Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Покоренные гиганты

Введение

На очереди восьмитысячники

Самые высокие горы Земли

Знакомьтесь, гиганты!

Первые робкие встречи

Переход к решительным штурмам

Временное затишье.

Борьба обостряется.

На Джомолунгму вновь идут англичане.

Штурмы Нангапарбат.

Чогори не остается без внимания.

Десять памятных лет

Закономерность или удача?

Гиганты сопротивляются.

Решительный перелом.

Сдалась и Нангапарбат.

Удача сопутствовала не всем.

Фронт атак ширится

“Сверхлегкая” экспедиция австрийских альпинистов.

Гиганты сдаются не всем.

На очереди Канченджанга и Макалу.

В стремлении не опоздать.

Наконец победа.

Австрийцы борются в одиночку.

Американцы добиваются победы.

Большой успех индийских альпинистов.

Дхаулагири наконец сдалась.

История повторяется

По путям перво­восходителей.

Встреча не состоялась.

Дебют альпинистов Чехословакии.

На гиганты по новым путям.

Есть новые восьмитысячники.

На гиганты по сложнейшим путям.

Штурм Рупальской стены.

На Аннапурне вновь сенсация.

Французы вновь атакуют Макалу.

Джомолунгма дает отпор.

Штурм гигантов продолжается.

Перспективы борьбы за гиганты

Хронология экспедиций на восьмитысячники

Фотографии 1

Фотографии 2

Литература

Покоренные гиганты - П.С.Рототаев

Переход к решительным штурмам

К двадцатым годам накопился уже немалый опыт попыток восхождений на высочайшие вершины. В них принимали участие десятки альпинистов и немалое количество ученых. Да и физиологи добились уже определенных успехов в изучении влияния больших высот на организм человека. Теперь уже экспедиции могли организовываться, заранее учитывая все те трудности, с которыми им придется столкнуться в практике проведения восхождений.

Все это, вместе взятое, нашло свое отражение в следующем этапе борьбы за высочайшие вершины. Изменение коснулось даже названии экспедиций. Исчезло в них неуверенное слово “разведывательная”. Почти все организуемые экспедиции ставили перед собой задачу непосредственного штурма избранного объекта. Так подходили к ним не только альпинисты стран, уже накопивших опыт их проведения, как, например, Англия, но и те, которые только что включались в борьбу за гиганты (Германия, Франция). И это понятно. Такие страны опирались па уже накопленный опыт попыток восхождений на восьмитысячники и практику покорения семитысячников.

Особенно энергично действовали английские восходители, имевшие наибольший опыт в проведении высотных экспедиций. Уже в 1922 г. они предпринимают довольно решительную попытку штурма Джомолунгмы. Для выполнения этой задачи Комитет Эвереста, созданный в этой стране, и Английский альпинистский клуб, существующий с 1857 г., подобрали достаточно сильную группу восходителей в составе 10 участников, способную, по мнению организаторов, справиться с такой сложной задачей. В эту группу входили: Г. Меллори — участник экспедиции 1921 г.; Д. Финч — молодой химик и способный альпинист; Э. Нортон — офицер английских войск в Индии, не раз бывавший в Гималаях; Т. Сомервелл — известный английский альпинист, хирург по профессии; Д. Брюс — молодой и перспективный альпинист; Ч. Крауфорд — молодой альпинист, служивший в Индии; Е. Струтт, В. Уоркфилд, Г. Моршед и Д. Ноэл — опытный альпинист и отличный фотограф. В качестве врача экспедиции был включен участник восхождений на Кавказе и в Гималаях, покоритель семитысячника Трисул, Т. Лонгстафф. Наиболее подготовленными для штурма вершины считались Меллори, Финч, Нортон и Сомервелл. Руководителем экспедиции был назначен генерал Ч. Г. Брюс, уже участвовавший во многих гималайских экспедициях. Руководители Комитета Эвереста считали, что никто лучше его не знает Гималаи.

Для научной работы привлекались специалисты и в их числе географы, физиологи, художники, фотографы, несколько офицеров колониальных войск, на которых возлагались маршрутная и картографическая съемки.

После длительной организационной и материальной подготовки, а также детальной проработки тактических планов штурма вершины, в марте 1922 г. участники экспедиции прибыли в Индию. Из Дарджилинга большой караван экспедиции вышел в дальний путь к северным склонам Джомолунгмы, которым шла и экспедиция 1921 г.

Вторая английская экспедиция выступила из Дарджилинга на два месяца раньше первой. В долине Тисты она оказалась ранней весной. Зелени и цветов было мало. Рододендроны, представляющие в этих местах особую прелесть, еще не расцвели. На подступах к Главному хребту лежал снег.

Перевал Тангла встретил караван экспедиции глубоким снежным покровом и резким холодным ветром. В городок Шекар, расположенный точно на север от Дарджилинга, экспедиция прибыла 24 апреля, а 1 мая, в назначенный планом срок, караван остановился у языка ледника Ронгбук. Наступал решительный этап деятельности экспедиции. Вскоре караван отправили обратно. С участниками экспедиции остались только 40 лучших носильщиков-шерпов.

Трудная и хлопотливая работа по подготовке пути и организации промежуточных лагерей разворачивалась успешно. К 18 мая основные восходители и шерпы достигли перевала Чангла — высшей точки, до которой поднимались участники экспедиции 1921 г. С этого перевала начинался неизведанный путь к вершине по северному ребру, на котором намечалось организовать еще три лагеря: 7500, 7950 и 8250 м.

Утром 20 мая четверо альпинистов во главе с Меллори и 9 носильщиков отправились с перевала в направлении к вершине. Утро было тихое, но холод заставил надеть на себя все теплые вещи. Чувствовалось, что с подъемом становилось труднее дышать. В 14 часов уставшие альпинисты и шерпы достигли высоты 7620 м. Здесь они остановились на бивак; быстро сложив вещи, носильщики ушли вниз. Ночь прошла спокойно. Перед утром прошел небольшой снегопад. С бивака восходители вышли в 8 часов утра.

Несмотря на отличную погоду, идти было тяжело. Часто приходилось останавливаться для восстановления дыхания. Прекрасные картины окружающих гор несколько отвлекали их от напряженного подъема, по затрудненность дыхания с увеличением высоты сказывалась все сильное (кислородными аппаратами эта группа не пользовалась). К 14 часам 30 минутам они достигли высоты 8225 м. Все участники четверки чувствовали себя страшно уставшими. По их мнению, до вершины оставалось не менее 10 часов пути. Здравый смысл подсказывал: нужно возвращаться, и альпинисты начали спуск. Остро переживая неудачу, они все же были довольны тем, что достигли такой высоты, до которой еще но поднимался ни один человек. Спуск из-за усталости проходил медленно. К перевалу Чангла они подошли только около 23 часов 30 минут.

Повторный штурм был предпринят 24 мая. Тогда с перевала к вершине вышла группа в составе Д. Финча, Д. Брюса и 12 шерпов. На этот раз были взяты кислородные аппараты.

Подъем проходил тяжело. Дыхание с высотой все более затруднялось. Намеченной высоты 7800 м для организации бивака они в тот день не достигли. Остановились несколько ниже. Носильщики ушли вниз, альпинисты устроились на ночлег, стремясь хорошо отдохнуть перед предстоящим на следующий день штурмом вершины.

Ночью разразилась буря: ревел и свистел ветер, завывала пурга. Утром о выходе нечего было и думать. Непогода стихла только к 13 часам. Финчу и Брюсу пришлось провести на этом биваке еще ночь.

На следующее утро подъем к вершине был продолжен. Со свежими силами, хотя и медленно, с длительными остановками альпинисты поднимались по западному склону северного гребня. На высоте 8100 м они уже чувствовали себя уставшими. Дальнейший путь давался Финчу и Брюсу с еще большим трудом. Несмотря на потребление кислорода, они задыхались, часто и надолго останавливались. На высоте 8300 м отказал один из кислородных аппаратов. Его налаживание отняло много времени и сил. До вершины оставалось немногим более 500 м по высоте, но восходители настолько устали, что продолжать подъем уже не могли. Да и времени на это у них не оставалось. Пришлось прекратить штурм и спускаться. Это они и сделали с высоты 8320 м.

Других попыток штурма вершины участниками экспедиции 1922 г. не предпринималось.

Итак, в 1922 г. английские альпинисты не смогли покорить Джомолунгму. Но они не только первыми перешагнули рубеж высоты 8000 м, но и поднялись так высоко, как никто из восходителей не поднимался раньше. Результаты английской экспедиции 1922 г. на Джомолунгму были восприняты во всем мире как выдающаяся сенсация, практически доказавшая реальную возможность покорения восьмитысячпиков. Да и английские восходители получили в этом достаточно полную уверенность.

Одновременно экспедиция 1922 г. показала, что такая задача весьма сложна и требует самой тщательной подготовки. Поэтому следующую экспедицию англичане наметили на 1924 г., чтобы успеть провести к ней должную подготовку.

24 апреля 1924 г. караван третьей английской экспедиции на Джомолунгму, состоящий из группы альпинистов, 70 носильщиков-шерпов и 300 вьючных яков, остановились у языка ледника Ронгбук на северных склонах Главного Гималайского хребта.

В составе группы альпинистов были и участники предшествующей экспедиции: Г. Меллори, Э. Нортон, Д. Брюс. Среди новых ее членов были Н. Оделл — геолог по специальности и отличный альпинист; Б. Битгем — педагог и опытный альпинист; Г. Газард — инженер, служивший в саперных войсках и отличный альпинист; Э. Ирвин — молодой альпинист, участвовавший только в экспедиции на Шпицберген; врач экспедиции — Р. Гингстон. Начальником экспедиции вновь был назначен Ч. Брюс. Но в самом начале ее деятельности он заболел малярией и передал руководство экспедиции Э. Нортону.

Организация и заброска всех необходимых грузов на перевал Чанг-ла (Северный) началась 30 апреля. Эти работы по разным причинам, в основном из-за непогоды, затянулись, и лагерь на перевале, являющийся основным пунктом штурма и снабжения выходящих групп, был подготовлен только к 28 мая.

Близилась полоса муссонов с бурями и снегопадами, исключающими всякую возможность восхождения. Это тревожило альпинистов и заставляло поторапливаться.

1 июня из лагеря 4 вышла первая двойка — Г. Меллори и Д. Брюс в сопровождении 9 шерпов. Они планировали установить лагерь 5 на высоте 7700 м и лагерь 6 — на высоте 8200 м и отсюда штурмовать вершину. Погода стояла отличная и полностью способствовала их намерениям. Однако путь оказался сложнее предполагавшегося, лагерь 5 пришлось установить па высоте 7600 м. Оставшись здесь с тремя лучшими шерпами, альпинисты хотели на следующий день создать лагерь 6. Утро 2 июня началось хорошей погодой, но произошло то, чего так боялись Меллори и Брюс, — один из носильщиков заболел, а двое остальных отказались идти выше. Попытка штурма сорвалась.

Печальными спускались альпинисты. Встретившиеся им Нортон и Сомервелл (очередная двойка для штурма) понимали их переживания и сами беспокоились о том, пойдут ли дальше носильщики.

Утром следующего дня (3 июня) положение в лагере 5, где ночевали Нортон и Сомервелл с тремя носильщиками, было напряженным. Альпинисты со смутной тревогой посматривали па носильщиков. Разговаривали с ними осторожно и предупредительно. Те выглядели вялыми и сопливыми. Движения их были медленными и какими-то неуверенными.

Выход все же состоялся. Двойка альпинистов в сопровождении шерпов Непбо Вишай, Лакпа Чеди и Земчумби вышла по направлению к вершине. Казалось, что опасения были напрасны.

С высоты 8000 м характер пути изменился. На смену неровным и некрутым скалам, засыпанным мелкими обломками, пошли гладкие, наклоненные плиты, часто засыпанные мелким щебнем. Идти стало труднее. Ноги скользили по плитам, сбивая дыхание, и без того затрудненное (они шли без кислорода). Погода, хмурившаяся с утра, начинала улучшаться. Однако с высотой движение группы замедлилось. На высоте 8170 м им пришлось остановиться и организовать лагерь 6. Палатку поставили в узкой скальной расщелине и в нее сложили все имущество альпинистов. После этого носильщики пошли вниз, а Нортон и Сомервелл расположились на отдых, стремясь стряхнуть давившую их усталость и набраться сил для штурма. Беспокоило их лишь только одно — смогут ли они наутро выйти к вершине и преодолеть за один день около 700 м по высоте, остающиеся до вершины.

Утро было многообещающим. Погода стояла прекрасная. Восходители хорошо выспались. В 6 часов 45 минут вышли на штурм вершины. Теперь им казалось, что ничто не помешает добиться победы.

Первое время двойка шла в тени, не выходя на гребень хребта, где светило солнце. Было ветрено. Продвижение шло весьма медленно. Когда склон, по которому поднимались Нортон и Сомервелл, осветило солнце, их настроение улучшилось и даже движение ускорилось.

И все же они слабели с каждым шагом. С какого-то момента им стало страшно холодно, несмотря на то что на них была вся теплая одежда: шерстяные жилеты и такие же брюки, толстые куртки и брюки из фланели и поверх всего — ветронепроницаемые куртки. Начал ослабевать пульс. У Нортона стало ухудшаться зрение. Сомервелл часто останавливался и сильно кашлял. С высоты 8380 м скорость подъема значительно снизилась. Восходители шли, мучительно превозмогая слабость.

К середине дня они достигли высоты 8500 м. В этот момент они находились у верхней границы желтых скал. Вершина казалась рядом. Нортон еще стремился идти дальше, а Сомервелл не мог уже сделать ни шагу. На предложение Нортона продолжить подъем он только печально улыбнулся. Тогда Нортон пошел к вершине один. После нескольких десятков шагов, которые не показались ему трудными, Нортон вновь вышел на участок плит. В их впадинах лежал снег. Нортон чувствовал, как возрастает для него, идущего из последних сил и без поддержки товарища, опасность срыва. Оглянувшись, он определил, что успел подняться от Сомервелла примерно на 100 м и до вершины, как ему казалось, требуется еще одно усилие. В то же время Нортон сознавал, что это “еще” — около 300 м. Вершина только казалась близкой. Как после рассказывал сам Нортон, у него было такое состояние, что если он сделает еще несколько шагов, то не останется сил, чтобы вернуться назад. И он отступил. Как после было определено, это произошло на высоте 8565 м.

Тем временем к вершине уже шла третья двойка (6 мая) в составе Меллори и Ирвина. Их сопровождали четыре шерпа. Позднее много сомнений высказывалось по поводу состава этой двойки. Почему для решительного штурма такой опытный альпинист, как Меллори, взял совершенно неопытного Ирвина? Почему на это место не был включен опытнейший Оделл? Немало было и других “почему”.

Меллори и Ирвин успешно достигли лагеря 6 (8170 м). Здесь они остановились на ночь, с тем чтобы наутро штурмовать вершину (шли они с кислородными аппаратами).

Проводивший их Оделл спустился в лагерь 5. Утром 7 июня он наблюдал за штурмовой группой. Его удивило, почему двойка вышла к вершине так поздно — только в 8 часов. Вскоре после выхода Меллори и Ирвина начался снегопад. Небо все более затягивалось облаками, и Оделлу трудно было следить за товарищами. Облака спускались все ниже и закрыли вершину и верхнюю часть северного гребня. Иногда облака разрывались, вершина открывалась, и тогда Оделл до боли в глазах всматривался в ее склоны. Во время одного из таких разрывов, стремясь увидеть штурмующую двойку уже в районе вершины, он вдруг обнаружил ее значительно ниже. По его определению, Меллори и Ирвин в тот момент находились на высоте, близкой к 8600 м.

Обратно Меллори и Ирвин не вернулись. Они стали жертвами Джомолунгмы. Оделл один поднялся в лагерь 6, но никаких следов их там не обнаружил.

Несмотря на эту трагедию, успехи экспедиции были высоко оценены среди альпинистов мира, да и во всем спортивном мире они получили широкое признание. За это достижение начальник экспедиции генерал Ч. Брюс был удостоен олимпийской Золотой медали. Это решение было принято на зимних Олимпийских играх в Шамони в 1924 г. Достигнутая высота практически включала в себя высоты всех восьмитысячников Земли, кроме Джомолунгмы. Особенно это ценно тем, что высоты до 8500 м достигнуты без применения кислородного аппарата, что наглядно продемонстрировало большие возможности человеческого организма приспосабливаться к окружающим его условиям.







  
При составлении суточных рационов питания нужно помнить, что разнообразие продуктов, из которых готовится пища, а также разнообразие самих блюд помогают обеспечить полноценное питание, позволяют организму туриста получить с пищей весь необходимый
Такая история приключилась. В далекой Америке живет поживает мужик по имени, ну скажем, Роджер. Ему нравится женщина по имени Элен. Он приглашает ее в кино; она соглашается. Они проводят замечательный вечер. Hесколько подобных вечеров спустя он приглашает ее поужинать в ресторан, а на десерт они прыгают в постель. Через некоторое время
Вверх по ущелью Таштектора тропа идет на восток вдоль самой реки, по правому берегу, среди редких елей и кустарников арчи. На левом склоне за рекой через 1 км показывается водопад высоко над ущельем, а через 3 км, тоже слева, конечная морена ледника.
Редактор Расскажите
о своих
походах
Снаряжение туриста горника вещь совершенно особенная. Посудите сами: оно должно быть легким, не бояться камней и воды, грязи, снега и льда, легко чинится в случае порчи, без проблем заменяться при потере, быть по возможности недорогим, выполнять как можно больше функций. . . Посмотрел бы я на джина из бутылки, которому задали
1983 г. При оценке туристских походов в чемпионатах различного ранга судьи пользуются определенной методикой, являющейся частью Правил проведения соревнований по туризму . Знание системы судейских оценок необходимо туристам спортсменам для правильного распределения своих сил, реализации возможностей
Категория сложности: 2Б Высота: 4500 Характер: снежно ледовый Ориентация: ЗПЭ северо запад Расположение: В средней части ледника Уллучиран. Соединяет язык ледника (район перевала Балкбаши) с Западным плато Эльбруса [ЗПЭ]. Пройден: август 2000 г. С плато вниз. Использованное снаряжение: Ледорубы, лыжные палки, кошки, системы,


0.433 секунд RW2