Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Эверест-82

От редактора

Юрий Рост. Испытание Эверестом

Вечер в Намче-Базаре

Вечер в Тхъянгбоче

Вечер в Лукле

Вечер в Катманду

Утро в Москве

Эверестовцы рассказывают

Евгений Тамм. Шесть дней в мае

Анатолий Овчинников. Воплощение мечты

Эдуард Мысловский. Восхождение

Владимир Балыбердин. Неправильное восхождение

Николай Черный. Высотная наша работа

Валентин Иванов. Лицом к лицу с Эверестом

Сергей Ефимов. Жизнь в двух состояниях

Сергей Бершов. Ночной визит к богине

Михаил Туркевич. Четверо на ночном Эвересте

Казбек Валиев. Страницы погибшего дневника

Валерий Хрищатый. Фотографии памяти

Вячеслав Онищенко. Что со мной случилось?

Валерий Хомутов. Гора как гора

Юрий Голодов. Победа в День Победы

Владимир Пучков. Из дневника восходителя

Алексей Москальцов. Оглядываясь назад

Свет Орловский. Медицина на высоте (5300 м)

Владимир Воскобойников. Русская кухня в Гималаях

Эверест-82

Валерий Хомутов. Гора как гора

Фотографии, слайды, картины не дают о горах такого представления, какое мы получаем, глядя на них своими глазами.

Первое наше знакомство с Эверестом состоялось вблизи монастыря Тхъянгбоче, вечером, когда садилось солнце, и в разрывах облаков мы увидели его. Вернее, увидели только вершину, так как остальной массив был закрыт длинным занавесом гребня Нупцзе. И кванты света, посланные нам самим Эверестом, создали непередаваемые ощущения, Гора манила и влекла к себе.

После этого мы увидели Эверест еще через неделю, когда сделали первую заброску грузов в промежуточный лагерь, впервые пройдя ледопад Кхумбу.

Стена Эвереста, увиденная нами из Долины Безмолвия, не произвела на нас впечатления, выходящего за пределы виденного нами в горах.

- Гора как гора, - сказали ребята, а Эрик Ильинский так оценил маршрут:

- Призовое место в высотном классе чемпионата страны.

Гора как гора, но до того, как пойти на штурм этой горы, требовалось совершить 3 восхождения на ее склоны: дважды за пределы 7000 м и один раз за 8000. Нужно было не только взойти на эти высоты и занести туда грузы, а также и работать на этих высотах: навешивать веревки, устанавливать палатки в лагерях, переносить грузы из лагеря в лагерь.

В четвертый раз мы выходим на склоны Эвереста, на этот раз на штурм вершины. Мы знаем маршрут до высоты 8250 м - там мы в последний выход установили лагерь IV, сделали по две ходки с грузами из III лагеря в IV. Тогда нам хотелось перевыполнить план и навесить несколько веревок в сторону V лагеря, но срыв Юры Голодова в районе лагеря IV помешал этому. К счастью, Юра отделался легкими ушибами, и все обошлось..

По графику восхождения, который выдал нам Евгений Игоревич, день штурма вершины планировался на 10 мая. Возникла дерзкая мысль: а нельзя ли сократить один день пути и взойти на вершину 9 мая?

Но мы пока еще на леднике, карабкаемся в лабиринтах ледопада.

Подошли к месту падения Леши. Бурые пятна крови на снегу и на ледовой стенке трещины напомнили о вчерашних событиях. Как велика цена каждого движения в этом последнем, решающем выходе к Эвересту! Мы знаем, что это у нас первая и последняя попытка восхождения. Осторожность и еще раз осторожность - к этой мысли я не раз буду возвращаться и на подъеме и при спуске, до тех пор, пока нас не встретят 12 мая наши товарищи в базовом лагере в торжественном строю.

В промежуточный лагерь мы пришли в 11 - ледопад преодолели за 5 ходовых часов. Это средний результат и показатель хорошей спортивной формы. После короткого отдыха и чая мы двинулись в I лагерь.

В 14.10 мы из Долины Безмолвия поздравили с победой Валентина Иванова и Сергея Ефимова, которые совершили первое "нормальное", как они потом скажут, восхождение. Ребята были на вершине около часа, сфотографировали и сделали киносъемку.

В лагере I нас никто не встречал. Обычно в предыдущие выходы здесь было многолюдно: участники, шерпы. 2 шатровые палатки типа "Зима" и 1 высотная палатка могли вместить до 16 человек.

Вспоминаем общий ужин с шерпами в лагере I. Они готовили национальное блюдо, похожее на украинские галушки, и дополнили его нашими продуктами - сливочным маслом и сосисками.

Ужин готовили на примусе. К нашему приходу газ в лагере I кончился, пустой красный баллон бесполезно лежал в сторонке и наводил на мысль, что экспедиция заканчивается...

На вечерней связи мы выяснили, что в высотных лагерях для нашей группы остались только кислородные баллоны с давлением 230 атмосфер. Мы решили взять завтра с собой по одному баллону с давлением 280 атмосфер для штурма вершины. Лишние 50 атмосфер в баллоне - это 1,5 часа работы или 5 часов сна. Уснули не сразу - сказывалось напряжение прошедшего дня.

"Тринадцатая веревка"... Вспоминаю наш трудный второй выход в лагерь 7350. Я иду последним в группе. Задача нашего выхода - сделать 2 ходки с грузами из II лагеря в III. Мы идем во II лагерь, основная работа начнется завтра. Утренний холодный воздух вызывает мучительный кашель. Частые остановки выбивают из привычного темпа движения. Слава Онищенко на 14-й веревке закрепляет свой рюкзак и спускается ко мне. Таков он, Слава. Взваливает на себя мой рюкзак и идет наверх. Я едва поспеваю за ним. Короткий отдых и поддержка друга прибавляют силы.

Я пришел в лагерь II спустя полчаса после прихода туда ребят.

На подъеме встретили спускающуюся на отдых группу Валиева. Ребята хорошо отработали - навесили веревки до лагеря III на высоте 7800, решили одну из проблем маршрута - прошли первый скальный бастион.

Вечером усилился ветер, пошел снег. Ночью сильные порывы ветра пытались сорвать палатку. Весь следующий день пришлось отсидеть в палатках, о выходе на маршрут не могло быть и речи.

В условиях высоты, непогоды и бездействия коварная болезнь подкрадывалась к Славе. Он боролся с ней в одиночку, как мы в таких случаях делаем в горах. И бьем тревогу только в крайнем случае.

На 2-й день нашего пребывания в лагере II погода улучшилась, ветер сдул снег со скал, и можно было подниматься выше.

Ушли с грузами Леша и Юра. Слава медленно собирается, долго и с большими усилиями зашнуровывает ботинки.

Я прошел 3 веревки от лагеря II и принял решение спускаться вниз. Слава не вышел из палатки. Уложив на полочке груз, я быстро спустился. На мое предложение сразу идти в лагерь I Слава категорически ответил:

- Вниз пойдем все вместе.

На следующий день мы повели Славу вниз.

С этими грустными воспоминаниями мы подходим к лагерю II и замечаем, что у палаток маячит Миша Туркевич.

Миша нас встречает, Сережа Бершов стряпает - жарит сало с луком. Поздравляем ребят с восхождением, располагаемся в палатках и готовимся встречать Эдика, Володю, Валентина и Сережу. Миша убегает вниз готовить встречу ребят в лагере I.

Подходят к палаткам Эдик и Володя. Обнимаем уставших ребят, поздравляем с большой победой. У Эдика за спиной потрепанная котомка, в ней камни с Эвереста Володя показал мне, как специалисту, свой сувенир - на подступах к вершине он подобрал японский радиопередатчик.

Ребята долго не задерживаются - им надо засветло спуститься в лагерь I.

Я консультируюсь с Сережей Бершовым по участку от IV к V лагерю, у нас уже родилось решение пройти путь от III до V лагеря за один день.

Вскоре к нам приходит Валентин Иванов, который сегодня спускается из V лагеря в I. После объятий Валентин рассказывает, что в лагере V он вспоминал барокамерные тесты в Москве, когда при "подъеме" на больших высотах у него подергивались мышцы на ноге перед, "отключением", то есть потерей сознания. Эти симптомы согнали его сегодня с высоты 8500, и ночевать он намерен в. лагере 6500. Валентин не задерживается ни на минуту.

Сережа Ефимов приходит последним и располагается на ночлег вместе с Юрой Голодовым во 2-й палатке. Ребята возятся, Юра - долго не может найти оставленный им в прошлом' походе пузырек с коньяком. Поиски завершились успехом, и - после тоста за победителей мы крепко заснули.

Сегодня, 8 мая, мы должны выполнить свой план - подняться за один день из III в V лагерь, минуя IV. Это позволит нам завтра, 9 мая, штурмовать вершину Эвереста. Вчера, мы в хорошем темпе и с "хорошими" рюкзаками (по 5 баллонов, кислорода, не считая личных вещей) поднялись в лагерь III.

7 мая Валиев и Хрищатый отказались от попытки штурма, вершины утром - исключительной силы ветер сдувал их с гребня. Только к вечеру ветер поутих, и ребята ушли наверх использовать свой последний шанс. Они использовали его, и рано утром 8 мая их встретили в лагере V Эрик и Сережа.

Утро 8 мая началось с радиопереговоров. Эрик Ильинский пытался уговорить базу предоставить им возможность штурма вершины. Но Евгений Игоревич был неумолим. Слова Валеры Хрищатого о "небольших волдыриках" на его ногах, видно, запали ему в душу. Ребята вчетвером должны спускаться вниз - таково последнее слово руководителя экспедиции. На дневной связи Эрик подбрасывает нам информацию к размышлению - он предлагает нам в группу Сережу Чепчева, который согласен ждать нас в лагере V. Евгений Игоревич держит нейтралитет:

- Валера, решайте сами.

Мне понятно желание ребят использовать любой, в этом случае тоже последний для Сережи, шанс, но на меня, как руководителя, возложена ответственность за успех и здоровье ребят, за наш общий успех.

Сережа уже провел на высоте 8500 одну ночь, в случае нашего согласия ему еще предстоит провести там 2 - 3 ночи.

Имею ли я право рисковать его здоровьем?

Я решаю все-таки дождаться Юру Голодова (Володя Пучков еще далеко внизу): он ходил с Сережей в горах и знает его возможности больше, чем я.

Юра не доходит до меня метров 10, я прошу его остановиться и выслушать меня. Рация включена, и время не ждет - надо давать ответ.

Юра выслушивает меня внимательно, задумывается и беззвучно поворачивает головой в стороны.

С тяжелым сердцем я отказываю ребятам в согласии на их предложение.

К вечерней связи, в 18.00, у палатки лагеря IV собрались и те, кто спускался из лагеря V, и мы, поднимающиеся туда.

Я включил рацию и тут же принял вызов базы на связь. Евгений Игоревич сообщил, что для нас есть 2 телеграммы.

Из первой телеграммы мы узнали, что всем нам, работавшим на маршруте - и взошедшим на вершину Эвереста и не сделавшим этого, - присвоено звание заслуженного мастера спорта СССР.

Я передаю вниз слова о том, что мы постараемся оправдать оказанное нам доверие, на что Евгений Игоревич отвечает, что я поторопился и не выслушал вторую телеграмму.

Вторая телеграмма предписывает нашей группе спускаться вниз "в связи с резким ухудшением погоды и во исключение дальнейшего риска".

Я прошу у базы тайм-аут до 20.00: слишком много информации мы получили сразу, необходимо все обдумать, взвесить и только потом сообщить о своих действиях. Ребята .долго не задерживаются в лагере IV, по одному пристегиваются к веревке и уходят вниз.

Мы остаемся одни, времени на раздумья мало, скоро стемнеет. Принимаем решение: не менять план, идти сегодня наверх, в лагерь V. У нас еще достаточно сил, хороший запас кислорода. Я пришел к мысли, что наше восхождение принадлежит не только нам. Мы должны подняться на вершину 9 Мая, в святой для нашего народа день, и в этот день должен прозвучать заключительный аккорд нашей экспедиции.

У нас в рюкзаках флаги: флаг СССР, флаг Непала и флаг ООН. Мы должны оставить их на вершине. Мы должны донести до вершины пионерский флаг, портрет Николая Рериха - великого художника, певца Гималайских гор.

В 20.00 мы вышли на связь, когда были уже на 4-й веревке от лагеря 8250. Сообщили базе, что ночевать будем в лагере V. В это время уже светила луна, и подниматься стало легче. Значительно похолодало, но ветра нет. Володя Пучков идет впереди, я последним. Около 24 часов Володя криками возвестил нас о приходе в лагерь. Вскоре и мы подошли к нему. Угомонились к 2 часам ночи, уснули в кислородных масках с минимальной подачей кислорода. Можно было и не экономить, но мы к этой норме привыкли.

В 5 часов утра просыпаемся, я развязываю вход в палатку и высовываю голову наружу. На небе звезды, слабый ветер и 40-градусный мороз, обжигающий лицо. Начинаем готовиться к выходу на штурм.

В палатке все покрыто инеем: спальные мешки, пуховые куртки, кислородные баллоны. Такое впечатление, что мы находимся в глубокой ледниковой трещине, градусник-брелок показывает минус 10. Мне удается за несколько минут разжечь примус - в палатке потеплело и сразу стало веселей.

2 часа ушло на сборы. Укладываем в рюкзак по 2 целых баллона, а третий, ночной, подключаем к маске. Я выхожу первым, за мной Юра и Володя. Связываемся одной веревкой, и с этого момента к вершине идут не 3 альпиниста, а одна связка. Маршрут наш проходит по ажурному гребню, с множеством скальных боков, чередующихся со снежными гребешками и карнизами. Мы растянулись на всю длину 40-метровой веревки.

К 8 часам утра из-за вершины Эвереста выглянуло долгожданное солнце - сразу потеплело, стали отходить замерзшие ноги.

В половине 9-го включаю радио и слышу беспокойный голос Евгения Игоревича:

- Где вы?

- Мы прошли рыжие скалы, все в порядке.

- Молодцы, черти! Когда следующая связь?

Мы решили не беспокоить базу до 11 часов и попросили выключить дежурную рацию.

- Раньше этого часа у нас ничего не произойдет, -

передал я базе.

Мне очень хотелось включить рацию на вершине в условленный час. В отдельные моменты ловил себя на том, что излишне сильно натягиваю веревку, когда иду первым.

Сознание того, что наша связка одно целое, сдерживало и заставляло выдерживать нужный темп подъема. После рыжих скал освободились от пустых баллонов - сбросили балласт по 3,5 кг и установили подачу кислорода 2 литра в минуту. Темп движения увеличился. Все чаще попадаются признаки присутствия здесь людей. Проходим мимо развешенных на скалах красных веревок предыдущих экспедиций, в одном месте на полке я увидел связку скальных крючьев.

При подходе к вершине я натолкнулся на брошенный кислородный баллон с потрескавшейся резиновой маской темно-зеленого цвета.

Слева от вершины на скальной осыпи заметил блестящую трубку метровой длины - по-видимому, это деталь от описанного в литературе сооружения в виде треноги с флагштоком, установленной китайскими альпинистами в 1975 г. Последние десятки метров к вершине проходят по плотному .снежному склону. Я замедляю движение, подходят ребята, и мы вместе выходим на вершину - продолговатый снежный гребень с крутыми склонами во все стороны. У треноги, выступающей из снега верхушкой в 30 см, лежат оранжевые баллоны, оставленные предыдущими восходителями. К треноге прикреплены различные вымпелы, мешок с кинокамерой.

В 11 часов 30 минут я включаю рацию.

- База, база, вас вызывает вершина. Группа номер четыре достигла вершины Эвереста!

- В ответ мы принимаем поздравления, слышим беспорядочный шум и оживление в базовом лагере.

Офицеры связи просят нас перечислить все предметы, которые мы обнаружили на вершине, - таким образом они устанавливают факт совершения восхождения. Юра Кононов включил магнитофон и спрашивает нас о том, что мы хотим передать с вершины на Родину. Мы передаем поздравление советским людям с Днем Победы и посвящаем наше восхождение этому празднику.

Фотографирую Юру Голодова с флагом СССР, флагами Непала и ООН. Юра стоит на вершине в позе Тенцинга Норгея, правая нога его на вершине, под левой рукой видна стена пика Лхоцзе. Юра разворачивает трепещущий на ветру пионерский флажок - мы выполнили поручение пионеров Белоруссии. Флаги СССР, Непала и ООН прикрепляем к баллонам на вершине, портрет Николая Рериха устанавливаем рядом, значок ТАСС прикрепляем к одному из вымпелов.

Фотографируем каждый друг друга, снимаем круговую панораму. Почти час провели мы на вершине Эвереста, время пролетело незаметно. Напоследок сняли кислородные маски и подышали воздухом Эвереста.

Вот и все! Цель достигнута, поручения выполнены. Теперь - быстрее вниз!







  
Солнечные ожоги. От длительного воздействия солнца на организм человека на коже образуются солнечные ожоги, которые могут стать причиной болезненного состояния туриста. Солнечная радиация поток лучей видимого и невидимого спектра, имеющих различную биологическую активность. При облучении солнцем имеет
Эти слова написал мне мой отец на переведенной им с французского книге Мориса Эрцога Аннапурна о драматическом первовосхождении французских альпинистов на восьмитысячник. Конечно, он имел в виду не только (и не столько) альпинизм, но мне его слова
Схема маршрутов по Суганским Альпам. Перевал Шести (2Б, 3700 м, 13) соединяет долины рек Рцывашки и Псыгансу, ведет с ледника Восточный Рцывашки на ледник Северный Суган. Впервые пройден в 1958 г. московскими туристами в составе шести человек под руководством Б. Коновалова. Для прохождения требуются полный комплект горнотуристского
Редактор Расскажите
о своих
походах
Фармацевты придумали очень много лекарств. Все не выпьешь. ••• Перевязочные средства К ••• Обеззараживающие средства К ••• Сердечно сосудистые средства К ••• Желудочно кишечные средства К ••• Противовоспалительные средства К ••• Обезболивающие и жаропонижающие средства К •• Тара для общественной
1983 г. Для нас знакомство с виндсерфингом произошло шесть лет назад в новом микрорайоне Москвы Строгине. На местном водоеме наше внимание привлек человек, неуклюже и с невероятным напряжением стоявший на доске. Он держал в руках парус, то и дело смешно плюхался в воду, но, весь дрожащий, опять забирался на доску
Сл. Нов. Без. Напр. Пол. Сумма М 1. Ульченко С. Н. (Тульская обл. ) Алтай 6 380 359 117 171 104 1130 1 2. Балыков Ю. А. (Хабаровск) Южно Муйский хр. 6 376 221 136 195 82 1009 2 3. Шафигуллин Р. Н. (Татарстан) Алтай 5 304 149 82 96 55 687 3 4. Деменев Н. П. (Пермь) Кодар 5 320 120 70 75 43 628 4 5. Новоселов С. В. (Уфа) Кодар 5 291 85 56 95


0.102 секунд RW2