Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Эверест-82

От редактора

Юрий Рост. Испытание Эверестом

Вечер в Намче-Базаре

Вечер в Тхъянгбоче

Вечер в Лукле

Вечер в Катманду

Утро в Москве

Эверестовцы рассказывают

Евгений Тамм. Шесть дней в мае

Анатолий Овчинников. Воплощение мечты

Эдуард Мысловский. Восхождение

Владимир Балыбердин. Неправильное восхождение

Николай Черный. Высотная наша работа

Валентин Иванов. Лицом к лицу с Эверестом

Сергей Ефимов. Жизнь в двух состояниях

Сергей Бершов. Ночной визит к богине

Михаил Туркевич. Четверо на ночном Эвересте

Казбек Валиев. Страницы погибшего дневника

Валерий Хрищатый. Фотографии памяти

Вячеслав Онищенко. Что со мной случилось?

Валерий Хомутов. Гора как гора

Юрий Голодов. Победа в День Победы

Владимир Пучков. Из дневника восходителя

Алексей Москальцов. Оглядываясь назад

Свет Орловский. Медицина на высоте (5300 м)

Владимир Воскобойников. Русская кухня в Гималаях

Эверест-82

Утро в Москве

Аэропорт Шереметьево-2 был заполнен людьми и цветами. Огромный зал прилета не вместил всех, кто хотел встретить первых советских альпинистов, взошедших на высочайшую точку планеты. Журналисты, фотографы, кинематограсристы толпились у входа в депутатский зал. Я пробрался через толпу и увидел возле лестницы Алю Левину и Диму Мещанинова. Аля в "Комсомолке" опубликовала материал, опередив и меня и Диму, а Мещанинов под рубрикой

"Гость 13-й страницы" напечатал интервью с Балыбердиными и Мысловским. Мысловского он расспрашивал уже в Москве. Я увидел Эдика в депутатском зале. Он сидел, улыбаясь, с перевязанными руками. Четыре фаланги на двух руках пришлось удалить.

- Теперь он не будет ходить в горы... - сказал я Виталию Михайловичу Абалакову, которого называю здесь без званий и эпитетов, чтобы сэкономить страницу текста.

- Будет! - сказал патриарх высоким голосом. - Я же ходил, - и он протянул мне крепкую ладонь, на которой было тоже не много уцелевших пальцев - Юра, - изменил тему Абалаков, глядя на море людей и цветов, - ты представляешь, что они сделали? Сколько поколений советских альпинистов мечтали об этом! Они подняли на вершину Эвереста флаг нашего альпинизма. Молодцы, ребята, очень большие молодцы.

- Без вас они не смогли бы сделать, без школы, без истории. Они сегодня - вершина, но Гору подняли тысячи людей.

- Правда, но главное, что они сделали много для популяризации альпинизма. Посмотри, когда это было, чтобы и радио, и кино, и газеты, и телевидение. И ведь интерес не искусственный... И поговорить есть о чем. О мужестве, о мастерстве, о единой цели, которая их объединяла, о патриотизме, о решительности, о риске, о трудностях и преодолении их... Ну как, все перечислил? - засмеялся Абалаков.

Я подумал, что он прав и в восхождении было живьем все то, о чем легендарный альпинист сказал словами...

Я хотел спросить его, какое место в истории альпинизма займет наше восхождение, но меня опередила Анна Дмитриева, спортивный телекомментатор.

Абалаков говорил о выдающемся успехе, о сложном маршруте, о силе наших ребят. Он сказал, что после этого штурма наш альпинизм занял в мировой табели о рангах место необыкновенно высокое и получил наконец признание, которое заслуживал...

В это время диктор, отступив от строгих правил, объявил:

- Произвел посадку самолет "ИЛ-62", выполнявший рейс "Аэрофлота" по маршруту Дели - Москва. На борту самолета находятся советские альпинисты, совершившие восхождение на Эверест.

Конец фразы потонул в аплодисментах.

Они вышли из самолета красивые, счастливые, в форменных пиджаках с гербами Советского Союза на груди. Их моментально стали обнимать, целовать. Там же, в депутатской комнате, были взяты быстрые и радостные интервью, и скоро они вышли на балкон зала прилета, где их ждали...

Это был великий праздник, великая награда любовью и признательностью за хорошо сделанное, опасное и красивое дело. И все они заслужили эту награду. Они шли вниз по лестнице навстречу ей, они шли навстречу другим наградам и радостям, навстречу дому, друзьям, родным.

И навстречу расставанию они шли тоже...







  
Раскладка легкая Раскладка приведена на один день, подбор продуктов в зависимости от предпочтений. Схема питания утром каша, вечером каша или суп через раз (каждый вечер суп у нас не пошел). Перекус съедается по желанию в течение дня за один
Еще с древних времен существовали торговые и паломнические пути через Гималаи и Каракорум. Пути эти проходили через весьма высокие перевалы: в Гималаях через Зоджила, Шипки, Нангпала и Тангла; в Каракоруме через Барогиль, Киллик, Хунджур об, Упранг, Шимшал, Старый и Новый Мустаг. Наибольшей известностью у населения высокогорных районов пользовался
Орографическая схема Малого Кавказа. Хребет Лабороти (№9 на схеме) северный отрог от центра Месхетского хребта, от его высшей точки Меписцкаро, водораздел рек Супса и Сулори с запада и Цабларисцкали с востока. Северное окончание хребта у пос. Маяковский, родины выдающегося советского поэта В. В. Маяковского. Поселок
Редактор Расскажите
о своих
походах
1983 г. Этот случай произошел в горах Памиро Алая. С седловины перевала вниз вел длинный 60 градусный ледовый склон. Двигаться решили по перилам. В месте перестежки на вторую веревку стояли двое, ожидая, пока внизу приготовят очередную лоханку во льду. Один из них снял рюкзак и примостил
1983 г. Не просто нынче найти в горах перевал, на котором бы не побывали туристы. Почти не осталось горных хребтов, ими не пройденных. И уж, кажется, совсем невозможно представить горную страну, о которой они знали бы только понаслышке. Между тем такая горная страна есть. Находится она на юго востоке
Ищю людей для похода по Приполярному Уралу. Горный лыжный в районе г. Рай Из Дмитрий


0.074 секунд RW2