Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Аннотация

СНОВА ТРУБИТ ТРУБА

Развилка дорог

Специальность - гляциология

Неожиданный звонок

Еду к американцам

Дорога ведет в Карачи

В итальянском "Дугласе"

«ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА МАК-МЕРДО, СЕР»

Первые американцы

В Крайстчерче

Штаб операции "Глубокий холод"

Перелет в Мак-Мердо

Первый день новой Антарктиды

"Добро пожаловать на Мак-Мердо, сэр!"

На Южном полюсе

Обратно в Мак-Мердо

НАЧАЛО ЗИМОВКИ НА ОСТРОВЕ РОССА

Железнодорожный вагон и горная хижина

Знакомство с Мак-Мердо

"Куда садиться, Игор?"

"Полевой ассистент" Дейв Кук

Рыбацкий дом

Офицерская кают-компания

Русский класс

Баллада о флагах

Научная группа Мак-Мердо

ЗИМА ГОДА СПОКОЙНОГО СОЛНЦА

День зимнего солнцестояния

Чифы

НА ЗЕМЛЕ ВИКТОРИИ

Тайна горячего котла

Метеориты Антарктиды

Загадки островов Дейли

"Le Roi est mort. Vive le Roi!"

Фотографии-1

Фотографии-2

Год у американских полярников - И.А. Зотиков

Штаб операции "Глубокий холод"

Понедельник 19 января был уже рабочим днем. Сразу после завтрака заехал Эдди и мы отправились на базу операции "Глубокий холод". Вот уже конец города. Низенькие здания местного аэроклуба. Памятник новозеландским летчикам, погибшим во время второй мировой войны. Истребитель тех лет - знаменитый в свое время "Спит-файр" вздыбился в боевом развороте на тонкой бетонной подставке. Истребитель настоящий, раскрашенный пятнами камуфляжа, с трехцветными концентрическими кольцами опознавательных знаков ВВС Британии на крыльях. Памятник сделан в стиле наших "тридцатьчетверок" на бетонном постаменте. Впереди - строения аэропорта. Машина сворачивает налево к низким зеленоватым постройкам. Среди домиков на двух мачтах развеваются синий флаг Новой Зеландии и звездно-полосатый - США. Машина останавливается у дома рядом с мачтами. Одноэтажное здание легкой постройки типа финского домика, только значительно больше. Это штаб операции "Глубокий холод". Эдди показывает дорогу. Коридор. Первая комната направо - "офис" Эдди. Четыре письменных стола, бумаги, на стенах карты и фотографии тех же пингвинов, что и в Антарктической комиссии в Москве. В комнате сидят еще двое. За одним столом девушка что-то печатает на машинке, за вторым сидит крепкий, лет сорока пяти, загорелый мужчина абсолютно не канцелярского вида.

Они, наверное, знали, что мы приедем. Бросили работать, с интересом смотрят на нас, улыбаются. Эдди представляет меня.

- Вот и русский ученый прилетел. Его зовут мистер Игор Зотиков.

Девушка делает легкий реверанс:

- Маргарет.

Глаза красивые, карие, смотрят прямо.

- Игорь.

Мужчина крепко жмет руку. Рука твердая.

- Боб Деррик. Рад видеть вас, Игор Зотиков. Как поживаете?

Смеемся. Откровенно разглядываем друг друга. Маргарет встает, в руках чашки:

- Могу я сделать вам кофе, мистер Зотиков?

- Спасибо, Маргарет, могу я помочь вам донести его?

- О! Спасибо!

Идем вместе по коридорчику. Там, в конце его, стоит кофеварка. Она работает весь день, потому что кофе здесь пьют не переставая. Позднее я убедился, что американцы без него не могут. В любой конторке, комнатке, лаборатории, где работают хотя бы три человека, непрерывно весь день варится кофе, и первый вопрос после приветствия и "садитесь" обычно: "Можно вам налить чашечку кофе?" Пьют его обычно без сахара, иногда заправляя сухими сливками, расфасованные пакетики их лежат рядом.

Эдди уже уселся за свой большой стол с телефонами. Начинается деловая беседа. Как долетел, как погода в Москве... У Маргарет интересы женские: есть ли семья, дети? Как смотрит жена на такую поездку?

- Видите ли, Маргарет, никто из них, наших жен, не любит Антарктику. Единственный плюс, который они в ней видят, - там нет ни одной женщины, поэтому скрепя сердце нас туда пускают.

Маргарет смеется:

- Ваши женщины похожи на наших. Но Эдди не терял времени даром.

- Доктор Крери летит в Антарктику завтра. Если вы достаточно отдохнули после полета, он будет рад лететь вместе с вами.

- Конечно, достаточно! (А как хорошо было бы отдохнуть здесь еще недельку.)

- Тогда приступим к делу. Вам надо представиться адмиралу, командующему операцией, но он сейчас в Антарктике. Здесь сейчас начальник штаба. Пойдемте к нему.

Начальник штаба, капитан первого ранга, или, по-американски кептан, оказался высоким седеющим человеком лет пятидесяти. Инженер по образованию. Одет в рубашку и брюки цвета хаки. Погон нет. Только на отворотах рубашки блестящие эмблемки, изображающие орла с распростертыми крыльями - знак различия кептана. Взаимные приветствия.

- Сейчас время перекусить что-нибудь. Пойдемте? - предлагает кептан. Эдди незаметно кивает головой: "Не отказывайся".

- Ну что же. Спасибо.

Маленькая столовая старших офицеров. Вестовой матрос, негр, расставляет тарелки, раскладывает ножи и вилки.

- Что желаете есть, сэр?

Самый больной для меня вопрос: я не могу сказать, что желаю, потому что не знаю, что как называется. Яичница - дело проверенное и запоминается легко. Но снова вопрос:

- Какую, сэр?

Во время завтрака в комнату вошел лысеющий высокий военный с чуть одутловатым лицом. Кептан начинает представлять нас, но представления не требуется. Фред Галлуп! Комендор Галлуп, капитан второго ранга по-нашему, встречал советские самолеты в Мак-Мердо год назад. На другой день наши ребята и американцы допоздна сидели вместе. Крупицы знания языка, армянский коньяк, американское виски и огромное желание понять друг друга делали почти невозможное. Можно было видеть, как, например, русский водитель и американский матрос сидели и оживленно рассказывали что-то друг другу. Показывали фотографии жен и детей. Русский говорил что-то по-русски, американец - по-английски, оба не знали ни слова на другом языке, но удивительно - они понимали друг друга! Желание понять заменяло им язык. На другой день многие наши ребята уже думали, что они научились говорить по-английски. Мы с Фредом были одной из таких парочек. "Игор!" Слово Игорь с мягким знаком недоступно для произношения американцев. Фред узнал меня тоже.

- Что ты делаешь здесь, Игор?

Оказывается, Фред теперь начальник всей авиации американцев, работающей в Антарктиде.

- Когда в Антарктиду? Кораблем или самолетом?

- Завтра в пять утра. Самолетом.

- О! Я командир этой машины, жду завтра на борту. Будешь моим гостем. Там поговорим.

Так я встретил своего первого в этой экспедиции знакомого, который помог мне лучше узнать очень замкнутый даже в Антарктиде круг пилотов авиации флота США.

Теперь мне оставалось пройти медицинскую комиссию перед полетом и получить теплое обмундирование.

Через полчаса я получил форменную карточку Медицинского управления флота США, где говорилось, что мистер Игор А. Зотиков из отдела научных программ США здоров.

После этого оставалось лишь получить теплое обмундирование. Я вез весь комплект теплой одежды с собой, но предложение Эдди Гуддейла было принято: интересно было сравнить нашу и американскую одежду.







  
При обвалке мяса, а также его резке необходимы ножи. Необходима также деревянная чурка для рубки мяса. Лучшая чурка отпиленная комлевая часть вязкого дерева (вяза, ясеня, березы, клена). При домашней переработке мяса для последующего длительного хранения приходится определять
1988 г. Какое оно море? Ты ведь плавал, ты знаешь, спрашивают меня. Какое оно? Не знаю. В зависимости от того, как человек с ним познакомился. С пляжных топчанов сочинского побережья оно одно. С борта туристского лайнера другое. С мостика рыболовецкого
М31. От поселка Иткол до Северного приюта Донгузоруна В двух километрах выше поселка Иткол (см. Баксанская долина ) р. Баксан принимает первый крупный правый приток Донгузорун. Во времена СССР из долины Донгузоруна в долины Ненскры и Накры и далее к морю вели популярные маршруты через перевалы Донгузорун (1А), Безымянный (1Б*) и
Редактор Расскажите
о своих
походах
Обычно небольшая по весу и по размерам палаточная печь в лыжном походе столь сильно влияет на все лагерное хозяйство, быт, состав работ и распределение стояночного времени, что почти каждая группа использует, а в большинстве случаев и изготавливает эту печь по своему. Вариант, о котором идет здесь речь, необычен тем, что печь снабдили автоматическим
Возраст есть возраст. Белецкий понимал, что на шестом десятке уже не приходится мечтать о серьезных спортивных восхождениях, на которые всегда был нацелен. Но он не собирался расставаться с горами, все такими же юными и прекрасными. Свои знания, опыт, свою любовь к горам надо передавать молодым. Закончились экспедиции.
Ищу группу велотуристов в Краснодарском крае, к которой можно присоединиться! Ольга


0.055 секунд RW2