Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Сто дней

НЕПРИМЕТНЫЙ ВТОРНИК

ЗАПОВЕДНАЯ УЗКОКОЛЕЙКА

БОЛЬШОЙ ИРЕМЕЛЬ

«ТАГАНАЙ — ТУРИСТ — СЕРВИС»

КАРАБАШ, УФАЛЕЙ, ИТКУЛЬ

ОЧЕНЬ МНОГО ИНТЕРВЬЮ

ЧУСОВАЯ

«СЧАСТЛИВОГО ПУТИ, БРОДЯГИ!»

ГОРЫ НАД ЛЕСОМ

ПЕРВАЯ ПОТЕРЯ

ЖУТКИЕ ОКРЕСТНОСТИ ГОРЫ МЕРТВЕЦОВ

ОНИ УМЕРЛИ ДОСТОЙНО

СЛАЛОМ

ПЛАТО БОЛВАНОВ

ОГО-ГО-ГО, ВАЙ-ВАЙ-ВАЙ

СЕРДЦЕ УРАЛА

МАНЬХАМБО — МЕДВЕЖИЙ УГОЛ

ТУЧИ

ПО ЩУГЕРУ

НАЧАЛО ДОЛГОГО ПУТИ

ТО В ЖАР, ТО В ХОЛОД

ВЛАДЕНИЯ ЦАРИЦЫ

БЕЗЖИЗНЕННЫЕ СТОЛЫ

ЛЕМВАИЗ

ГРИБЫ И ПАСТИЛА

ВЕЧЕРНЯЯ ВЕРШИНА

ПОТОП

ЛЮДИ

ЖИВЕМ ДАЛЬШЕ

ПРОСТЕНЬКАЯ ЗАДАЧА

РАССКАЗ ЛЁНИ

ЕДИНСТВЕННЫЙ ПЕЙЗАЖ

ОН УЖЕ БЛИЗОК

ТРИУМФ В ТРИ ЧАСА НОЧИ

УРАЛ ЖИВ

Приложение 1.

Приложение 2.

Приложение 3.

Условные обозначения на топографических картах

Приложение 4 - Карты 5 км

Приложение 5 - Карты 1 км

ФОТО 1

ФОТО 2

ФОТО 3

Сто дней на Урале - Н. Рундквист

ЗАПОВЕДНАЯ УЗКОКОЛЕЙКА

Дорога из Белорецка в Тирлянский очень красивая. 1 мая 1989 года мне довелось ехать по ней на «Запорожце». Было по колено снега, гололед, холод, но навстречу попался промерзший... велосипедист. А нынче (еще апрель!) жара под тридцать градусов.

На самой медленной передаче вскарабкались на гору по дороге в Николаевку. На спуске четверка лихачей проскочила нужный поворот. Я ехал в сорока метрах сзади и дико орал, сигналил и обгонявший меня мотоциклист. Он кричал; «Ваши не туда едут». Но «нашим» ветром застилало уши, а глаза их жадно впились в дорогу. Не прошло и часа, как лихие, сформировав представление об архитектуре села Махмутово, влезли обратно в гору.

Встали на ночевку за Николаевкой. Состояние неопределенности, поскольку завтра предстоит пересечь кусок Южно-Уральского заповедника, на что у нас нет разрешения, и переправиться через Юрюзань. Если мост через весеннюю реку смыт, то предстоит огромный обход по бездорожью. Машина сопровождения, посланная вечером в Верхнеаршинский за разрешением на посещение заповедника, вернулась ни с чем. Местные начальники такие проблемы не решают, а дирекция заповедника обходит все наши запросы молчанием.

Со смутными чувствами выехали утром в направлении Верхнеаршинского. Сразу пошел длинный подъем-тягун. Дороги, по которой мы едем, на карте нет, и где она точно проходит определить затруднительно. Километровые столбы дурачат — последующий противоречит предыдущему. Поселок находится в котловине, к нему ведет приятный спуск. Перед Верхнеаршинским небольшой карьер, за ним живописное озерко. «Голодные» фотографы и кинооператор кинулись снимать его со всех сторон.

В центре поселка залегает топкое болото, а на клубе посреди него плакат «Партия — ум, честь и совесть нашей эпохи». Довершает шарм совершенно белый выцветший флаг над сельсоветом.

До 1962 года от Верхнеаршинского по узкоколейной железной дороге через сказочно красивые леса и горы можно было добраться до Катав-Ивановска. Потом узкоколейку разобрали за ненадобностью. В память об этом решении кое-где вдоль сохранившейся насыпи в глухом лесу стоят семафоры и прячутся развалины брошенных сел, в которых раньше были чайные, пивные и магазины.

Мы должны проехать по бывшей дороге, пересекающей кусок заповедника. После переговоров нам разрешают, на свой страх и риск, сделать это вместе с машиной сопровождения под «конвоем» двух конных лесников. Дорога проложена по старой насыпи, размытой во многих местах. Боюсь, что наш ГАЗ-66 где-нибудь застрянет.

Экономическое положение в стране повлияло на походную тактику. Если в лучшие времена велотуристы пополняли свои продовольственные запасы в населенных пунктах по пути следования, а иногда питались в столовых, то в 1991 году первое оказалось абсолютно неприемлимо ввиду карточной системы (ох, каких только карточек, талонов, приглашений и абонементов мы не видели!), а второе зачастую было сопряжено с унизительным выпрашиванием дополнительной котлеты для нечлега местного профсоюза.

Поэтому продукты закупали всеми правдами и неправдами в течение полугода по всему Советскому Союзу, а потом доставляли на вспомогательной машине в требуемую точку маршрута. Но и этот путь таил ряд подводных камней. Сначала Серега Ткач потребовал охрану для транспортировки продуктов с Кубани на Урал:

—Таким харчем затарился, меня ж по дороге бомбанут! Затем все продукты хранились в частном доме одного из участников экспедиции. И что бы вы думали? Да, бдительные соседи просигналили «куда следует»:

— Что-то у Васиных продуктов много!

Больше двух часов ценного дообеденного времени уходит на регистрацию нас в книге посетителей заповедника. Лучше бы взяли с нас по червонцу за проход по заповеднику на обустройство той же дороги.

Фотографы во время регистрации изловили симпатичную гадюку. Женя Савенко лихо схватил ее и потащил туда, где по его мнению ей более фотогенично находиться.

На северном склоне хребта еще есть снег, дорога значительно грязнее и более разбита. Вдоль насыпи тянутся поля подснежников. Водителю машины сопровождения Вите Лукину приходится демонстрировать свое автоискусство. Люблю таких азартных людей! У Вити была тысяча возможностей отказаться от рискованных трюков и никто бы не упрекнул его, но он раз за разом направлял вахтовку в жуткие переделки. Витя — экспедиционная находка, наш счастливый талисман, на третий день он стал полноправным членом экспедиции.

К обеду добрались до нежилой деревни Юрюзани. Откуда ни возьмись появились мрачные облака, поднялся ветер. Погода ухудшалась, холодало. Ветер выл и стонал, натыкаясь на грустные погорелые развалины, словно исполняя реквием Юрюзани, ее брошенным улицам, каменному остову вокзала, всей прошлой жизни. Он сыпал в наши миски пепел и дисперсный дорожный шлак. Беспокойство умножалось тревогой о том, пройдет ли дальше по этой дороге машина и цел ли в этом краю руин мост через Юрюзань.

Перед Александровкой старый лесник попрощался с нами, а молодой, оставив у друга лошадь, отправился с нами дальше. Олег Карпеев мечтал забраться на Большой Иремель.

В Александровке, напрочь умиравшей десять лет назад, сейчас вновь живут несколько семей, дачники, сельскохозяйственные кооператоры. Дорога в Тюлюк поддерживается ими в хорошем состоянии, а мост, который не давал мне крепко спать последние ночи, реконструирован.

Леня отстал, потому что заезжал к знакомым за молоком, а машину сопровождения задержали фотографы, очарованные пейзажами в лучах вечернего солнца. На ночевку встали за Тюлюком у мостика через речку Карагайку. Обеденные волнения оказались напрасными, Ветер и облака не принесли ухудшения погоды. Когда ложились спать, уже вызвездило и было страшно холодно. Завтра восхождение на первую гору — Большой Иремель, погода обещает быть отличной.







  
Развязывающийся простой узел Этот узел неплохо служит простейшим стопором, который можно быстро отдать даже под натяжением троса. При рывке за ходовой конец он мгновенно развяжется. Его можно применять во всех случаях, когда нужно что нибудь временно закрепить с таким расчетом,
Первый раз я попал в Новую Зеландию в 1964 году. Два советских самолета Ил 18 везли сезонный состав советской антарктической экспедиции. В десять утра мы вылетели из Сиднея в Австралии. После двух или трех часов полета над морем под названием Тасманово
Вначале приводятся описания долин рек, текущих с Буордахского массива в долину Момы, т. е. в основном с юго запада на северо восток (Ампынья, Сатостобут, Балаганнах, Эгелях, Восточный Эгслях, Лекэр, Кюрэтэр, Чачагырас, Талбыгыр, Джапкапчан), затем описываются долины рек и
Редактор Расскажите
о своих
походах
•••• Газовая плита К •• Редуктор 1 •••• Баллоны с газом К •••• Примус К •••• Канистры пластиковые К •••• Бензин К •••• Печка мусорная 1 •••• Кочерга 1 •••• Сухой спирт К •••• Парафиновая плита К •••• Парафин К •••• Чехол из углеткани К ••••
Национальный парк Таганай вблизи города Златоуста влечёт к себе тысячи туристов со всех уголков страны. Едут сюда с целью насладиться неповторимой красотой горных вершин, ощутить суровую девственную природу с завораживающими пейзажами, познакомиться с разнообразием животного и растительного мира, а также прикоснуться
Обработку маршрута спуска начали в 7 час. Связка провесила сразу три веревки: первую крепили на ледобурах, две последующие на скалах левого борта кулуара, образованного Юго западным гребнем слева и ледовыми разломами справа. Свернув бивуак спускались


0.059 секунд RW2