Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Аннотация

СНОВА ТРУБИТ ТРУБА

Развилка дорог

Специальность - гляциология

Неожиданный звонок

Еду к американцам

Дорога ведет в Карачи

В итальянском "Дугласе"

«ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА МАК-МЕРДО, СЕР»

Первые американцы

В Крайстчерче

Штаб операции "Глубокий холод"

Перелет в Мак-Мердо

Первый день новой Антарктиды

"Добро пожаловать на Мак-Мердо, сэр!"

На Южном полюсе

Обратно в Мак-Мердо

НАЧАЛО ЗИМОВКИ НА ОСТРОВЕ РОССА

Железнодорожный вагон и горная хижина

Знакомство с Мак-Мердо

"Куда садиться, Игор?"

"Полевой ассистент" Дейв Кук

Рыбацкий дом

Офицерская кают-компания

Русский класс

Баллада о флагах

Научная группа Мак-Мердо

ЗИМА ГОДА СПОКОЙНОГО СОЛНЦА

День зимнего солнцестояния

Чифы

НА ЗЕМЛЕ ВИКТОРИИ

Тайна горячего котла

Метеориты Антарктиды

Загадки островов Дейли

"Le Roi est mort. Vive le Roi!"

Фотографии-1

Фотографии-2

Год у американских полярников - И.А. Зотиков

Еду к американцам

Жизнь, которая последнее время текла размеренно, снова понеслась. И снова, как и перед первой экспедицией, засосало где-то в животе от ожидания неизвестности: новых городов, людей, морей, встреч. От сознания того, что все будет зависеть только от тебя самого. Труба протрубила, и от размеренной жизни не осталось и следа. Старший сын отлично понимал это чувство. Оторвавшись от уроков, он с затуманенными глазами крутил на проигрывателе "Бригантину" и весь набор песен такого типа. Младшего тоже захватывала романтика путешествий. Но он был еще мал и напирал на то, чтобы папа привез ему "перо от орла и зуб от акулы". Хуже всех было их маме. Ее ждало долгое одиночество.

Пожалуй, одинокой она стала уже за месяц до моего отъезда. Потому что я уже практически уехал. Мы были вместе, но думы уже были разные: у нее - как справиться одной с двумя ребятами, у меня - как жить тоже одному среди чужих на другом краю света. Мне было проще. Я занимался только подготовкой к отъезду. О всем остальном старался не думать. Так всегда бывает перед длительным отъездом туда, куда не приходят даже письма, - в море, на полярные станции.

Отправляюсь в Ленинград, в Институт Арктики и Антарктики. Здесь обсуждается план моих работ на станции Мак-Мердо. Этот институт финансирует мою поездку. Я фактически становлюсь его сотрудником на время экспедиции.

Доставь необходимые мне приборы оказалось легче, чем я думал. В какие бы конторы и бухгалтерии я ни приходил, когда люди узнавали, что это нужно для Антарктики, они вдруг сразу сбрасывали сухую официальность. У скучных начальников загорались глаза. И многие из них готовы были поменяться со мной местами. Но кому-то надо "делать дело". Они остывали немного:

- Да! Интересно это все. Так чем мы можем вам помочь?

И как правило, помогали. Была поздняя осень, конец года. Хорошие приборы уже были распределены по заявкам каким-то могучим институтам, а я был, так сказать, кустарь-одиночка. Но начальники смеялись.

- Ничего, институты подождут еще. Они и так богатые.

И все появлялось, как по щучьему велению. Сколько я за это время встретил за канцелярскими столами хороших людей, романтиков! Это было не ново для меня. Так же мы доставали оборудование первый раз, несколько лет назад.

Время шло быстро. Уже послана в Вашингтон телеграмма, где сообщается мое имя и спрашивается, когда мне целесообразнее быть в Антарктиде. Уже получены почти все приборы. В лаборатории лежат кучи книг.

Вот и телеграмма из Вашингтона. "Отдел антарктических программ США приветствует поездку Зотикова на зимовку на станцию Мак-Мердо. 16 января 1965 года руководитель научных программ США в Антарктиде доктор Крери будет ждать Зотикова в Новой Зеландии в аэропорту города Крайстчерч".

Доктор Крери! Тот самый доктор Крери, чьи данные я использовал в докладе Междуведомственной комиссии по исследованию Антарктики при президиуме Академии наук СССР.

Снова Ленинград. Получено теплое обмундирование. Последние напутствия директора Института Арктики и Антарктики Алексея Федоровича Трешникова. Опять Москва. С одной стороны, каждую свободную минуту хочешь побыть дома, с другой - думаешь о том, как бы чего не забыть, не упустить какой-нибудь "мелочи" при отъезде. Наконец билет на самолет заказан. Маршрут: Москва - Карачи - Сидней - Крайстчерч. Пересадки в Карачи и Сиднее. Получен ОК, сокращенное от "о'кей", то есть компостирование на самолеты в Карачи и Сиднее. Это очень важно для меня, ведь мой английский так плох, а я везу шесть тюков груза. Вдруг где-нибудь застрянешь или, еще хуже, потеряешь что-нибудь. А в Антарктиду потом, даже если груз найдется, ничего не доставишь - скоро кончится навигация.

Даже последний день прошел в спешке. Попрощался с ребятами из отдела гляциологии, получил билет, деньги, заграничный паспорт, сделал последнюю прививку, побывал на радио. Домой вернулся часов в девять вечера. А улетать завтра утром. Дома сидят жена, дети, мама, папа. На столе бутылка вина, закуски. Но даже выпить на прощание не удалось: только что сделал прививку против чумы, а после этого надо воздерживаться хотя бы сутки. А через сутки где я уже буду?

Легли поздно, часов до трех ночи перепаковывали вещи. Я мог взять не более 200 килограммов, а набралось куда больше.

На другое утро встал рано. Последние часы дома. Младший сын в постели, он простудился. С ним расстаться придется уже здесь. Что ему скажешь?

- Выздоравливай, малыш... Слушайся маму. Я скоро вернусь!

Попили чайку. Пришла машина. Это Андрей Капица. Он поможет мне улететь. Поднял сына, обнял. Висит, прижавшись, горячее тельце. Плачет, маленький. Понял вдруг:

- Папочка, не уезжай! Не надо мне пера от орла! Сели. Посидели.

Поехали!

Последнее в памяти - стоит в окне первого этажа фигурка в пижаме, за ней мама. Машут руками...

- Всё! Из дома уже уехал!

Прощание в аэропорту с женой, старшим сыном. На этот раз легче, как-то тупо.

И вот стюардесса уже раздает конфетки. Тягач потащил тяжелый Ил-18 на полосу, и все скрылось. И сразу стало совсем легко. Мысленно я уже улетел. Еще самолет стоял на земле, но дорога уже вела. В мире дорог, путешествий все просто. Спрятал понадежнее документы и деньги, уселся поудобнее. Мысли уже в будущем: как пройдет пересадка в Карачи?







  
Андрест В. В. Грибы. М. : Экономика, 1968. Антропова М. В, Гигиена детей и подростков. М. : Медицина, 1982. Бабенков Г. , Гурвич В. , Рыжавский Г. Если случилась авария. //Турист. 1981. № 8. Берман А. Путешествие на лыжах. М. : ФиС, 1968. Великовский
У Природы есть великолепное средство ограничения рождаемости: дети. Чтобы проиллюстрировать, как они выполняют эту жизненно важную функцию, давайте рассмотрим наш с женой поминутный график укладывания в постель шестилетнего сына Роберта в обычный вечер. Чтобы выиграть время и побыть хоть немного вдвоем, мы стараемся отправить его
Страницы истории. В III в. до н. э. II в. н. э. на Тянь Шане сложилась культура кочевых восточноиранских племен усуней. На юго восточном берегу Иссык Куля существовала обнесенная валом ставка усуней Чигу Ченг, на южном берегу озера сохранились могилы вождей усуней. Начиная с глубокой древности, тюркоязычные южно сибирские племена киргизов проникали
Редактор Расскажите
о своих
походах
Рюкзак . Сколько туристов, столько и рюкзаков. И попробуйте кого то убедить, что его рюкзак не самый лучший! Впрочем, некие основные параметры общие хороший рюкзак анатомический , т. е. сшит по человеческой фигуре, имеет толстый поясник (поясной ремень) на такой ремень приходится до двух третей веса рюкзака, объем около
Родился 20 ноября 1908 года в семье учителя русского языка. До 1925 года жил на родине отца в Черниговской области. Получил там среднее образование. Так писал в 1969 году в автобиографии Евгений Андрианович Белецкий. Половину населения украинского села Дмитровка Черниговской губернии составляли Белецкие. Уроженцами этого села были и
Категория сложности: 2А Высота: 5642 Характер: снежно ледово осыпной Ориентация: восток запад Расположение: Перевал Ирикчат: первая седловина восточного отрога Эльбруса (отрог Сылтран). Эльбрус: Северная оконечность отрога ГКХ (отрог Хотю Тау). Координаты: ВЭ: 43° 20 48. 6 с. ш. 042° 27 12. 9 в. д. Координаты: ЗЭ: 43°


0.064 секунд RW2