Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Сто дней

НЕПРИМЕТНЫЙ ВТОРНИК

ЗАПОВЕДНАЯ УЗКОКОЛЕЙКА

БОЛЬШОЙ ИРЕМЕЛЬ

«ТАГАНАЙ — ТУРИСТ — СЕРВИС»

КАРАБАШ, УФАЛЕЙ, ИТКУЛЬ

ОЧЕНЬ МНОГО ИНТЕРВЬЮ

ЧУСОВАЯ

«СЧАСТЛИВОГО ПУТИ, БРОДЯГИ!»

ГОРЫ НАД ЛЕСОМ

ПЕРВАЯ ПОТЕРЯ

ЖУТКИЕ ОКРЕСТНОСТИ ГОРЫ МЕРТВЕЦОВ

ОНИ УМЕРЛИ ДОСТОЙНО

СЛАЛОМ

ПЛАТО БОЛВАНОВ

ОГО-ГО-ГО, ВАЙ-ВАЙ-ВАЙ

СЕРДЦЕ УРАЛА

МАНЬХАМБО — МЕДВЕЖИЙ УГОЛ

ТУЧИ

ПО ЩУГЕРУ

НАЧАЛО ДОЛГОГО ПУТИ

ТО В ЖАР, ТО В ХОЛОД

ВЛАДЕНИЯ ЦАРИЦЫ

БЕЗЖИЗНЕННЫЕ СТОЛЫ

ЛЕМВАИЗ

ГРИБЫ И ПАСТИЛА

ВЕЧЕРНЯЯ ВЕРШИНА

ПОТОП

ЛЮДИ

ЖИВЕМ ДАЛЬШЕ

ПРОСТЕНЬКАЯ ЗАДАЧА

РАССКАЗ ЛЁНИ

ЕДИНСТВЕННЫЙ ПЕЙЗАЖ

ОН УЖЕ БЛИЗОК

ТРИУМФ В ТРИ ЧАСА НОЧИ

УРАЛ ЖИВ

Приложение 1.

Приложение 2.

Приложение 3.

Условные обозначения на топографических картах

Приложение 4 - Карты 5 км

Приложение 5 - Карты 1 км

ФОТО 1

ФОТО 2

ФОТО 3

Сто дней на Урале - Н. Рундквист

«СЧАСТЛИВОГО ПУТИ, БРОДЯГИ!»

От Чусового экспедиция по горно-таежным дорогам Пермской и Свердловской областей добралась до Карпинска. Эта часть пути была соткана из контрастов. Снег с дождем на чудовищной брусчатке в районе Губахи с ее индустриальными ароматами и тридцатиградусная жара «курортного» Кытлыма, красота горного оазиса Конжаковского Камня и ужасные своей бесхозяйственностью вырубки на окрестных склонах.

Выезд из Чусового непрост. Надо постоянно сворачивать на дорогу, кажущуюся второстепенной. Потом крутейший тягун. После него у меня заболело колено, не так ужасно, как в первые дни, но заболело. Спуск, подъем, спуск, подъем. Брусчатка создает такую тряску, что отвинчиваются детали упакованного в багаж фотоаппарата!

15 мая выдался трудным днем. Бесподобный закат накануне вечером на берегу красавицы Вильвы, который привел меня в фотоэкстаз, как оказалось, был предвестником тяжелых испытаний.

Боря Васин очень быстро под непрекращающимся дождем сготовил завтрак. Втаскивая его в палатку, он поинтересовался;

— Два дня отставания, три дня, не все ли равно?

Конечно, я предпочел бы весь день проваляться в спальнике, но говорю, что не все равно и вылезаю под дождь собирать рюкзак. Дураки! Мы оставили рюкзаки под дождем. В каждой «штанине» велорюкзака кружки по две воды. Не стал ее вычерпывать, а прямо покидал на дно рыбные консервы.

Выехали. Романтика. Дождь. Туман. Из тумана выскакивают тяжелые грузовики с включенными фарами. Андрею Зорину интересно, что о нас думают водители. А мне — нет, я знаю. Рафинад кричит, что даже интересно ехать под таким дождем.

Дорога адская. Нищета и убожество. Брусчатка, размытая дождями. Местами поверх нее брошен отслаивающийся пластами асфальт, кое-где все усыпано гравием. На смену туману явился крепкий ветер в лицо. Дождь не прекращается. Самое чудовищное — стартовать после привала. Плохо то, что сильно растягиваемся, и пока передние всех дожидаются, они коченеют. Руки деревенеют, ноги мерзнут. Совсем не вовремя прокол у Васина. На него жалко глядеть, он трясется всем телом. Остальные, по очереди помогая ему, прыгают, бегают по обочине, машут руками, как футболисты, готовящиеся выйти на замену.

Непонятно, чем руководствовались строители, проложив дорогу прямо по осевой линии гор, открытой всем ветрам. К тому же она повторяет конфигурацию рельефа.

Столовая в Нагорнском, долгожданная, как приглашение на посадку в самолет после суточного откладывания. Желудок заглатывает все без всякой последовательности и не испытывает никакой тяжести. Усталый Серега Ткач захмелел от обжорства и задремал на стуле. От нас поднимается пар, с одежды стекает вода. Страшно возвращаться на улицу. Выхожу, жду; нет, буду ждать внутри. Мое возвращение вызывает дружный смех, жалко же я выгляжу.

После обеда, стиснув зубы, отъезжаем до ближайшего леса и разводим большущий костер для просушки одежды. Мы мокрые насквозь. Лишь в самом потаенном уголке одежды обнаруживаю сухое пятнышко размером с двухкопеечную монету.

На ночевку встали на левом берегу чистейшей речки Кизел выше одноименного города. Напротив нас за пригожим еловым лесом выстроились домики какого-то пионерлагеря. Во время ужина возникали микроконфликты, которые я напрямую связываю с некоторым полученным сегодня переутомлением. Сверх обычного на ужин были морковные цукаты, ирис и обыкновеннейшее (и в такой же степени редкое для нас) с быстротою молнии улетучившееся сливочное масло. В условиях карточной системы общества переразвитого социализма Лёне — завхозу, обеспокоенному массовым, по его мнению, похуданием участников экспедиции, удалось выпросить килограмм масла после того, как он показал пальцем в окно на несчастных, промерзших мужиков, едущих аж от Магнитогорска.

На следующий день установилась безоблачная холодная ветреная погода. Первая половина дня и обед прошли под знаком ожидания встречи с военной заставой в Гашковке при въезде на территорию обширных исправительно-трудовых заведений. Только мы вынырнули из-за поворота и еще не сообразили что к чему, как из избушки, представляющей собой контрольно-пропускной пункт, возле которого была натянута ржавая проволока вместо шлагбаума, один за другим выбежали трое военных. Мы мило побеседовали с ними, попили чаю, подарили им значки с экспедиционной символикой и без всяких возражений с их стороны ступили на территорию лагерей.

Весь день путеводной звездой была Ослянка. Поначалу гора располагалась впереди, затем справа. Ближе к ночевке на так называемом Гашковском перевале появились массивы Конжака, Косьвы и Буртыма. В совокупности с Ослянкой они величественно замыкали весь наш горизонт на востоке.

К утру потеплело, стало пасмурно, молчаливые тучи заволокли своими бесформенными телами вершины гор. За час доехали до околицы Верхней Косьвы, Слева от дороги огороженная колючей проволокой колония. Внутри в основном двухэтажные бараки с символом лагерного классицизма лозунгом «Добросовестный труд — путь к быстрейшему освобождению!» Из окошечка на контрольно-пропускном пункте нас проводили взглядом две исключительно откормленные рожи. На ходу поздоровались с военными и уточнили дорогу в Усть-Тыпыл. Кстати, здесь как и в Гашковке, помнят двух чудаков, которые ездили по этим дорогам в прошлом году. Это был наш разведотряд, состоящий из Игоря Губернаторова и Миши Лысакова. Появление в этих краях кого-либо по собственной инициативе рассматривается как сенсация.

Вдоль дороги по берегу Косьвы тянутся лесоразработки. Нас встречает страшный, наполовину вырубленный лес. Мы приветствуем кучки греющихся у костров заключенных. Они кричат нам вослед:

— Здравствуйте, салам алейкум, гамарджоба, счастливого пути, бродяги!

Симпатичный и подчеркнуто вежливый зэк заварил Фредди поломанный накануне багажник.

Не менее любезны были и конвоиры. Они подсказывали нам как сориентироваться в хитросплетении лесовозных дорог, где лучше выбрать место брода, угощали нас чаем, удивляясь, расспрашивали откуда мы такие взялись.







  
Андрест В. В. Грибы. М. : Экономика, 1968. Антропова М. В, Гигиена детей и подростков. М. : Медицина, 1982. Бабенков Г. , Гурвич В. , Рыжавский Г. Если случилась авария. //Турист. 1981. № 8. Берман А. Путешествие на лыжах. М. : ФиС, 1968. Великовский М. С. , Гиппенрейтер Е. Б. , Ушаков А. С. Питание при высотных восхождениях. //Космическая биология
Берега морей Дейвиса и Моусона стали местом наших исследований. Если перевернуть глобус и посмотреть на его дно , то вокруг оси можно увидеть белое пятно, окруженное со всех сторон синим цветом цветом морей и океанов. Это и есть Антарктида. Это белое пятно, омываемое со всех сторон Южным океаном, сверху кажется почти круглым. Однако
Высокий Алай. Маршрут интересен природными контрастами, прост, хотя и пролегает вблизи ледников. У одного из них берет начало река Улитор в широкой чаше цирка восточнее Акташа, у северного отрога, отделяющего Улитор от Гандакуша. Добравшись за 1, 5 2 дня от альплагеря Дугоба с тяжелыми рюкзаками в устье
Редактор Расскажите
о своих
походах
1983 г. Этот случай произошел в горах Памиро Алая. С седловины перевала вниз вел длинный 60 градусный ледовый склон. Двигаться решили по перилам. В месте перестежки на вторую веревку стояли двое, ожидая, пока внизу приготовят очередную лоханку во льду. Один из них снял рюкзак и примостил его прямо на завернутый ледобур,
1983 г. При оценке туристских походов в чемпионатах различного ранга судьи пользуются определенной методикой, являющейся частью Правил проведения соревнований по туризму . Знание системы судейских оценок необходимо туристам спортсменам для правильного распределения своих сил, реализации


0.343 секунд RW2