Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Суер

СОДЕРЖАНИЕ

Часть первая ФОК

БУШПРИТ

Главы I-VI. Шторм

Глава VII Остров Валерьян Борисычей

Глава VIII Суть песка

Главы IX-X Развлечение боцмана

Главы XI-XII Самсон-Сеногной

Глава XIII Славная кончина

Глава XIV Хренов и Семёнов

Глава XV Пора на воблу!

Глава XVI Остров неподдельного счастья

Глава XVII Мудрость капитана

Глава XVIII Старые матросы

Глава XIX Остров печального пилигрима

Глава XX Сущность "Лавра"

Глава XXI Остров тёплых щенков

Глава XXII Встречный корабль

Глава XXIII Дырки в фанере

Глава XXIV Остров Уникорн

Глава XXV Дротики и кортики

Главы ХХVI-ХХVII Рог Уникорна

Глава XXVIII Остров большого вна

Глава XXIX Кроки и кошаса

Глава XXX Остров пониженной гениальности

Часть вторая ГРОТ

Глава XXXI Блуждающая подошва

Глава XXXII Остров голых женщин

Глава XXXIII Блеск пощёчин

Глава XXXIV Задача, решённая сэром

Глава XXXV Бездна наслаждений

Глава XXXVI Гортензия

Глава XXXVII Ихнее лицо

Глава XXXVIII Возвращение на остров голых женщин

Глава XXXIX Остров посланных на ...

Глава ХL Остров Лёши Мезинова

Глава ХLI Вампир

Глава XLII. Остров Сциапод

Глава XLIII. Бодрость и пустота

Глава XLIV. Ступеньки и персики

Глава XLV. Стол из четвёртого измерения

Глава XLVI. Трепет

Глава XLVII. Пожар любви

Глава XLVIII. В рассол!

Глава XLIX. Ненависть

Глава L. Вёдра и альбомы (Остров Гербарий)

Глава LI. Порыв гнева

Глава LII. Остров, на котором совершенно ничего не было

Глава LIII. Е моё

Глава LIV. Род

Главы LV-LVI. Крюк

Глава LVII. Название и форма

Глава LVIII. Драма жизни

Глава LIX. Судьба художника

Глава LX. Иоанн Грозный убивает своего сына

Глава LXI. Остров, обозначенный на карте

Глава LXII. Капитанское пари

Глава LXIII. Надписи на верёвке

Глава LXIV. Остров Кратий

Глава LXV. Кусок поросятины

Глава LXVI. Прелесть прозы

Глава LXVII. Лунная соната

Глава LXVIII. Остров нищих

Глава LXIX. Я сам

Глава LXX. Камень, ложка и чеснок

Глава LXXI. Перо ветра

Глава LXXII. Стакан тумана

Глава LXXIII. Сидящий на мраморе

Глава LXXIV. Усы и невозможное

Глава LXXV. Как было подано невозможное

Глава LXXVI. Явление природы

Часть третья БИЗАНЬ

Глава LXXVII. Мадам Френкель

Глава LXXVIII. Остров особых веселий

Глава LXXIX. Осушение рюмки

Глава LXXX. Рюмочка под беседу

Глава LXXXI. Бескудников

Глава LXXXII. Лик "Лавра"

Глава LXXXIII. Некоторые прерогативы боцмана Чугайло

Глава LXXXIV. Остров боцмана Чугайло

Глава LXXXV. Затейливая надпись

Глава LXXXVI. Лещ

Глава LXXXVII. Сергей и Никанор

Глава LXXXVIII. Остров Едореп

Глава LXXXIX. Тёплый вечерок в нашей уютной кают-компании

Глава ХС. Князь и Лизушка

Глава XCI. Мизинчик

Глава ХСII. Золотая любовь

Глава XCIII. Кадастр

Глава XCIV. Остров Истины

Глава XCV. Девяносто пятая

ПРИЛОЖЕНИЕ

Глава XLIX. Ненависть

Глава L. Вёдра и альбомы (Остров Гербарий)

Суер-Выер - Юрий Коваль

Глава XLIX. Ненависть

- Я что-то ненавижу, а что именно - позабыл, - обмолвился однажды лоцман Кацман.

- Давайте, давайте, лоцман, вспоминайте, - поторопил Суер. - Мы твёрдо должны помнить, что ненавидим.

Лоцман попал в ловушку. Он заюлил, заскулил. Нас это никак не удовлетворило. Чувствовалось, что корни ненависти уходят в лоцмана поглубже.

- Не дай вам Бог, лоцман, - со значением заговорил Пахомыч, - не дай вам Бог ненавидеть то, что мы любим.

- Что вы! Что вы! Я же с вами плыву, значит, и ненавижу то, что вы.

- Хотелось бы знать, что именно, - настаивал старпом под одобрительным глазом капитана.

- Ну я вон то ненавижу, вон то, - ныл Кацман, указывая пальцем на то, что болталось неподалёку.

- Это мы действительно все ненавидим, - подтвердил Суер-Выер. - Кстати, боцман, когда вы уберёте это самое, что болтается? Меня давно интересует, долго ли оно ещё будет болтаться? Немедленно убрать!

Раздавая подзатыльники и матерясь на каждом шагу, боцман кинулся исполнять приказ капитана.

- А ещё я ненавижу вон то, - показал Кацман, - вон то, что к стенке прислонено.

- А стенку, - спросил капитан, - тоже ненавидите?

- Что вы, сэр! Стенку я очень даже уважаю, люблю, в ней много того, что заслуживает полного... а вот то, что прислонено, сильно ненавижу!

- Боцман! Ну вы закончили там? Отслоните прислонённое!

- А куда после деть?

- Это меня не касается. Сказано "отслонить" - отслоните немедленно и девайте куда хотите.

- Эй, Ковпак! - крикнул боцман проходящему кочегару. - Ну-ка давай, это самое, помоги! Хватайся вон за тот край, да полегче, это самое, заноси левее, дубина...

- Ну -с, лоцман, - сказал Суер, - это всё?

- Ой, что вы, кэп! Я ещё ненавижу всякое, какое высовывается! Ух! - И лоцман сжал кулаки с закипающей яростью. - Высовывается и высовывается!

Мы огляделись.

Да, вокруг нас многое, конечно, высовывалось. Но я считаю - терпимо; противно, нет слов, но можно и не впадать в такую ярость, нервы всё-таки, сосуды...

- Э, господин Чугайло, э... - сказал капитан. - Попрошу вас всё, что высовывается, загнать на место. Я не говорю уничтожить, просто загнать на место.

- Чего куда загонять, кэп? - сказал боцман, вытирая руки об штаны. - Вон то, что ль? Что высовывается?

- Желательно.

Боцман плюнул и чугунным своим сапогом стал заталкивать на место то, что высовывалось.

- Всё, что ль, запихнул? - раздражённо спросил он лоцмана.

- Не всё не всё, вон там ещё что-то торчит

- Погодите, - сказал старпом, - это всего-навсего "торчит". Торчит, но не высовывается. То, что высовывается, это я и сам ненавижу, а то, что торчит, пускай себе торчит на здоровье.

- Нет-нет, - закапризничал лоцман, - запихните это или сломайте!

- Послушайте, кэп, - сказал Пахомыч, - эдак он нам все мачты переломает. Прикажите отставить!

- Отставить! - приказал Суер, и в этот момент то, что боцман отслонил недавно от стенки, как-то крякнуло, покачнулось и медленно стало падать.

- Поберегись! - закричал Чугайло, и тут же всё, что раньше высовывалось, снова повыскакивало отовсюду, а что болталось, вылетело из-за угла, да ещё на какой-то палке, и снова стало болтаться, приплясывая.

Боцман не знал, куда кидаться. Он и падающее подхватывал, и топтал каблуком.

- Жалко боцмана, сэр, - крякнул Пахомыч. - Какой-никакой, а всё-таки боцман. Разрешите всё оставить по-старому.

- Это - мудрое решение, - согласился Суер. - Боцман, вы свободны.

"Лавр Георгиевич" спокойно продолжил своё плаванье, но вокруг нас, к сожалению, всегда что-то болталось, высовывалось и прислонялось к стенке.







  
Туристам необходимо учитывать, что чем ближе они стоят к природе, тем большую вероятность приобретает возможность их встречи с ядовитыми животными, а также с животными переносчиками болезней. По данным Всемирной организации здравоохранения, от одних лишь укусов
Шлюзы. Мы с Джорджем фотографируемся. Уоллингфорд. Дорчестер. Эбингдон. Отец семейства. Подходящее местечко, чтобы утопиться. Трудный участок реки. Деморализующее влияние речного воздуха Рано поутру мы покинули Стритли, прошли на веслах до Калэма, ввели лодку в заводь и, натянув над собой брезент, легли спать. Река между Стритли и Уоллингфордом
Страницы истории. В III в. до н. э. II в. н. э. на Тянь Шане сложилась культура кочевых восточноиранских племен усуней. На юго восточном берегу Иссык Куля существовала обнесенная валом ставка усуней Чигу Ченг, на южном берегу озера сохранились могилы вождей усуней. Начиная с глубокой древности, тюркоязычные южно сибирские
Редактор Расскажите
о своих
походах
Обычно небольшая по весу и по размерам палаточная печь в лыжном походе столь сильно влияет на все лагерное хозяйство, быт, состав работ и распределение стояночного времени, что почти каждая группа использует, а в большинстве случаев и изготавливает эту печь по своему. Вариант, о котором
1983 г. Бурное развитие средств сплава в последнее десятилетие, совершенствование тактики, техники управления судами, использование простых и надежных средств страховки в водном туризме создали реальную возможность для увеличения интенсивности работы на маршруте. Если раньше на постройку плота уходило


0.061 секунд RW2