Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Аннотация

СНОВА ТРУБИТ ТРУБА

Развилка дорог

Специальность - гляциология

Неожиданный звонок

Еду к американцам

Дорога ведет в Карачи

В итальянском "Дугласе"

«ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА МАК-МЕРДО, СЕР»

Первые американцы

В Крайстчерче

Штаб операции "Глубокий холод"

Перелет в Мак-Мердо

Первый день новой Антарктиды

"Добро пожаловать на Мак-Мердо, сэр!"

На Южном полюсе

Обратно в Мак-Мердо

НАЧАЛО ЗИМОВКИ НА ОСТРОВЕ РОССА

Железнодорожный вагон и горная хижина

Знакомство с Мак-Мердо

"Куда садиться, Игор?"

"Полевой ассистент" Дейв Кук

Рыбацкий дом

Офицерская кают-компания

Русский класс

Баллада о флагах

Научная группа Мак-Мердо

ЗИМА ГОДА СПОКОЙНОГО СОЛНЦА

День зимнего солнцестояния

Чифы

НА ЗЕМЛЕ ВИКТОРИИ

Тайна горячего котла

Метеориты Антарктиды

Загадки островов Дейли

"Le Roi est mort. Vive le Roi!"

Фотографии-1

Фотографии-2

Год у американских полярников - И.А. Зотиков

Чифы

Когда началась настоящая полярная ночь и выезжать на лед мы стали реже, я лучше познакомился с тем удивительным племенем людей "нэви", которые называются "чиф-петти-офисерс".

Старшим среди чифов был Миллиген, являющийся одновременно и "мастер эт армс" (что-то вроде шерифа в США). Он один имеет право арестовать любого дебошира на станции. В знак его особых прав на груди у него висит огромная белая металлическая бляха, что-то вроде шериф ской звезды. По-видимому, чиф Миллиген гордится этим, так как он никогда не снимает этой "медали", хотя она, наверное, мешает ему, болтаясь при ходьбе, да и каждый человек в Мак-Мердо и так знает, что он "мастер эт армс".

Его специальность - радиолокационный привод и обеспечение посадки самолетов. Но сейчас зима и нет самолетов. Да и как "мастер эт армс" он тоже бездействует. Никто никого не бьет и наручники ржавеют в его кармане. Миллиген шуточно переживает это. "О-о! - сокрушенно говорит он. - Если бы где-нибудь поблизости жили хотя бы десяток женщин, я бы имел работу, но их нет - и нет нарушений по службе. Никто не ходит в самоволку, никто не теряет рассудка. Если кто и выпил больше, чем надо, то его выдают только неверная походка и слишком громкий разговор".

Миллигену сорок пять лет, из них уже двадцать лет он служит в "Нэви". Чиф чуть выше среднего роста, худой, с лихо закрученными усами. Дома семья, пятеро детей.

- Тебе хорошо, Игор, у тебя ребята, а у меня одни девочки, - говорит он, вздыхая.

Помолчали. Посерьезнели. Мы разговариваем в клубе чифов. Играет веселая музыка.

- Посмотрите! - вдруг закричал на весь клуб Миллиген: - Москва нас опять обманула, она прислала нам нерусского!

- Как нерусского? Я русский, - запротестовал я.

- Нет! Ты не русский! Посмотри, как ты пьешь водку. Разве так должен пить ее русский? Настоящий русский должен после этого осмотреться, выбрать самое красивое зеркало и трахнуть в него пустой стакан. Разве ты не смотрел наш фильм "Война и мир"? Там русские делали именно так.

Все захохотали.

- Ты знаешь, Миллиген, Москве-то легко было послать одного нетипичного человека, - подхватил я шутку. - А вот где Америка нашла столько нетипичных американцев, чтобы послать их на Мак-Мердо, я не знаю.

- Как нетипичных? - теперь уже возмутились чифы.

- А так. Чем должна время от времени кончаться выпивка в баре, где сидят столько американских мужчин? Кто-то, конечно же нарочно или нечаянно, должен обидеть кого-то. И обиженный должен вытащить кольт сорок пятого калибра и всадить несколько пуль в обидчика. И тот должен медленно, обязательно винтовым движением сползти с табуретки и рухнуть на пол. Да это же ясно - достаточно посмотреть любой американский боевик. А тут я живу у вас на станции столько месяцев, и никто из вас не убил друг друга. Какие же вы американцы? Вы что, свои картины не смотрите?

И все еще громче и веселее расхохотались и заговорили, обсуждая вопрос, почему действительно в американских фильмах столько насилия и почему американцам нравится, чтобы их представляли в кино как кровожадных суперменов, которые при каждом удобном случае бьют кулаком в морду или стреляют в живот...

Каждый чиф гордится тем, что он чиф. Ведь обычно, чтобы получить это звание, надо прослужить во флоте не менее десяти лет, причем прослужить десять лет не на берегу, а на кораблях. Поэтому все чифы прекрасные моряки, большинство из них побывало во многих странах света. Они шутят, что знают все языки мира, правда, это знание ограничивается вопросами о пиве и красивых девушках.

Надо сказать, что чифы живут отдельно от матросов. Командование считает их отличными специалистами и бережет эти кадры. Чифы живут, пожалуй, лучше всех в Мак-Мердо. Они имеют лучший в Мак-Мердо клуб, который называется "Гарольд клаб", как и самый популярный среди моряков клуб в Сан-Франциско. Два дома, в которых живут чифы, отлично оборудованы. Они соединены с клубом, так что чифы могут ходить в клуб, не выходя на улицу, прямо в домашней обуви.

В жилых домиках очень чисто и тихо. Сказываются морская привычка к аккуратности и привычка стараться меньше мешать друг другу. Ведь вся жизнь этих людей проходит в сравнительно тесных помещениях, где много людей, где всегда половина их спит, а половина бодрствует.

Клуб чифов - это большое помещение, перегороженное тонкой стеной. По одну сторону от нее кинозал, по другую - бар. В стене, перегораживающей помещение, сделаны два окна, так что, сидя на высоком стуле у стойки бара, ты можешь через них смотреть фильм. Стены клуба украшены цветными фотографиями девиц из журнала "Плейбой". Это необходимый атрибут многих американских полярных станций. Как правило, на фотографиях - красотки с минимальным количеством одежды.

Младшие офицеры живут вместе с матросами и не имеют права заходить в "Гарольд клаб".' Как-то я стал свидетелем шуточного приема двух моряков, которым только что было присвоено звание "чиф-петти-офисерс", в среду бывалых чифов. Эта процедура, которая называется "инишиэйшен", то есть "посвящение", проходила в клубе чифов. Посвящение в чифы проходили Гарри Стассен и Джон Браун.

Гарри Стассену сорок лет, он женат, у него трое детей. Во флоте он служит уже пятнадцать лет. Стассен - завхоз госпиталя Мак-Мердо. По вечерам он работает барменом в офицерском клубе.

Джон Браун - электрик, помощник начальника электростанции Эда Габрилика.

Процедура посвящения началась в четыре часа в воскресенье. Сперва Стассен и Браун выступали в роли барменов. Вдвоем они представляли собой странное сочетание. Стассен - низенький, кругленький, похожий на Швейка, а Браун - высокий, черноволосый, с бородой.

На груди у Брауна на толстых стальных цепях висят два игрушечных деревянных якоря размером с полметра. На них написаны имя, фамилия и профессия чифа.

Когда он бегает по бару, стараясь обслужить каждого из строгих чифов, якоря смешно болтаются и мешают ему. В руке он держит старинный морской кендал времен парусного флота. Это высокий стеклянный стакан, заполненный жиром, в котором плавает горящий фитилек. Стенки стакана покрыты слоем застывшего жира, и это защищает их от нагрева. Браун со своими якорями бежит так, будто ему приходится двигаться в темном трюме парусника прошлого. Поэтому в одной руке он держит кендал, а другой прикрывает слабый огонек от ветра, возникающего, когда он бежит.

В этот день никто из курильщиков не пользовался зажигалкой: "Эй, Браун, огня!" - и Браун уже бежит с кендалом, гремя цепями своих якорей.

У Стассена тоже было два якоря, но он перестарался. Один из них был выше его самого и такой неудобный, что Гарри поставил было его в сторону, но строгий "мастер эт армс" заметил непорядок, и с тех пор Стассен всюду бегал со своим громадным якорем. Через некоторое время началась "торжественная часть" - шуточный суд над Стассеном и Брауном. Судья - старший чиф Миллиген. Каждый чиф может задать любой вопрос или потребовать выполнить любое свое желание. Основное, что ценится при ответах, - остроумие, и очень важно не обижаться на шутки над тобой. Тот же вариант "полярного юмора", что и в Мирном. Но кроме этого "подсудимые" должны знать много старых флотских традиций. В кинозале клуба поставили стол и три стула. Вошел "судья" - чиф Миллиген, на нем черная мантия, парик. Вместе с ним присяжный, одетый в костюм Микки-Мауса. Суд должен решить, годятся ли Стассен и Браун в чифы.

Сначала присяжный зачитывает "дело" Брауна: "двенадцать лет во флоте, женат, трое детей".

- Вопросы?

Кто-то задал, но не по форме. Штраф три доллара. Кто-то позволил себе громкую реплику с места. Строгий судья поднял брови: штраф один доллар. Старший чиф собирает деньги.

- Что будем делать, годится он в чифы?

- Нет! - единодушно решает собрание. Испытание продолжается. Традиционная игра: "носилки". Брауну завязывают глаза. Осторожно ставят его на носилки. Трое поднимают их. Будущий чиф должен спрыгнуть. Он не знает высоту носилок, и поэтому это не легко. Ребята подвыпили, все выше поднимают носилки. Претендент наконец прыгает, но поздно - чифы уже решили: "Нет, не годен!"

Испытание продолжается. Теперь бедного Брауна сажают на "стул пыток". Перед стулом старинная колода пыток - доска с тремя выемками: одна в центре для шеи, две другие - для кистей рук. Браун кладет свою голову и руки на доску. Старший чиф накрывает их второй доской, тоже с выемками, и запирает. Теперь Браун может только шевелить головой и кистями рук. Его заставляют в таком положении читать какие-то стихи. Но решение одно - "не годен".

Потом такому же испытанию подвергается Стассен. В конце концов после того, как ребята прошли еще одно испытание - кормление друг друга кашей в полиэтиленовом мешке и на скорость, чифы решили: "годны", и суд кончился. Начальник зимовки вручил новым чифам заветные бронзовые якорьки - знаки различия, и посвящение окончилось.

На другой день оба чифа переехали в новое для них помещение. На память об этом дне они получат шуточные дипломы, где будет написано, что они выдержали экзамен на звание "хорошего товарища".







  
Если несмотря на принятые меры у кого либо из участников высокогорного похода проявляются симптомы горной болезни, необходимо: при головной боли принимать цитрамон, пирамидон (не более 1, 5 г в сутки), анальгин (не более 1 г на разовый прием и 3 г в сутки) или их комбинации (тройчатка, пятерчатка); при тошноте
Сейчас, когда я уже закончила свою альпинистскую карьеру, я могу некоторым образом подвести итоги. И вот что удивительно. Моя жизнь, прожитая, если можно так выразиться, вне гор , несмотря на свое внешнее благополучие, принесла мне мало удовлетворения. Большую
Схема маршрутов по Суганским Альпам. Наилучший доступ к Суганскому хребту с севера по долине Хазныдона. Обычно в это ущелье заезжают из Нальчика, откуда до селения Верхний Лескен имеется регулярное автобусное сообщение (35 км); затем, сделав пересадку на местный автобус, доезжают до Ташлы Талы (27 км). Селение Ташлы Тала расположилось у
Редактор Расскажите
о своих
походах
В первую очередь палатки . Давно ушли в прошлое двускатные брезентовые палатки. Теперь все используют полусферы, полубочки и т. п. из капрона, с опорными дугами из дюраля или углепластика. Углепластик легче, дешевле но легко ломается. Категорически не рекомендуется его брать. Хорошая палатка состоит из двух частей
1983 г. Мы, водники из Перми, повторили пройденный группой Луканова в 1978 г. маршрут по рекам Беляндкиик, Сельдара, Верхняя Муксу, впервые пройдя 38 километровое ущелье Муксу Джилга, и закончили сплав в поселке Джиргиталь на реке Сурхоб. Раннее утро. Солнечные лучи едва пробиваются сквозь тяжелые облака. Наш лагерь разбит
Сл. Нов. Без. Напр. Пол. Сумма М 1 Миллер А. Э. (Тула) Алтай (Россия, Монголия, Китай) 4 230 198 73 85 53 639 1 2 Харченко А. Ф. (Москва) Алтай (хр. Листвяга) 4 145 150 47 43 48 433 2 3 Трофимов П. С. (Иркутск) Восточный Саян 4 199 41 12 27 25 305


0.052 секунд RW2