Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Аннотация

СНОВА ТРУБИТ ТРУБА

Развилка дорог

Специальность - гляциология

Неожиданный звонок

Еду к американцам

Дорога ведет в Карачи

В итальянском "Дугласе"

«ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА МАК-МЕРДО, СЕР»

Первые американцы

В Крайстчерче

Штаб операции "Глубокий холод"

Перелет в Мак-Мердо

Первый день новой Антарктиды

"Добро пожаловать на Мак-Мердо, сэр!"

На Южном полюсе

Обратно в Мак-Мердо

НАЧАЛО ЗИМОВКИ НА ОСТРОВЕ РОССА

Железнодорожный вагон и горная хижина

Знакомство с Мак-Мердо

"Куда садиться, Игор?"

"Полевой ассистент" Дейв Кук

Рыбацкий дом

Офицерская кают-компания

Русский класс

Баллада о флагах

Научная группа Мак-Мердо

ЗИМА ГОДА СПОКОЙНОГО СОЛНЦА

День зимнего солнцестояния

Чифы

НА ЗЕМЛЕ ВИКТОРИИ

Тайна горячего котла

Метеориты Антарктиды

Загадки островов Дейли

"Le Roi est mort. Vive le Roi!"

Фотографии-1

Фотографии-2

Год у американских полярников - И.А. Зотиков

Еду к американцам

Жизнь, которая последнее время текла размеренно, снова понеслась. И снова, как и перед первой экспедицией, засосало где-то в животе от ожидания неизвестности: новых городов, людей, морей, встреч. От сознания того, что все будет зависеть только от тебя самого. Труба протрубила, и от размеренной жизни не осталось и следа. Старший сын отлично понимал это чувство. Оторвавшись от уроков, он с затуманенными глазами крутил на проигрывателе "Бригантину" и весь набор песен такого типа. Младшего тоже захватывала романтика путешествий. Но он был еще мал и напирал на то, чтобы папа привез ему "перо от орла и зуб от акулы". Хуже всех было их маме. Ее ждало долгое одиночество.

Пожалуй, одинокой она стала уже за месяц до моего отъезда. Потому что я уже практически уехал. Мы были вместе, но думы уже были разные: у нее - как справиться одной с двумя ребятами, у меня - как жить тоже одному среди чужих на другом краю света. Мне было проще. Я занимался только подготовкой к отъезду. О всем остальном старался не думать. Так всегда бывает перед длительным отъездом туда, куда не приходят даже письма, - в море, на полярные станции.

Отправляюсь в Ленинград, в Институт Арктики и Антарктики. Здесь обсуждается план моих работ на станции Мак-Мердо. Этот институт финансирует мою поездку. Я фактически становлюсь его сотрудником на время экспедиции.

Доставь необходимые мне приборы оказалось легче, чем я думал. В какие бы конторы и бухгалтерии я ни приходил, когда люди узнавали, что это нужно для Антарктики, они вдруг сразу сбрасывали сухую официальность. У скучных начальников загорались глаза. И многие из них готовы были поменяться со мной местами. Но кому-то надо "делать дело". Они остывали немного:

- Да! Интересно это все. Так чем мы можем вам помочь?

И как правило, помогали. Была поздняя осень, конец года. Хорошие приборы уже были распределены по заявкам каким-то могучим институтам, а я был, так сказать, кустарь-одиночка. Но начальники смеялись.

- Ничего, институты подождут еще. Они и так богатые.

И все появлялось, как по щучьему велению. Сколько я за это время встретил за канцелярскими столами хороших людей, романтиков! Это было не ново для меня. Так же мы доставали оборудование первый раз, несколько лет назад.

Время шло быстро. Уже послана в Вашингтон телеграмма, где сообщается мое имя и спрашивается, когда мне целесообразнее быть в Антарктиде. Уже получены почти все приборы. В лаборатории лежат кучи книг.

Вот и телеграмма из Вашингтона. "Отдел антарктических программ США приветствует поездку Зотикова на зимовку на станцию Мак-Мердо. 16 января 1965 года руководитель научных программ США в Антарктиде доктор Крери будет ждать Зотикова в Новой Зеландии в аэропорту города Крайстчерч".

Доктор Крери! Тот самый доктор Крери, чьи данные я использовал в докладе Междуведомственной комиссии по исследованию Антарктики при президиуме Академии наук СССР.

Снова Ленинград. Получено теплое обмундирование. Последние напутствия директора Института Арктики и Антарктики Алексея Федоровича Трешникова. Опять Москва. С одной стороны, каждую свободную минуту хочешь побыть дома, с другой - думаешь о том, как бы чего не забыть, не упустить какой-нибудь "мелочи" при отъезде. Наконец билет на самолет заказан. Маршрут: Москва - Карачи - Сидней - Крайстчерч. Пересадки в Карачи и Сиднее. Получен ОК, сокращенное от "о'кей", то есть компостирование на самолеты в Карачи и Сиднее. Это очень важно для меня, ведь мой английский так плох, а я везу шесть тюков груза. Вдруг где-нибудь застрянешь или, еще хуже, потеряешь что-нибудь. А в Антарктиду потом, даже если груз найдется, ничего не доставишь - скоро кончится навигация.

Даже последний день прошел в спешке. Попрощался с ребятами из отдела гляциологии, получил билет, деньги, заграничный паспорт, сделал последнюю прививку, побывал на радио. Домой вернулся часов в девять вечера. А улетать завтра утром. Дома сидят жена, дети, мама, папа. На столе бутылка вина, закуски. Но даже выпить на прощание не удалось: только что сделал прививку против чумы, а после этого надо воздерживаться хотя бы сутки. А через сутки где я уже буду?

Легли поздно, часов до трех ночи перепаковывали вещи. Я мог взять не более 200 килограммов, а набралось куда больше.

На другое утро встал рано. Последние часы дома. Младший сын в постели, он простудился. С ним расстаться придется уже здесь. Что ему скажешь?

- Выздоравливай, малыш... Слушайся маму. Я скоро вернусь!

Попили чайку. Пришла машина. Это Андрей Капица. Он поможет мне улететь. Поднял сына, обнял. Висит, прижавшись, горячее тельце. Плачет, маленький. Понял вдруг:

- Папочка, не уезжай! Не надо мне пера от орла! Сели. Посидели.

Поехали!

Последнее в памяти - стоит в окне первого этажа фигурка в пижаме, за ней мама. Машут руками...

- Всё! Из дома уже уехал!

Прощание в аэропорту с женой, старшим сыном. На этот раз легче, как-то тупо.

И вот стюардесса уже раздает конфетки. Тягач потащил тяжелый Ил-18 на полосу, и все скрылось. И сразу стало совсем легко. Мысленно я уже улетел. Еще самолет стоял на земле, но дорога уже вела. В мире дорог, путешествий все просто. Спрятал понадежнее документы и деньги, уселся поудобнее. Мысли уже в будущем: как пройдет пересадка в Карачи?







  
В горах, где часто приходится совершать походы по безлесным зонам, туристы вынуждены использовать в качестве топлива горючие газы, керосин или бензин. Сжиженные газы В последнее время все большее применение в качестве нагревательных приборов находят газовые кухни. Топливом здесь служат
Объекты исследований во время зимовки на острове Росса. Дальше начался калейдоскоп срочных дел и встреч. Лишь к вечеру , по прежнему залитому незаходящим солнцем, я пришел в себя в одном из клубов Мак Мердо. Внутри длинной, утепленной многими слоями изоляции
Мы начнем с описания ручьев левых притоков Буордаха. Далее перейдем, продвигаясь в юго западном направлении, к Нере и, наконец, к долинам рек, лежащим на западе от Буордаха, вблизи Индигирки. Некоторые долины ручьев, непосредственно приводящие к перевалам, описываются при рассмотрении
Редактор Расскажите
о своих
походах
Обычно небольшая по весу и по размерам палаточная печь в лыжном походе столь сильно влияет на все лагерное хозяйство, быт, состав работ и распределение стояночного времени, что почти каждая группа использует, а в большинстве случаев и изготавливает
1983 г. Бурное развитие средств сплава в последнее десятилетие, совершенствование тактики, техники управления судами, использование простых и надежных средств страховки в водном туризме создали реальную возможность для увеличения интенсивности работы на маршруте. Если раньше на постройку плота уходило несколько дней, то сейчас
На следующий день после подхода в цирк Западного Плеча Каракола мы попытались совершить заявленный радиальный выход на пик Каракол. Обычно на него поднимаются по одному из нескольких снежников, ведущих почти до самого верха. У нас же снега было намного


0.071 секунд RW2