоне леса (Тхъянгбоче), но согласились ради общего дела выполнить поставленную задачу, закончив полностью отдых, они 21 апреля возвратились в базовый лагерь. На следующий день они с А. Хергиани и шерпами вышли из базового лагеря. В конечном итоге кислород в необходимом количестве был доставлен в лагерь III. В основном пришлось трудиться советским альпинистам, только двое шерпов с грузами сумели подняться в лагерь III.

Что касается группы В. Иванова, то на разборе выхода (20 апреля) С. Ефимов от своего имени и имени группы сказал, что они не сумеют до 25 апреля отдохнуть и восстановиться. Следовательно, не представляется возможным выполнить поставленную задачу. Присутствовавшая на разборе группа К. Валиева также не взялась за ее выполнение. Возможно, это мнение группы явилось результатом усталости и предубеждения, что руководство экспедиции недостаточно высоко оценивает их деятельность во время обработки маршрута, что в общем-то не соответствовало действительности. На состоявшемся на следующий день тренерском совете этот вариант продолжения обработки не был утвержден. Надо было искать новое продолжение.

Надежда была на двойку Э. Мысловский - -В. Балыбердин, которая до сего дня была безотказной при выполнении особых работ. Но двойке выполнить то, что не решилась взять четверка, было очень тяжело. Можно было рассчитывать только на их энтузиазм и добровольное желание взять нэ себя выполнение этой ответственной задачи.

22 апреля по возвращении из Тхъянгбоче Э. Мысловский и В. Балыбердин ознакомились со сложившейся трудной обстановкой и после непродолжительного обсуждения сообщили, что смогут выйти для выполнения оставшихся задач, обеспечивающих восхождение на Эверест. Поставленная задача была настолько важной, а взаимопонимание настолько полным, что деятельность двойки на маршруте не ограничивалась никакими правилами, кроме полного обеспечения безопасности. Двойка должна была работать на пределе человеческих возможностей, а в некоторых случаях - даже чуть выше предела. Руководство экспедиции шло навстречу всем пожеланиям Э Мысловского и В Балыбердина. Но они попросили только перенести срок выхода на 1 день. Помочь им перенести грузы вызвался шерпа Наванг - очень симпатичный и работоспособный высотный носильщик, - с условием, что ему будет предоставлена возможность совершить восхождение.

У нас была уверенность, что двойка Мысловский - Балыбердин выполнит поставленную перед ними задачу, хотя им будет очень и очень трудно.

Мысловский находился далеко не в лучшей спортивной форме. И возраст есть возраст, но воля, целеустремленность, уверенность, желание достичь заветной цели являются хорошими союзниками в любом трудном мероприятии. А В. Балыбердин обладал не только огромной целеустремленностью, волевым настроем, желанием достичь вершины Эвереста, но и необыкновенной работоспособностью, как внизу, так и на больших высотах. Это он продемонстрировал на предгималайских сборах, а в Гималаях с первого дня он выполнял любые работы - самые тяжелые, самые трудоемкие, но необходимые для успеха экспедиции.

Мы понимали, что быстрому прохождению ледопада Кхумбу в трудных условиях этого года экспедиция обязана Балыбердину и Шопину. Они первыми пришли в лагерь I, переносили грузы в лагерь II и выше. Обработка маршрута на скалах перед лагерем IV во время акклиматизации также проведена В. Балыбердиным. Он во время акклиматизации и восхождения не пользовался кислородом. Только чрезмерно трудные условия, усугубившиеся потерей рюкзака Э. Мысловским, заставили его использовать кислород во время сна. Не умаляя достоинств других участников экспедиции, можно ответственно сказать, что он был лучшим участником экспедиции. И заслуженно достиг вершины Эвереста первым из советских альпинистов.

Ленинградские тренеры, принимавшие участие в подготовке В. Балыбердина, могут гордиться его успехами, а тренеры экспедиции удовлетворены тем, что сумели разглядеть среди большого числа кандидатов талантливого, ранее не обладавшего широкой известностью альпиниста, оценить и включить в состав экспедиции.

Обстоятельства для двойки Балыбердин - Мысловский сложились самые неблагоприятные. Из-за небрежности на маршруте, проявленной, по-видимому, из-за усталости и переутомления, Э. Мысловскому пришлось расстаться с рюкзаком, в котором было много необходимого для восхождения. Неутомимый и благоразумный В Балыбердин частично в одиночку (не в ущерб безопасности) обработал маршрут, оказал моральную помощь Э. Мысловскому и вложил много энергии на завершающей стадии восхождения. О тех трудностях, которые пришлось преодолеть Э. Мысловскому. свидетельствует тот факт, что последние метры к вершине он шел полчаса, а ему, заторможенному усталостью, казалось, что он идет всего несколько минут

В этот же день, 4 мая, когда Балыбердин и Мысловский преодолевали трудные метры вершинного гребня, на ледопаде случилась неприятность: А. Москальцов при переходе через трещину допустил неосторожность. Прежде чем переходить по лестнице через широкую трещину, надо было проверить, не вытаял ли фирновый крюк, на котором закреплена перильная веревка. Он не проверил, качается ли лестница, не пристегнулся карабином (жумаром) к перильной веревке для самостраховки. Наступив на лестницу, которая покачнулась, потерял равновесие, начал падать и в следующий момент ухватился за перильную веревку. От рывка вытаявший фирновый крюк выскочил, и, хотя скорость частично была погашена, удержаться не удалось.

Правда, все закончилось более или менее благополучно, поскольку он упал на наклонную стенку трещины, пролетев 10 - 12 м, и задержался на одном из выступов.

Ю. Голодов по рации сообщил об этом в базовый лагерь. Немедленно был выслан транспортировочный отряд во главе с врачом С. Орловским и Л. Трощиненко. Хотя Ю. Голодов и А. Москальцов ушли недалеко от базового лагеря, поднявшись метров на 400 по ледопаду, транспортировка пострадавшего заняла целый день.

Во время этой транспортировки в 14.35 мы услышали голос В. Балыбердина, сообщившего, что кажется выше идти уже некуда и, по-видимому, он на вершине. После этого начались уточнения: видна ли китайская тренога, как самочувствие, где Э. Мысловский? В 15.05 мы услышали, что Э. Мысловский также поднялся на высшую точку планеты.

Мы поздравили друг друга с успехом, хотя настроение у всех было настороженное. День клонился к вечеру. На спуске, как правило, с каждым шагом появляются новые силы, и представлялось, что В. Балыбердин и Э. Мысловский быстро спустятся в лагерь V, где уже была группа B. Иванова.

Нам тоже надо было засветло спуститься в базовый лагерь. Мы выключили рацию и продолжили спуск А. Москальцова. Только прибыв в базовый лагерь, мы узнали, что по рекомендации Е. И. Тамма В. Иванов в 17.00 направил двойку С. Бершов - М. Туркевич навстречу В. Балыбердину и Э. Мысловскому. Последние сильно переутомились и спускались чрезвычайно медленно. Что касается двойки C. Бершов - М. Туркевич, то она с молодым задором, можно сказать, рванулась вверх к уставшим товарищам, захватив с собой живительный кислород и горячий компот. И в 21.30 они встретили двойку, передали им кислород.

Удостоверившись, что те могут самостоятельно продолжать спуск, устремились к вершине, предварительно согласовав это с Е. И. Таммом, который после связи сообщил мне, что дал разрешение на ночное восхождение. Я согласился с этим решением, понимая, что на следующее утро С. Бершов и М. Туркевич будут иметь меньше возможности для восхождения: кислород будет израсходован и, возможно, потребуется сопровождать вниз Э. Мысловского. В 22.25 С. Бершов и М. Туркевич уже были на вершине. Такой темп набора высоты при лунном свете могли выдержать только выдающиеся альпинисты. На спуске они быстро настигли В. Балыбердина и Э. Мысловского. После этого спуск Э. Мысловского и В. Балыбердина ускорился, но оставался достаточно медленным. Э. Мысловский и B. Балыбердин продолжили спуск, используя веревку C. Бершова и М. Туркевича в качестве перильной. После этих сообщений все находящиеся в базовом лагере стали меньше беспокоиться за судьбу наших товарищей.

Иногда задают вопрос: был ли риск при принятии решения о выпуске Э. Мысловского и В. Балыбердина?

Мне представляется, что риск бывает в том случае, если при принятии решения нет уверенности в реальности выполнения поставленной задачи. В данном случае, ставя задачу обработки маршрута, установки лагеря и восхождения, мы (в частности я) были уверены в ее реальности, в тех возможностях (физических и моральных), которые раскрываются у сильных людей, не подверженных панике в минуты труднейших испытаний. Именно такими людьми являются участники гималайской экспедиции. Такая проверка проведена всем ходом их занятий альпинизмом. Это проверено и на прошлогоднем сборе под пиком Коммунизма, когда потребовалось оказать помощь четверке ленинградских альпинистов. Тогда Л. Трощиненко, В. Онищенко и другие в очень трудных условиях в самый кратчайший срок сумели подняться на плато пика "Правды" и оказать заболевшим необходимую помощь.

И в данном случае решение о выпуске В. Балыбердина и Э. Мысловского на восхождение было продиктовано именно такой уверенностью.

Что касается восхождений других групп, то все они поднялись в соответствии с планом, хотя трудности, перенесенные двойкой Балыбердин - Мысловский, наложили свой отпечаток на деятельность всех восходителей.

Особенно в трудных условиях совершила восхождение двойка К. Валиев - В. Хрищатый. Погодные условия днем 7 мая не позволили им подняться на вершину, а в ночь на 8 мая ветер порою достигал ураганной силы - порывы до 40 м в секунду, от холода коченели руки. Рация замерзла, связь с базовым лагерем отсутствовала. В таких невероятных условиях двойка К. Валиев - В. Хрищатый достигла вершины и самостоятельно спустилась в лагерь V. Это могли совершить только альпинисты, обладающие помимо отличных технических и общефизических качеств высокой морально-волевой устойчивостью.

Решению тренерского совета дать указание Е. Ильинскому и С. Чепчеву сопровождать К. Валиева и В. Хрищатого предшествовали два обстоятельства.

Первое. Нам представлялось, что Е. Ильинский и С. Чепчев уже очень сильно устали. Они, как и Э. Мысловский, поздно приходили в промежуточные лагеря. А утром 8 мая, не имея сведений о К. Валиеве и В. Хрищатом, продолжали ожидать их в лагере V до 9 часов. Они не сделали попытки выйти навстречу, хотя срок возвращения уже прошел. Можно было предположить, что двойка восходителей нуждается и в кислороде. Со времени выхода К. Валиева и В. Хрищатого из лагеря V прошло уже более 12 часов.

Второе обстоятельство, которое было, пожалуй, решающим. Это сообщение Е. Ильинского о том, что К. Валиев и В. Хрищатый имеют обморожения рук и дальнейший спуск пройдет более успешно, если их будут сопровождать. В это время перед нами с обмороженными руками стоял Э. Мысловский.

С учетом этих двух обстоятельств тренерский совет не мог принять иного решения, кроме как дать указание Е. Ильинскому и С. Чепчеву сопровождать двойку восходителей при дальнейшем спуске.

Казалось, что для восхождения группы В. Хомутова препятствий нет. У них было все: кислород, питание, хорошее настроение, мощное продвижение к вершине. По плану они должны были 8 мая подняться в лагерь IV, 9 мая - в лагерь V, и только 10 мая - быть на вершине Эвереста. Однако обстоятельства изменились, появились трудности другого порядка.

По-видимому, из-за несчастного случая, произошедшего с А. Москальцовым, и желания исключить в дальнейшем что-либо подобное товарищи из Спорткомитета прислали указание: "Прекратить восхождения, на каком бы этапе участники ни находились, и всем спускаться вниз". Это указание получено нами на вечерней связи 8 мая. Евгений Игоревич спросил, что я думаю по этому поводу.

Выполнить это указание было невозможно, хотя я понимал - оно продиктовано желанием успешно закончить первую советскую гималайскую экспедицию. Одновременно у меня была уверенность в успешном восхождении тройки альпинистов под руководством В. Хомутова, было известно и их желание подняться на вершину 9 мая. Если до этого я не был сторонником форсировать продвижение к вершине, то после получения указания пришлось все делать наоборот. Я Евгению Игоревичу ответил:

- Если группа сумеет сегодня, восьмого мая, подняться в лагерь пять, а завтра до двенадцати быть на вершине Эвереста, то нет смысла чинить препятствия. Ибо у нас будет только одна утренняя связь по радио с Калимулиным, находящимся в Катманду, на которой придется выслушать неудовлетворение нашей деятельностью. На дневной связи будем рапортовать об успешном завершении восхождений.

Я за то, чтобы группа совершала восхождение! Другого мнения нет!

Евгений Игоревич был такого же мнения, о чем было сообщено В. Хомутову.

Борис Романов, как наиболее дисциплинированный человек, придерживался другой точки зрения - выполнять указание товарищей из Спорткомитета и не мог согласиться с нашим решением. Он предложил полученное указание обсудить на собрании. Мне казалось, что наше решение соответствует альпинизму, спорту и все настоящие альпинисты его поддержат.

Оказалось не так. Было длительное обсуждение. Нас решительно поддержали Ю. Кононов и В. Воскобойников. Особенно огорчило выступление Э. Мысловского, который высказался за то, чтобы группа В. Хомутова возвращалась без восхождения. Свое мнение Э. Мысловский мотивировал якобы отсутствием подстраховки у В. Хомутова. А нужна ли подстраховка-это осталось недоказанным. Э. Мысловский по-видимому, забыл о том, что мы с Евгением Игоревичем отстаивали его кандидатуру и включили в спортивный состав, руководствуясь своим личным убеждением не считаясь с мнением и указаниями других руководящих товарищей, как и в случае с группой В. Хомутова.

В результате было принято решение запретить восхождение группе В. Хомутова. Это решение по рации было передано В. Хомутову, но последний понял истинное настроение руководства экспедиции и продолжил восхождение. Группа В. Хомутова поднялась на вершину Эвереста 9 мая в 11 часов 35 минут.

Итак восхождения советских альпинистов на Эверест, начавшиеся 4 мая, завершились 9 мая - в День Победы, что является весьма знаменательным!

Восхождение советских альпинистов на страницах зарубежной печати признано выдающимся, отмечена исключительная трудность маршрута восхождения, отличная техническая и общефизическая подготовка участников.

К числу достижения следует отнести и то, что количество вспомогательного состава на одного восходителя в нашей экспедиции по сравнению с другими было наименьшим. Можно сказать, что каждый восходитель сам обеспечил себе возможность восхождения.

Подтверждена возможность восхождений на Эверест без использования кислорода - В. Балыбердин использовал кислород только ночью (расход 0,5 литра в минуту), а В Хрищатый поднялся до высоты 8500 без использования кислорода (сильный штормовой ветер и ночь заставили его дальше идти с кислородом). Остальные участники расходовали кислород во время движения не более чем 2 литра в минуту, на отдыхе - 0,5 литра в минуту.

Участники экспедиции проявили высокие морально-волевые качества, взаимопомощь, дружбу, желание помочь товарищу даже в ущерб себе, целеустремленность в достижении цели.







  
Для обучения горных туристов советы по туризму и экскурсиям и Институт повышения квалификации туристских кадров организуют семинары и школы. Некоторые туристы овладевают необходимыми знаниями и навыками самостоятельно. Как проверить результат своей подготовки, как выделить среди многочисленных знаний и умений те, без которых
В Полярном очень много туристов. Отовсюду. Шипящий и всем недовольный Главный Инженер (не знаю чего, это вроде как имя собственное), к которому все обращались за помощью по заброске, человек довольно странный, коль не может извлечь выгоду из постоянного спроса. Это
Двузубая вершина Ряжского (3845 м, рис. 89, 99, 100, 101) расположена в Колотинской «пиле» между вершинами Калмыкова на севере и Мышляева на юге. Южный гребень вершины обрывается стенкой к изрезанной жандармами узкой перемычке и подходит гребнем под нависающую стенку вершины Мышляева. Вершина средней сложности, восхождений на нее не было.
Редактор Расскажите
о своих
походах
Обычно небольшая по весу и по размерам палаточная печь в лыжном походе столь сильно влияет на все лагерное хозяйство, быт, состав работ и распределение стояночного времени, что почти каждая группа использует, а в большинстве случаев и изготавливает эту
Национальный парк Таганай вблизи города Златоуста влечёт к себе тысячи туристов со всех уголков страны. Едут сюда с целью насладиться неповторимой красотой горных вершин, ощутить суровую девственную природу с завораживающими пейзажами, познакомиться с разнообразием животного и растительного мира, а также прикоснуться к интереснейшей
21. 1. Заместитель главного судьи класса обязан помогать главному судье класса в выполнении его обязанностей и выполнять работу по его указанию. 21. 2. В отсутствие главного судьи класса его обязанности выполняет заместитель. 21. 3. К функциям заместителя главного


0.080 секунд RW2