Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Покоренные гиганты

Введение

На очереди восьмитысячники

Самые высокие горы Земли

Знакомьтесь, гиганты!

Первые робкие встречи

Переход к решительным штурмам

Временное затишье.

Борьба обостряется.

На Джомолунгму вновь идут англичане.

Штурмы Нангапарбат.

Чогори не остается без внимания.

Десять памятных лет

Закономерность или удача?

Гиганты сопротивляются.

Решительный перелом.

Сдалась и Нангапарбат.

Удача сопутствовала не всем.

Фронт атак ширится

“Сверхлегкая” экспедиция австрийских альпинистов.

Гиганты сдаются не всем.

На очереди Канченджанга и Макалу.

В стремлении не опоздать.

Наконец победа.

Австрийцы борются в одиночку.

Американцы добиваются победы.

Большой успех индийских альпинистов.

Дхаулагири наконец сдалась.

История повторяется

По путям перво­восходителей.

Встреча не состоялась.

Дебют альпинистов Чехословакии.

На гиганты по новым путям.

Есть новые восьмитысячники.

На гиганты по сложнейшим путям.

Штурм Рупальской стены.

На Аннапурне вновь сенсация.

Французы вновь атакуют Макалу.

Джомолунгма дает отпор.

Штурм гигантов продолжается.

Перспективы борьбы за гиганты

Хронология экспедиций на восьмитысячники

Фотографии 1

Фотографии 2

Литература

Покоренные гиганты - П.С.Рототаев

“Сверхлегкая” экспедиция австрийских альпинистов.

Как мы уже говорили, итальянская экспедиция на Чогори в 1954 г. была самой “тяжелой” из всех ранее проведенных экспедиций. В том же году в Гималаях действовала и самая “легкая” экспедиция — австрийская экспедиция на Чо-Ойю. Она состояла всего из трех альпинистов — Г. Тихого (руководитель экспедиции), И. Йохлера (руководитель альпинистской группы) и Г. Хойбергера (руководитель научной части). Груз экспедиции составлял всего 900 кг. Подобные малочисленные экспедиции, как был убежден Тихий, могут обеспечить успех небольшой группе восходителей с затратой сравнительно скромных средств.

Вот такая экспедиция и появилась в Гималаях. Инициатива ее проведения принадлежит известному шерпу Пазангу Дава-Ламе. Он сопровождал небольшую группу Г. Тихого по Гималаям в 1953 г. Тогда ее участникам удалось совершить восхождения на ряд шеститысячников. На прощание Пазанг предложил Тихому приехать в следующем году и предпринять попытку восхождения на восьмитысячник Чо-Ойю. Тихий принял это предложение. Проведение экспедиции было намечено на осеннее, послемуссонное время.

Экспедиция прибыла в Намче-Базар 19 сентября. С ней было семь шерпов: Пазанг Дава-Лама, Аджиба, Анг-Ньима, Гиальцен, Ками Лама, Пурбу-Гиальцен и Пемба Пхутар.

Поднявшись на перевал Нангпала, Тихий внимательно осмотрел массив Чо-Ойю. Гребень Главного хребта Гималаев делает здесь крутую дугу. В ее западной части и располагается этот массив. От вершины в междуречье Дудх-Коси и Бхоте-Коси отходит мощный отрог на юго-восток, разделяющий ледник Нгоджамба в его верхней части на две ветви. На северо-запад от вершины отходит другой отрог, но более короткий. В нем располагается пик Палунг (6888 м). На юго-запад от Чо-Ойю спускается короткое и крутое ребро.

Для восхождения Тихий наметил северо-западный отрог. Предполагаемый путь штурма проходил по снежному склону вдоль юго-западного отрога, затем выводил на гребень к тому его участку, который находился над крутым лавиноопасным снежным склоном. Отсюда путь по некрутому снежному склону выводил к гребню Главного хребта и далее на вершину.

Организовав базовый лагерь на высоте 5500 м за перевалом Нангпала, 27 сентября альпинисты начали прокладку пути к вершине. Уже на следующий день создается лагерь 1 (5800 м) на скальном острове у подножия западного гребня Чо-Ойю, а 30 сентября — лагерь 2 (6200 м) у соединения северо-западного и юго-западного гребней вершины.

Утром 1 октября Тихий, Йохлер и Пазанг с двумя шерпами произвели разведку пути до ледового барьера и наметили здесь место для лагеря 3 (6600 м). Путь, проходивший по снежному гребню с большими карнизами, технически несложен. Однако из-за частых и подчас глубоких провалов гребня, а также глубокого снега продвижение было утомительным.

Отсюда дальнейший путь через ледовый барьер представлялся сложным и даже сомнительным. Вышедшая вперед связка в составе Тихого, Пазанга и Аджибы встретила непроходимые участки. Но в конце концов Пазанг нашел расщелину и по ней вышел на верхнюю часть барьера. Путь найден. По скалам барьера была натянута веревка, и участок стал проходимым для шерпов с тяжелым грузом. Этот успех воодушевил участников штурма. Уже 5 октября им удалось установить лагерь 4 (7000 м) над крутым взлетом, под склоном вершинной части восьмитысячника Чо-Ойю.

До сих пор экспедиции сопутствовал успех. За восемь Дней были организованы все промежуточные лагеря. Каждый из них был обеспечен необходимым оборудованием и запасом питания. Штурмовая группа сосредоточилась в лагере 4 и была готова к заключительному, наиболее ответственному этапу — непосредственному штурму вершины, хотя до нее оставалось 1000 м по высоте.

Но в ночь с 5 на 6 октября обстановка резко меняется. На затерянные в безбрежном мире гор маленькие пала-точки восходителей обрушивается страшный ураган при совершенно безоблачном небе. Резкие порывы ветра угрожают вырвать крепления, и создается впечатление, что вот-вот эти убежища альпинистов поднимутся в воздух и будут сброшены в бездну.

Обитатели палаток были вынуждены покинуть их. Во мраке ночи они пытаются руками и всем своим весом удержать палатки от разгулявшейся непогоды. Вылезая из палатки, Тихий не заметил, как потерял рукавицы. Палатки удалось отстоять, но руки Тихого, несмотря на то, что вскоре ему одели пуховые рукавицы, оказались сильно обморожены. Радужные надежды на быструю победу бесследно исчезают. Теперь уже никто не говорит о вершине. Скорее вниз, в обжитый лагерь 1.

Утро выдалось тихим и солнечным. Но настроение участников штурмовой группы от этого не улучшилось. Вместо запланированного штурма начинается срочная эвакуация. Тихий торопится в лагерь 2, где Хойбергер делает ему первые сосудорасширяющие уколы.

На следующий день участники штурма собираются в лагере 1. Казалось, что вопрос о штурме вершины снят и предстоит полная эвакуация экспедиции, но Тихий не соглашается признать поражение. Он решает переждать в этом лагере несколько дней, подлечить обмороженные руки и вновь идти на штурм. Не смутило его и сообщение Йохлера, что продовольствие на исходе. Стремясь полнее использовать вынужденный перерыв в активных действиях, Тихий посылает Пазанга с двумя шерпами в Намче-Базар за продуктами и недостающим снаряжением.

Утром 8 октября шерпы ушли вниз. Тихий остался лечить свои руки. Он натирал их специальной мазью, грел на солнце, всемерно стремясь ускорить лечение. Йохлер же с Хойбергером предприняли разведку западного склона Чо-Ойю и совершили восхождение на вершину высотой 6300 м.

Неожиданно 11 октября в лагерь австрийцев пришли гости. То были представители франко-швейцарской экспедиции. В ее задачи входило восхождение на Гауризанкар, вершину, известную по названию, но никем еще не покоренную. Руководил экспедицией Р. Ламбер. Франко-швейцарская экспедиция включала в свой состав госпожу К. Коган, Д. Бертоле, Ж. Джуг, Ф. Лохматтер, А. Циммерман, М. Штенгелин. Руководителем шерпов в этой экспедиции был известный Дава-Тхондуп. Не добившись успеха в районе Гауризанкара, Ламбер решил перебазироваться в район перевала Нангпала и попытать счастья в штурме Чо-Ойю. Однако, поднявшись на перевал, к своему удивлению, он увидел на большой заснеженной морене чьи-то палатки. Вот тогда-то Коган и Бертоле отправились в гости к хозяевам лагеря.

Тихий любезно принял гостей. После обычного в таких случаях обмена новостями и впечатлениями представители Ламбера приступили к деловым разговорам. Они заявили, что собираются покорить Чо-Ойю и предлагают объединиться для совместного штурма. Особенно настаивала на этом госпожа К. Коган, основной целью которой было установить в этом году мировой рекорд в высотных восхождениях для женщин-альпинисток.

Вместо ожидаемого немедленного согласия Тихого гости вдруг получили решительный отказ.

Тихий ссылался на то, что его экспедиция имеет разрешение правительства Непала на это восхождение, что они первыми пришли к этой вершине и их право первыми сделать попытку штурма неоспоримо. Мотивировал свое решение он также тем, что стремится доказать всем реальность и эффективность проведения малочисленных и легко оснащенных экспедиций даже для восхождений на высочайшие вершины. Гости же продолжали настаивать. Однако, чувствуя шаткость своих позиций, в конце концов были вынуждены согласиться предоставить Тихому право “первого удара”, но с серьезными оговорками — только на одну попытку и с условием выхода в ближайшие дни.

Гости ушли, повергнув Тихого в глубокое уныние. Немедленный выход для него был невозможен (еще сильно болели обмороженные руки). Лучшие шерпы отсутствовали. К тому же не хватало продуктов. И к боли физической добавилась боль моральная. Неоднократно Тихий задумывался над вопросом: неужели все потеряно? В то же время откладывать выход равносильно отказу от штурма.

После глубоких раздумий Тихий решил выходить на вершину. Больной, без лучших шерпов, с ограниченным запасом продуктов. На что он надеялся? Была ли у него вера хотя бы в частичный успех? Да и вообще насколько глубоко было продумано такое ответственное решение?

14 октября австрийские альпинисты вышли на штурм Чо-Ойю. Движение по уже пройденному пути давалось им легче, чем в первый раз. Даже Тихий шел достаточно уверенно, так как на первом участке не было необходимости работать руками, а от груза он был освобожден шерпами. Но его нервы были напряжены до предела — он ничего не мог делать руками и чувствовал, что был в тягость своим спутникам. Кроме того, тревожила мысль о вероятной бесплодности этой попытки. Но отказаться от нее он не мог.

Действительно, его упорства хватило только до лагеря 3. Следует заметить, что этот лагерь они радикально переоборудовали — вырыли просторную пещеру, и это оказалось как раз кстати: трехдневная непогода не позволяла даже “высунуть носа” из нее.

Дольше ждать невозможно. Уже 18 октября. В любую минуту могли показаться швейцарцы... Тихий назначает выход в лагерь 4 на завтра. Начались сборы.

Но они были прерваны сообщением одного из шерпов. Тот увидел трех человек, поднимающихся по гребню к лагерю. Весть эта заставила Тихого вздрогнуть. Неужели швейцарцы нарушили заключенное условие? Что же делать? Для форсирования штурма, по твердой уверенности Тихого, у австрийцев нет никаких возможностей. Голова его разрывалась от нахлынувших безрадостных мыслей.

— Да это же Пазанг, — закричали шерпы.

На лице Тихого радостная улыбка. Ожидание из тягостного переходит в радостное. Шерпы бросаются навстречу товарищам.

Пазанг торопясь рассказывал, что они услышали еще внизу о появлении швейцарцев и поторопились вернуться. Он и его товарищи, нагруженные тяжелыми рюкзаками, поспешили вверх. Без отдыха и в быстром темпе, за один день они прошли 28 км и поднялись на 1800 м. Естественным был бы для них длительный отдых после такой нагрузки. Но Пазанг стал настаивать на немедленном выходе в лагерь 4, для того чтобы уже завтра штурмовать вершину. Решил идти и Тихий. В пути он ничего не мог делать больными руками, но шел упорно, стиснув зубы. На тех же участках, где нужно было лезть с применением рук, он ложился на спину и Пазанг вытаскивал его веревкой.

Район Чо-Ойю
18 октября в лагере 4 собрались Тихий, Йохлер, Хойбергер, Пазанг, Аджиба и Гиальцен. На следующий день назначен штурм вершины. Для участия в нем были намечены Герберт Тихий, Иозеф Йохлер и Пазанг Дава-Лама. Вряд ли кто бы мог утверждать, что все они готовы к этому штурму, особенно такому, при котором за один день нужно подняться почти на 1200 м и спуститься обратно в лагерь 4. Тихий был явно болен, да и перенервничал он сверх всякой меры; Пазанг, совершивший быстрый подъем с тяжелым грузом, несомненно нуждался в отдыхе; только Йохлер находился в форме. Но у каждого из них было самое горячее стремление покорить Чо-Ойю.

Как только забрезжил рассвет, штурмовая тройка вышла из лагеря. Подъем начался в довольно бодром темпе. Да и путь был технически несложным — некрутой снежный склон вел к вершине. Лишь отдельные ступени и взлеты задерживали продвижение. На них Пазанг и Йохлер помогали Тихому одолевать препятствие. Он не мог держать в руках ледоруб, не мог браться ими за веревку и за выступы, но твердо стоял на ногах.

Погода стояла великолепная. Восходители шли почти безостановочно. Вершина приближалась. И наконец в 15 часов 19 октября 1954 года Тихий, Йохлер и Пазанг Дава-Лама стояли на вершине, вернее, на вершинном плато, каким выглядит вершинная часть Чо-Ойю.

Трудно передать восторг трех уставших и изнервничавшихся людей. Тяжелым грузом спала с них напряженность ожиданий, опасения в том, что их обойдут швейцарцы, тяжелое состояние руководителя и большая усталость Пазанга. Теперь все это осталось позади.

Не успев еще поздравить друг друга с успехом, все трое устремляют взгляды на юго-восток. Там, почти рядом с покоренной Чо-Ойю, величественная Джомолунгма высится над окружающими хребтами и вершинами. А в далекой синеве дымки поднимаются вершины массива Канченджанги.

Полчаса оставались альпинисты на вершине. Эти тридцать минут прошли для них незаметно. Все чувствовали большое удовлетворение и огромный прилив счастья. В 19 часов 30 минут они спустились в лагерь 4.

А что же предприняли швейцарцы?

Несколькими днями позднее они тоже вышли на вершину. Путь для них оказался нетрудным. Они шли по следам австрийцев. Достигли лагеря 3. Победа представлялась им уже близкой. Но погода заметно ухудшилась. Температура падала даже днем до —30°. Лагерь 4 они организовали на высоте 7150 м и так же, как и австрийцы, в снежной пещере. Погода продолжала ухудшаться. Выпало много свежего снега. Зима наступала, но швейцарцы не сдавались. Ламбер и Коган предприняли отчаянную попытку достичь вершины. Путь оказался тяжелым из-за глубокого слоя свежевыпавшего снега. Резкий порывистый ветер и низкая температура сковывали их движения и требовали большой затраты сил на каждый шаг. С высоты 7600 м они были вынуждены отступить.

Итак, восьмитысячник Чо-Ойю вошел в список покоренных гигантов пятым по счету, являясь седьмым по высоте в семье гигантов.

Следует заметить, что идея Г. Тихого о “легких” экспедициях не воплотилась в жизнь, несмотря на то что ее участники и добились победы над Чо-Ойю. Основным и определяющим в ее успехе явилась помощь шерпов, и особенно Пазанга Дава-Ламы. Способствовал этому и характер пути к вершине, его небольшая сложность.

Несомненно, следует отметить и упорство Тихого, стремившегося во что бы то ни стало достигнуть вершины. Даже тяжело травмированным он не отказался от восхождения. К его счастью, погода выдалась отличной, что также в немалой степени способствовало успеху.

Некоторые альпинистские авторитеты отмечали явный налет авантюризма в проведении австрийской экспедиции. Оснований у них для этого предостаточно. Интересное мнение было высказано опытными советскими высотниками, отмечавшими, что шерпы из помощников восходителей стали определяющим звеном. Без них победа была бы абсолютно невозможной. И малочисленность экспедиции стала просто формальной. Привлечение лучших шерпов довело ее состав до 10. А малый груз пришлось дополнять.







  
Если дата выработки большинства консервов не имеет значения (они могут храниться в обычных условиях годами), то дата изготовления консервированной кильки, сельди в различных пряных соусах, салаки пряного посола, а также консервированного сгущенного с сахаром молока, какао и кофе не безразлична туристу, поскольку рыбные консервы можно хранить в обычных
Многим, наверное, покажется странным, как можно всерьез говорить о населении закованного в лед Южнополярного континента, с его ужасающими морозами во внутренних районах и сильнейшими ураганами на побережье. Какое может быть население на материке, почти полностью покрытом льдом, на обширных заснеженных пространствах которого нет
Оби Хингоу одна из крупнейших рек Памира, сливаясь у города Комсомолобада с Сурхобом, дает начало Вахшу. По ее долине проходит значительный участок Западного Памирского тракта. Выше поселка Тавильдара долина Оби Хингоу зажата юго западными отрогами хребта Петра I и северными Дарвазского. Здесь и начинается
Редактор Расскажите
о своих
походах
1983 г. Этот случай произошел в горах Памиро Алая. С седловины перевала вниз вел длинный 60 градусный ледовый склон. Двигаться решили по перилам. В месте перестежки на вторую веревку стояли двое, ожидая, пока внизу приготовят очередную лоханку во льду. Один из них снял
1983 г. Не просто нынче найти в горах перевал, на котором бы не побывали туристы. Почти не осталось горных хребтов, ими не пройденных. И уж, кажется, совсем невозможно представить горную страну, о которой они знали бы только понаслышке. Между тем такая горная страна есть. Находится она
13 выесжаем из минска на кольский полуостров в левазерские тундры. ( и может восточней) едем на поезде, но хотелось бы на машине, увидеть по больше, да и веселей. в ревде машину приютим и пешком. планируем пройти много. цель поездки: снимаем кино, отдыхаем, разбираемся с легендой о месных мегалитах и гиперборее. то есть


0.069 секунд RW2