Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Аннотация

СНОВА ТРУБИТ ТРУБА

Развилка дорог

Специальность - гляциология

Неожиданный звонок

Еду к американцам

Дорога ведет в Карачи

В итальянском "Дугласе"

«ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА МАК-МЕРДО, СЕР»

Первые американцы

В Крайстчерче

Штаб операции "Глубокий холод"

Перелет в Мак-Мердо

Первый день новой Антарктиды

"Добро пожаловать на Мак-Мердо, сэр!"

На Южном полюсе

Обратно в Мак-Мердо

НАЧАЛО ЗИМОВКИ НА ОСТРОВЕ РОССА

Железнодорожный вагон и горная хижина

Знакомство с Мак-Мердо

"Куда садиться, Игор?"

"Полевой ассистент" Дейв Кук

Рыбацкий дом

Офицерская кают-компания

Русский класс

Баллада о флагах

Научная группа Мак-Мердо

ЗИМА ГОДА СПОКОЙНОГО СОЛНЦА

День зимнего солнцестояния

Чифы

НА ЗЕМЛЕ ВИКТОРИИ

Тайна горячего котла

Метеориты Антарктиды

Загадки островов Дейли

"Le Roi est mort. Vive le Roi!"

Фотографии-1

Фотографии-2

Год у американских полярников - И.А. Зотиков

Дорога ведет в Карачи

В этот день мы не прилетели в Карачи. Туман в Ташкенте заставил самолет изменить маршрут и сесть в Алма-Ате. Там и заночевали. Лишь на другой день стюардесса объявила: "Пересекли Государственную границу". Под крылом - выженные плоскогорья, они становятся все выше и угрюмее, потом снега Гималаев и, наконец, серовато-зеленый ковер долин. В самолете не много народу. В основном советские специалисты, летящие за рубеж работать на стройках. В туалеты самолета - очередь. Идет переодевание. В Москве было минус 10, а в Карачи, как объявили по радио, плюс 25-Выходят принарядившиеся.

На световом табло зажглось: "Не курить, пристегнуть ремни".

Снижаемся, и все быстрее мелькают под нами одинокие домики, пальмы, бетон полосы. Сели. В лицо ударяет влажный, какой-то очень плотный горячий воздух. И запах. Запах Востока.

Впервые он поразил меня год назад, когда мы так же выходили из самолета, прилетев в Индию. Это было в Дели. Потом то же повторилось в Бирме, в Рангуне. Сейчас в Пакистане - тоже. Запах сложный - дыма сгоревших пахучих трав, каких-то пряностей, неизвестных растений. Этот запах преследует вас всюду. Он варьирует от страны к стране по силе и оттенкам, но по нему вы с закрытыми глазами можете сказать, что вы на Востоке.

Был уже вечер, короткие минуты полыхающего лимонным цветом заката перед полной темнотой. И на этом фоне особенно резко, контрастно, но почему-то гармонируя с окружающим, горели ртутные лампы на столбах.

Первый незнакомый иностранный город всегда волнует. А у меня для волнения были двойные основания. Мы опоздали, и самолет, на котором я должен был продолжать полет, уже улетел. Я стоял в низком, современном, из стекла здании аэропорта перед своими шестью неподъемными тюками, а несколько высохших - кожа и кости - полуголых носильщиков, отталкивая друг друга, почти требовали, чтобы я разрешил им тащить свои вещи. Тащить их, наверное, куда-нибудь было надо, но я не знал куда именно. И зачем.

Через стеклянную дверь я видел такси, хозяин которого также изо всех сил махал мне рукой и что-то кричал.

Такие же худые служащие у весов также что-то кричали друг другу, временами указывая на меня. По отдельным словам я понял, что они говорят по-английски. Я начал им объяснять, что мне надо лететь дальше, но мой самолет улетел. Теперь мне надо найти компанию, самолет которой доставил бы меня в Сидней. Я хотел бы улететь как можно скорее.

Из моей фразы клерк понял лишь то, что я пытаюсь говорить по-английски. По-видимому, у нас обоих были очень сильные, но разные акценты, которые, сложившись, лишили нас возможности понимать друг друга.

Наступила ночь, все наши, кто прилетел вместе со мной, уже уехали. Вдоль стены шли конторки представителей различных компаний: английских, американских, итальянских, нашего родного Аэрофлота.. Красочные плакаты над каждой конторкой приглашали лететь в любой пункт мира именно их самолетами. Но клерков за стойками не было. Никто не боролся за то, чтобы я согласился лететь на их самолете.

И тут я услышал у одного из окошечек русскую речь: "Черт побери..." Через минуту мы познакомились. Его звали Юра Кошелев. В Москве мы бы прошли мимо друг друга, не улыбнувшись. Но здесь мы сразу же стали почти что родственниками. Юра тоже спешил, только в Токио. Он тоже пытался пробиться через языковый барьер, но более удачно, чем я.

Наконец кто-то заинтересовался нами. Выяснилось, что можно лететь по-прежнему английским самолетом, но тогда надо сидеть весь день в Карачи. Можно лететь итальянским. Он улетает завтра в семь утра. Правда, меняется маршрут. Самолет будет садиться в Индии, Таиланде, Сингапуре. У меня нет виз в эти страны. Короткий разговор клерка с какой-то мисс из "Алиталиа" (так называется итальянская компания) и на меня дано магическое "О'кей". Это значит, ваши билеты закомпостированы.







  
Продвижение по скалам с пострадавшим очень сложно. Знание скальной техники и умелая работа с веревкой решают здесь быстроту и успех продвижения. Если альпинист имеет ранения голени или ступни, он еще может пользоваться на крутых и отвесных участках седлом. Для этого берутся
*** Служил у нас на Лавре Георгиевиче вперёдсмотрящий. Ящиков. А мы решили завести ещё и назадсмотрящего. Ну мало ли что бывает. Короче надо. Завели, а фамилию ему давать не стали. Ну на кой, простите, пёс, назадсмотрящему то фамилия? А он говорит:
Короткая широкая долина р. Индрюкой разделяется на два ущелья: Ак Тёбе и Кичкине Кол; в обоих стоят пастухи, есть тропы. Ак Гёбе берет начало у подножия Гвандры, третьей по высоте вершины Зап. Кавказа (3984 м). Экскурсию к Гвандре можно рекомендовать для первого знакомства с горами. Почти весь путь проходит по лесистым ущельям, захватывает
Редактор Расскажите
о своих
походах
1983 г. Этот случай произошел в горах Памиро Алая. С седловины перевала вниз вел длинный 60 градусный ледовый склон. Двигаться решили по перилам. В месте перестежки на вторую веревку стояли двое, ожидая, пока внизу приготовят очередную лоханку во льду. Один из них снял рюкзак и примостил его прямо
1983 г. Прогресс в водном туризме в последние годы характеризуется освоением все более сложных рек. Для плотов, больших надувных средств сплава это прохождение новых рек (Муксу, Бзыбь), а также не пройденных сложных участков на реках давно покоренных (Чулышман каскад Каша , Язулинский каньон; Чуя Мажойский каскад).
1. Общая идея похода. Поход планировался с целью прохождения горного маршрута 5 категории сложности. Его особенность линейная нитка маршрута и охват практически всей западной части Центрального Кавказа: долины Кубани, Худеса, Чучхура, Баксана, Башиль ауз су, Га ра ауз су, Дых су и Черека Балкарского; травверс Эльбруса и прохождение крупных ледников


0.054 секунд RW2