Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Аннотация

СНОВА ТРУБИТ ТРУБА

Развилка дорог

Специальность - гляциология

Неожиданный звонок

Еду к американцам

Дорога ведет в Карачи

В итальянском "Дугласе"

«ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА МАК-МЕРДО, СЕР»

Первые американцы

В Крайстчерче

Штаб операции "Глубокий холод"

Перелет в Мак-Мердо

Первый день новой Антарктиды

"Добро пожаловать на Мак-Мердо, сэр!"

На Южном полюсе

Обратно в Мак-Мердо

НАЧАЛО ЗИМОВКИ НА ОСТРОВЕ РОССА

Железнодорожный вагон и горная хижина

Знакомство с Мак-Мердо

"Куда садиться, Игор?"

"Полевой ассистент" Дейв Кук

Рыбацкий дом

Офицерская кают-компания

Русский класс

Баллада о флагах

Научная группа Мак-Мердо

ЗИМА ГОДА СПОКОЙНОГО СОЛНЦА

День зимнего солнцестояния

Чифы

НА ЗЕМЛЕ ВИКТОРИИ

Тайна горячего котла

Метеориты Антарктиды

Загадки островов Дейли

"Le Roi est mort. Vive le Roi!"

Фотографии-1

Фотографии-2

Год у американских полярников - И.А. Зотиков

В итальянском "Дугласе"

На другое утро я уже сидел в длинном салоне итальянского "Дугласа". "Дуглас-8" был по тому времени современный самолет. Он вмещал сто с лишним пассажиров. Скорость его достигала тысячи с лишним километров в час. Это был мой первый полет на иностранном самолете. Присматриваюсь. После взлета стюардессы куда-то исчезли и появились уже преображенные. Строгая форменная одежда заменена на домашние платья, правда чуть-чуть стилизованные, так что эмблема компании на груди или воротничке воспринимается как украшение. Предстоит длинный полет, люди устают, им надоедает смотреть на стюардессу в форме, а вот улыбающуюся красивую девушку видеть всегда приятно. Потом было много других экипажей, и я любовался и стюардессой-индианкой в сари, и японкой в кимоно.

Мы уже позавтракали, когда пришло время пристегнуть ремни перед посадкой в Бомбее. О Бомбее сказать мне нечего. Час ожидания в аэропорту. Пальмы за летным полем. Холмистый пейзаж. Где-то рядом, но недосягаемый - знаменитый висячий сад Бомбея.

Летим дальше. Впереди Бангкок - столица Таиланда. Таиланд - это бывший Сиам. Читал у Паустовского, что там, в Бангкоке, есть кладбище, где среди густой травы стоит большой белый слон из мрамора, грустно склонив голову. А под ним надпись по-русски и по-сиамски: "Здесь лежит Маруся Весницкая - королева Сиама". Та самая гимназистка из Киева, в которую был влюблен юный Паустовский и все его товарищи и которую увез с собой в Бангкок заезжий сиамский принц.

В Бангкоке нас встречают надменные упитанные чиновники в одежде полувоенного покроя. Очень красивые девушки из наземного обслуживания похожи на японских кинозвезд. Ни тени раболепия перед пассажирами европейского лайнера. Скорее, наоборот, сквозит усталое равнодушие хозяина, которому надоели частые гости. Все сдают паспорта, и я сдаю свой. Пауза, удивленный взгляд, пауза:

- Проходите...

Правда, далеко не ушли. Вылет через час, после заправки.

Жара невыносимая. Единственное спасение - стеклянный зал ожидания, где работает "айркондишн". На противоположной стороне поля, за взлетной полосой, видны грязно-зеленые, полукруглые бараки американской армии, большие грузовые самолеты. Это "Геркулесы", самолеты фирмы "Локхид", те самые, на которых мне придется летать в Антарктиде.

Опять в воздухе. Спасение от жары только в полете. Курс - на Сингапур. Там последняя дозаправка перед Австралией. Время бежит. Надо бы уснуть. Ведь практически не спал уже двое суток. Но жалко прозевать посадку в Сингапуре. И я не пожалел, что не спал. Мы садились в Сингапуре уже к вечеру. Внизу были сплошные облака. Мы пробили один слой, тонкий, почти прозрачный, за ним второй, третий. После каждого слоя цвет освещения менялся: становился все более желтым. Наконец, мы пробили последний слой, уже совсем лимонного цвета, и внизу открылась панорама сотен островов, заливов, резкая линия темных берегов на фоне светлой воды и наконец залитый огнями огромный город и освещенные корабли на рейде. Все в лимонном свете. Может быть, этот свет имел в виду Вертинский, когда пел о бананово-лимонном Сингапуре.

Снова короткая стоянка - заправка горючим, смена экипажа. Снова бар, соки и магазинчики, забитые японскими транзисторами. Наконец уже в темноте мы взлетели для последнего перелета в Австралию. Сейчас, наверное, усну И тут стюардесса принесла бланки для заполнения таможенной декларации - документа, необходимого при въезде в любую страну. Там имеется ряд вопросов (разные в разных государствах), отвечая на которые вы ставите таможню в известность о ввозе в страну тех вещей, которые ее интересуют. Австралийская таможня считается одной из самых строгих в мире. Вам дают сначала листок, который содержит такие вопросы: "Везете ли Вы продукты, включая консервы?" Ответьте: "да", "нет". "Везете ли Вы изделия из меха?" "Есть ли у Вас предметы, предназначенные для подарков другим?" И так далее.

Да - нет, да - нет .. Внизу написано. "Таможня может проверить Ваш багаж. Если Вы ответили неправильно..."

Я старался отвечать правильно. И в результате почти на все вопросы анкеты ответил "Да".

Первый листок забрали и принесли второй, где надо было дать объяснения по всем вопросам, на которые вы ответили "да". Требовалось написать, какие это вещи, сколько их, сколько стоят. Но разве запомнишь, сколько меховых рукавиц или подарочных матрешек лежит в моих шести тюках! Открыл бумажник, где лежали шесть квитанций на шесть сданных в багаж тюков, но квитанций не было. Они, наверное, выпали из паспорта где-то между Пакистаном и Австралией.

От волнения не спал всю ночь, заснул только под утро. Разбудили меня, когда самолет уже садился в Сиднее. И вот я уже стою в очереди пассажиров. Сначала проверка паспортов и виз, потом багажа и таможенных деклараций.

Моя очередь. Предъявляю свои листочки. Один заполненный "да, да, да...". Второй пустой. Объясняю кое-как:

- Чтобы заполнить второй листок, надо открыть вещи, посмотреть. А вещи.. Вот они, целая груда. Но у меня нет квитанции, чтобы их получить. Я где-то потерял квитанции...

Таможенник удивляется. - Русский? В Антарктиду? О'кей! Забирайте вещи.

И он ставит штамп "Прошел таможню" на все тюки и чемоданы, не глядя. Гора упала с плеч.

Сидней - большой город на берегу океана. Здесь очень теплый, почти тропический климат. Интенсивный, "американский" темп жизни, тысячи автомашин, сумчатые медведи коала в городских садах. Мы были здесь три дня год назад, а сейчас город не интересовал меня. Только вперед, в Новую Зеландию..

Самолет в Новую Зеландию летит через три часа. Места и "О'кей" на меня есть, груз получен, вещи сданы. Теперь осталось только сесть в самолет. Сейчас, когда я и груз в полной сохранности ждем последнего прыжка, наступила реакция. Сразу навалилась усталость. За последние четыре дня спал дважды часа по четыре. Первый раз в Алма-Ате, второй - в Карачи. Остальное время - в воздухе или в ожидании самолетов. Зашел в кафе выпить пепси-колы и заснул на стуле. Правда, сразу проснулся, когда стал падать. Решил ходить. Так не уснешь. Выяснил: в аэропорту для транзитных пассажиров есть душ. Пошел помылся, сменил рубашку, стало чуть легче.

Когда началась посадка в самолет, я стоял одним из первых в очереди. Не помню, как садились другие люди, как производился взлет, проснулся лишь через три часа. Разбудили, просят поднять столик. Приглашают пообедать. Внизу Тасманово море. Через час желанный Крайстчерч. Конец первого этапа моего пути.







  
Современный человек знает об узлах меньше, чем человек древности. Большинство людей даже шнурки на ботинках и банты завязывают неправильно. Пределом сложности для нас становится узел галстука. Все остальные узлы мы почтительно называем морскими . Можно подумать, что древнее ремесло
Один из способов определить, подходит ли вам другой человек, заключается в том, чтобы проводить с ним много времени, разговаривать, делиться жизненным опытом и действительно узнать его или ее как человека. Такой способ мы называем старомодным или глупым
Рис. 9. Хребет Долра с перевала Басса. Накра, правый приток Ингури, берет начало на склонах ГКХ, там, где от него отходит хребет Штавлер. С запада и северо запада долина Накры соседствует с долиной Ненскры. Путь туда лежит через перевалы Басса (1А), Глиссер (1Б), 2000 года (1Б *) и три седловины между вершинами Гвергишер и Штавлер.
Редактор Расскажите
о своих
походах
Обычно небольшая по весу и по размерам палаточная печь в лыжном походе столь сильно влияет на все лагерное хозяйство, быт, состав работ и распределение стояночного времени, что почти каждая группа использует, а в большинстве случаев и изготавливает эту печь по своему. Вариант, о котором идет здесь речь, необычен
1983 г. При оценке туристских походов в чемпионатах различного ранга судьи пользуются определенной методикой, являющейся частью Правил проведения соревнований по туризму . Знание системы судейских оценок необходимо туристам спортсменам для правильного распределения своих сил, реализации возможностей группы, а в конечном
Категория сложности: 2Б Высота: 4500 Характер: снежно ледовый Ориентация: ЗПЭ северо запад Расположение: В средней части ледника Уллучиран. Соединяет язык ледника (район перевала Балкбаши) с Западным плато Эльбруса [ЗПЭ]. Пройден: август 2000


0.048 секунд RW2