Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Аннотация

СНОВА ТРУБИТ ТРУБА

Развилка дорог

Специальность - гляциология

Неожиданный звонок

Еду к американцам

Дорога ведет в Карачи

В итальянском "Дугласе"

«ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА МАК-МЕРДО, СЕР»

Первые американцы

В Крайстчерче

Штаб операции "Глубокий холод"

Перелет в Мак-Мердо

Первый день новой Антарктиды

"Добро пожаловать на Мак-Мердо, сэр!"

На Южном полюсе

Обратно в Мак-Мердо

НАЧАЛО ЗИМОВКИ НА ОСТРОВЕ РОССА

Железнодорожный вагон и горная хижина

Знакомство с Мак-Мердо

"Куда садиться, Игор?"

"Полевой ассистент" Дейв Кук

Рыбацкий дом

Офицерская кают-компания

Русский класс

Баллада о флагах

Научная группа Мак-Мердо

ЗИМА ГОДА СПОКОЙНОГО СОЛНЦА

День зимнего солнцестояния

Чифы

НА ЗЕМЛЕ ВИКТОРИИ

Тайна горячего котла

Метеориты Антарктиды

Загадки островов Дейли

"Le Roi est mort. Vive le Roi!"

Фотографии-1

Фотографии-2

Год у американских полярников - И.А. Зотиков

Знакомство с Мак-Мердо

Минут через двадцать Арт вернулся.

- Устроились? Ну пошли дальше, - сказал он и повел меня обратно к шале.

Рядом с входом в этот домик стояло шесть-семь очень помятых и странно выглядевших машин. Часть из них были обыкновенные грузовики марки "Форд" с облезлыми железными кузовами. Остальные представляли собой какие-то странные сооружения на гусеничном ходу с деревянными домиками вместо кузовов. Уже потом я узнал, что это были снегоходные машины фирмы "Нодвил" и знаменитые "Сно-укеты" - "снежные коты". От каждой из машин в здание тянулся электрический шнур.

- Вы умеете управлять автомобилем? - спросил деловито Арт.

- Конечно, умею.

- Отлично, - сказал Арт, - если вам потребуется машина, берите вот этот грузовик номер пять. Ключи от него висят в шале, я покажу где. Если будет возможность, обязательно сообщите о поездке мне и возвращайте ключи на место. Всегда, прежде чем ехать, проверяйте уровень масла и антифриз в радиаторе. И конечно, обратите внимание, сколько бензина. Если меньше полбака, надо сначала съездить заправиться. Поедете на колонку - не забудьте долить и масла. И еще одно обязательное требование: не оставляйте в кабине и кузове своих вещей, даже если завтра надо снова загружаться. Ведь машины у нас общие и прислуги за нами нет.

- Да, спасибо, - ответил я неуверенно.

Но вдруг Арт Дифриз, направившийся было уже к шале, повернул обратно.

- А! - сказал он, махнув рукой. - Садитесь в машину, заводите.

Он вынул из кармана связку ключей, выбрал один, протянул мне, а сам полез на место пассажира.

- А как же я тронусь, ведь все машины связаны какой-то проволокой с домиком. Что делать с этими проводами? - спросил я.

- Так вы этого еще не знаете? - засмеялся Арт. - Это наша система подогрева. Когда вы приведете машину на стоянку, первое, что вы должны сделать после того, как выключите двигатель, - это включить систему подогрева. Надо найти свободную вилку на конце одного из проводов и вставить ее в электрическую розетку на машине. Она справа и снизу под радиатором. В каждую из таких машин в нижней части мотора вставлена специальная электрическая спираль. Когда вы вставите вилку в розетку, электрический нагреватель будет подогревать масло в моторе, так что его можно будет легко завести: сколько бы машина ни стояла на морозе, масло в моторе будет всегда теплое.

Я выдернул вилку из розетки под радиатором, завел машину, аккуратно развернулся, хотел тронуться вперед, но Арт остановил меня.

- Вам ведь нужно помещение для работы, где бы вы поставили приборы, проводили их наладку, опыты, занимались с бумагами. Я предлагаю вам комнату в моей биологической лаборатории. Пойдемте, я покажу вам ее. Броеьте машину, где она стоит. Выключите зажигание, поставьте на скорость, ручной тормоз у нее не работает.

Мы вылезли, и Арт повел меня к большому с плоской крышей голубому строению с окнами под самой крышей. Я шагнул через двойные тяжелые двери тамбура и оказался в большом холле, залитом светом дневных ламп. Там стояли мягкие диваны и низкие столики, заваленные яркими журналами. На стенах висели огромные цветные и черно-белые фотографии маленьких кораблей во льдах, морских животных. По сторонам холила было несколько дверей-гармошек. Арт показал на первую дверь направо: "Сюда!"

Мы попали опять в проход. Только теперь уже его стены были легкими перегородками, которые не доходили ни до пола, ни до потолка. Справа, со стороны наружной стены дома, в этих панелях-перегородках было две двери в небольшие, примерно по 15 квадратных метров, комнатки, слева была только одна дверь, она была открыта, и я увидел полки с книгами во всю высоту стен, блеснули золотом старинные переплеты энциклопедий.

- Наша библиотека, - с гордостью сказал Арт В самом конце коридора по обе стороны было еще по одной двери-гармошке, и обе были открыты. В одну из них мы вошли. Во вращающемся и откидывающемся назад кресле, положив ноги на стол, сидел, скорее полулежал кто-то и перебирал струны гитары. А вокруг был уже знакомый беспорядок из сохнувших ботинок, носков и заношенных курток. По-видимому, хозяин только что вернулся со льда.

- Джордж, я привел тебе соседа, - сказал Арт Дифриз. - Познакомьтесь: Джордж Самеро - морской биолог, Игор Зотиков - советский обменный ученый.

Человек с гитарой снял ноги со стола, повернулся на стуле и встал, переступая, босыми ногами на холодном линолеуме. Изжеванные, белые от стирки джинсы, толстая шерстяная рубашка нараспашку. Лицо большое, круглое, заросшее мягкой и светлой бородкой. Умные, улыбающиеся, но оценивающие глаза смотрят прямо, без утайки.

- Джордж Самеро, биолог, - повторил он и поклонился.

- Игорь Зотиков, - тоже кивнул я. Так я узнал второго из тех членов научной группы, с которыми придется зимовать.

- Ваша комната напротив моей, - сказал Джордж, - я ее для вас уже освободил, подмел. Осталось только несколько вещей, которые я сушу. Сейчас я их уберу.

Он вытащил кучу какого-то тряпичного хлама и ввел меня в большую, светлую комнату с двумя окнами. Вдоль одной стены стояли лабораторные столы, у другой - огромный двухтумбовый письменный стол.

- Ну а теперь, если хотите, поедем дальше, я покажу, где что, - предложил Дифриз.

И я начал знакомство со вторым, совершенно не зависимым от первого большим кругом людей Американской антарктической экспедиции.

Дорога, по которой мы поехали, шла вдоль берега, так что пролив Мак-Мердо был у нас по левую сторону, а справа, в некотором отдалении, начинались припорошенные снегом "терриконы" из кусков лавы разных размеров.

Первым мы оставили справа одинокий, довольно красивый дом с множеством антенн на плоской крыше. Обращенная к нам и проливу стена его, так же как и в шале, представляла собой огромное зеркальное стекло. Над этой стеной-окном был прибит большой щит с двумя желтыми пятиконечными звездами.

- Дом адмирала, - сказал Арт. - Ведь большая часть работающих здесь военные.

Арт рассказал мне, что в этом доме летом живет командир военных моряков, обслуживающих антарктические исследования. Традиционно это контр-адмирал. У него на погонах и на головном уборе по две золотистых звезды. Поэтому и две звезды на голубом щите над домиком.

За "домом адмирала" - опять странное здание: длинный полукруглый барак, к одному торцу которого приделано крылечко, а над ним невысокая остроконечная башенка с крестом на вершине. Над стеклянным витражом двери крупная надпись: "Чапел оф сноус" - "Церковь снегов".

Сразу за церковью накатанная дорога превратилась в улицу. Справа и слева стояли ряды зеленых полукруглых домов-бараков. По какой-то военной, казарменной одинаковости я понял, что здесь жили матросы и офицеры. Я с интересом смотрел на новый для меня мир.

Над многими домиками висели яркие, полушуточные, но не понятные еще мне надписи, названия. По дороге нам попадались небрежно одетые парни в зеленых, странных одеждах. На спинах у многих цветными фломастерами тоже было нарисовано и написано что-то шуточное.







  
Горная болезнь может проявляться внезапно, особенно в тех случаях, когда человек за короткий промежуток времени значительно превысил границы своей индивидуальной переносимости, испытал чрезмерное перенапряжение в условиях кислородного голодания. Однако чаще всего горная
Нас будит миссис Попитс. Джордж лежебока. Надувательство с предсказанием погоды. Багаж. Испорченный мальчишка. Вокруг нас собирается толпа. Мы торжественно отбываем на вокзал Ватерлоо. Персонал Юго Западной железной дороги пребывает в блаженном неведении касательно таких мирских дел, как расписание поездов. Плыви, наш челн, по воле волн Утром меня
Вверх по ущелью Таштектора тропа идет на восток вдоль самой реки, по правому берегу, среди редких елей и кустарников арчи. На левом склоне за рекой через 1 км показывается водопад высоко над ущельем, а через 3 км, тоже слева, конечная морена ледника. Живописное ущелье довольно широко, высокие склоны его увенчаны скалистыми
Редактор Расскажите
о своих
походах
Обычно небольшая по весу и по размерам палаточная печь в лыжном походе столь сильно влияет на все лагерное хозяйство, быт, состав работ и распределение стояночного времени, что почти каждая группа использует, а в большинстве случаев и изготавливает эту печь по своему. Вариант, о котором идет
1983 г. Мы, водники из Перми, повторили пройденный группой Луканова в 1978 г. маршрут по рекам Беляндкиик, Сельдара, Верхняя Муксу, впервые пройдя 38 километровое ущелье Муксу Джилга, и закончили сплав в поселке Джиргиталь на реке Сурхоб. Раннее утро. Солнечные лучи едва пробиваются сквозь тяжелые облака.
С самого утра, до завтрака, пробежались далее по еле заметной тропе и нашли таки выход на седловину. Решили не сильно спешить (дался первый день и болело все тело) и потому вышли с лагеря только к 11. 30. До обеда спокойно дошли до седловины. Не доходя до седловины (а кто будет идти с нее, то вниз) метрах в 200 находятся развалины какого


0.075 секунд RW2