Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Покоренные гиганты

Введение

На очереди восьмитысячники

Самые высокие горы Земли

Знакомьтесь, гиганты!

Первые робкие встречи

Переход к решительным штурмам

Временное затишье.

Борьба обостряется.

На Джомолунгму вновь идут англичане.

Штурмы Нангапарбат.

Чогори не остается без внимания.

Десять памятных лет

Закономерность или удача?

Гиганты сопротивляются.

Решительный перелом.

Сдалась и Нангапарбат.

Удача сопутствовала не всем.

Фронт атак ширится

“Сверхлегкая” экспедиция австрийских альпинистов.

Гиганты сдаются не всем.

На очереди Канченджанга и Макалу.

В стремлении не опоздать.

Наконец победа.

Австрийцы борются в одиночку.

Американцы добиваются победы.

Большой успех индийских альпинистов.

Дхаулагири наконец сдалась.

История повторяется

По путям перво­восходителей.

Встреча не состоялась.

Дебют альпинистов Чехословакии.

На гиганты по новым путям.

Есть новые восьмитысячники.

На гиганты по сложнейшим путям.

Штурм Рупальской стены.

На Аннапурне вновь сенсация.

Французы вновь атакуют Макалу.

Джомолунгма дает отпор.

Штурм гигантов продолжается.

Перспективы борьбы за гиганты

Хронология экспедиций на восьмитысячники

Фотографии 1

Фотографии 2

Литература

Покоренные гиганты - П.С.Рототаев

Решительный перелом.

Победа французских альпинистов над Апнапурной вселяла надежду на скорые победы и над другими вершинами-гигантами.

В 1953 г. намечалось небывало большое число экспедиций на восьмитысячники. Их участниками планировались штурмы Джомолунгмы, Чогори, Дхаулагири, Манаслу, Нангапарбат и Макалу, а также разведка путей к вершинам Канченджанги и Лхоцзе.

Из числа всех этих экспедиций особенно выделялась английская экспедиция на Джомолунгму. Она обращала на себя внимание более четкой организацией, весьма широкой подготовкой и отражала желание альпинистов этой страны, наконец, добиться победы над высочайшей вершиной мира, к которой они стремились на протяжении десятков лет.

Экспедиция 1953 г. Комитетом Эвереста и Английским альпинистским клубом готовилась весьма тщательно, Они считали, что ее руководителем должен быть человек, хорошо знающий Гималаи и высотный альпинизм, умелый организатор, обладающий твердой волей и большим упорством. Такой руководитель был найден в лице Джона Ханта.

Д. Хант уже имел опыт в высотном альпинизме: принимал участие в экспедиции на Гиндукуш — на вершину Исторонал в 1935 г.; в Каракорум на пик Салторо в 1935 г., в Гималаи (район Канченджанги) в 1937 и 1938 гг.

Основой деятельности этой экспедиции был четко разработанный план, предусматривавший точное знание каждым участником своего места и задачи. Учитывал план и привлечение достаточного количества лучших шерпов. Было подготовлено первоклассное снаряжение. Проведена длительная и всесторонняя спортивная подготовка и тренировка участников с зимними восхождениями в Альпах. Пересмотрена была и тактика штурма вершины. Оставлен тот же порядок движения к вершине двойками, но с обязательным сопровождением вспомогательной группой до самого высокого лагеря.

В подборе состава предпочтение отдавалось молодым и физически крепким альпинистам, имевшим опыт высотных восхождений. Лично Д. Хант считал предельным возрастом для участников экспедиции 40 лет. Допускались перспективные молодые спортсмены, не имеющие такого опыта, но хорошо проявившие себя в сложнейших восхождениях. Так была сформирована крепкая команда из 10 восходителей: Чарлз Эванс участвовал в экспедиции 1950 г. в район Аннапурны и на Чо-Ойю в 1952 г.; Том Бурдиллон, участник экспедиции в район Джомолунгмы в 1951 г. и на Чо-Ойю в 1952 г.; А. Грегори, участник экспедиции на Чо-Ойю в 1952 г.; Э. Хиллари, участник экспедиции на Чо-Ойю в 1952 г.; Ч. Уайли дважды участвовал в восхождениях на вершины Гималаев; М. Уэстмеккот неоднократно участвовал в сложных восхождениях в Альпах; Д. Бенд, участник восхождений в Альпах; У. Нойс, участник трех гималайских экспедиций; М. Уорд, участник экспедиции в район Джомолунгмы в 1951 г. и др. Такая команда представляла собой сплав опыта и молодости и была способна решать самые трудные задачи.

Соответственно команде был подобран и состав шерпов. Их руководителем стал Тенсинг Норгей, имеющий большой опыт экспедиционной работы и подъемов на высоты более 8000 м. Из шерпов выделялись Дава-Тхондуп, Да Тенсинг; значительный опыт имели Да-Намгиал, Аннула, Анг-Ньима, Анг-Темба, Пемба и другие.

Особое внимание было уделено кислородному оборудованию. Для экспедиции были разработаны два типа кислородных аппаратов — открытого типа, закрытого типа и аппарат для использования во время сна. При практическом использовании в экспедиции выявилось некоторое преимущество аппаратов закрытого типа. Аппараты, предназначенные для питания кислородом во время сна, относились к открытому типу. В экспедиции такие аппараты применялись с высоты 6500 м. Они в достаточной мере обеспечивали сон и восстановление сил.

При планировании восхождения особенно тщательно был проработан порядок прохождения ледопада Кхумбу и выхода на Южное седло (по материалам швейцарской экспедиции). Общий план предусматривал организацию двух штурмовых групп. Цель первой группы — совершить восхождение на вершину с Южного седла за один день; вторая имела задачу восхождения с промежуточным лагерем.

Для успеха выполнения такого плана намечалось поднять основной штурмовой лагерь на Южное седло, здесь сосредоточить лучших альпинистов и максимальное число работоспособных шерпов.

Запасы продовольствия экспедиции не отличались разнообразием и в основном представляли улучшенный, так называемый комбинированный, армейский рацион. Достаточные запасы продуктов предполагалось сосредоточить в каждом высотном лагере.

Уже 27 марта экспедиция с 350 носильщиками, переносящими груз в 7 т, прибыла к селению Тхьянгбоч. Отсюда они направились к леднику. На этом пути они попали в неожиданно разразившуюся снежную бурю. Здесь альпинисты были поражены тем, как носильщики переносили эту бурю. Они, в легкой одежде, промокшие, быстро складывали стенку из камней и прятались за ней.

Основной лагерь экспедиции был разбит у ледника Кхумбу на высоте 5300 м. Здесь остались альпинисты с 34 шерпами, все остальные носильщики были отпущены. Начался длительный и тяжелый период прокладки пути к Южному седлу. Только к 24 мая эта “трасса жизни”, как ее прозвали альпинисты, с восьмью промежуточными лагерями была готова к обеспечению выполнения задач экспедиции.

Если бы в это время взглянуть с какой-то точки, расположенной к югу от Джомолунгмы и высоко приподнятой в сторону ледника Кхумбу, Западного цирка и Южного седла, то нам представилась бы следующая картина. Прямо внизу резкий изгиб ледника Кхумбу, по его ледопаду, в том месте, где ледник сжимается массивами Джомолунгма и Нупцзе, идет торная тропа, проложенная участниками экспедиции и их верными помощниками — шерпами. Далее путь проходит по Западному цирку, поднимаясь, по склонам Лхоцзе и все более отклоняясь к Южному седлу, пока не достигает этой точки, где расположился основной штурмовой лагерь экспедиции 1953 г. Одновременно отсюда можно увидеть в непосредственной близости мощные громады Джомолунгмы, Лхоцзе, Нупцзе, Макалу. И если бы удалось увидеть группку альпинистов на этом пути, то они показались бы нам маленькими и беспомощными по сравнению с грозными созданиями природы. Но в тоже время это показало бы, как велик человек, как смел и упорен он, вступая в единоборство с такими гигантами.

К вечеру 24 мая на Южном седле сосредоточиваются значительные силы экспедиции. Здесь уже штурмовая двойка Бурдиллон и Эванс, Хант и Уайли, а также большая группа шерпов — Дава-Тхондуп, Анг-Темба, Да Тенсинг, Тхондуп, Анг-Ньима, Пемба, Анг-Нурбу, Да-Намгиал, Аннула.

Время первой попытки штурма пришлось на 26 мая. Первой с Южного седла вышла вспомогательная группа в составе Ханта и Да-Намгиала. Их задача — организовать последний штурмовой лагерь, подняв его как можно выше на предвершинном гребне и доставить в него кислородные аппараты с запасными баллонами и другое необходимое имущество для штурма вершины.

Продвижение этой двойки было медленным — сказывались значительные грузы и огромная высота. К высоте 8350 м продвижение еще более замедлилось, и наконец достигнув 8400 м, Хант и Да-Намгиал сложили своя грузы. Теперь у штурмовой группы будет достаточны” резерв на случай возвращения с вершины.

А штурмовая двойка (Эванс и Бурдиллон) вскоре после выхода с Южного седла обогнала вспомогательную группу. Продвигалась она успешно вплоть до нижней части протяженного и довольно крутого фирнового кулуара, ведущего к “Южной вершине” (так англичане назвали сравнительно невысокий взлет на южном гребне Джомолунгмы). Отсюда ее движение значительно замедлилось.

Наблюдавший за их подъемом с пути к Южному седлу Хиллари так рассказывал о их продвижении.

“Снизу, с нашего пути, было видно, как с утра четыре маленьких фигурки поднимались по гребню к вершине.

В час дня, когда две из них исчезли выше Южной вершины, прежде чем их закрыли от нас светлые облака, мы с Тенсингом были очень взволнованы, радуясь их успеху. Видели мы и двойку Ханта, спускавшуюся к Южному седлу. Успели достичь мы этого лагеря и вместе с другими поспешили к спускающимся. Они выглядели совершенно изнуренными...”

“А в 3 часа дня — продолжал Хиллари, — появились из тумана на южном гребне Эванс и Бурдиллон. Спускались они медленно. Чувствовалась в их движениях большая усталость. Стремясь помочь своим друзьям, с Южного седла навстречу возвращающимся вышли их товарищи с горячими питьем и помогли им достичь лагеря на Южном седле”.

Действительно, участники первой штурмовой двойки были в таком состоянии, что только большая выдержка и самообладание обеспечили им благополучный спуск.

Эта ночь на Южном седле выдалась не из приятных. Бушевал сильный ветер. Было очень холодно. Альпинисты надели на себя всю имеющуюся теплую одежду и все же мерзли. Наутро Хант, Эванс, Бурдиллон и заболевший шерп Ант-Темба пошли вниз. Оставшиеся на Южном седле провели беспокойный день и не менее беспокойную ночь из-за непрекращающегося ураганного ветра. Однако это время не было потеряно альпинистами — они готовили оборудование для лагеря на гребне и снаряжение для штурма.

С утра 28 мая погода была отличной. На небе ни облачка. Ярко светило солнце. Ветер стих. Лучших условий для штурма трудно было ожидать. Вспомогательная группа в составе Лоу, Грегори и Анг-Ньимы вышла в 8 часов 45 минут, имея по 18 кг груза за плечами. Штурмовая группа — Хиллари и Тенсинг — вышла в 10 часов, взяв с собой кислородные аппараты, спальные мешки, надувные матрацы и понемногу продуктов.

Повторный штурм начался. К полудню Хиллари и Тенсинг присоединились к вспомогательной группе, остановившейся к этому времени на отдых на месте прошлогоднего швейцарского лагеря (8350 м).

Отсюда открывались изумительные виды. Гордыми и величественными монументами возвышались вокруг вершины: на востоке — неповторимая Капченджанга, совсем близко в том же направлении высился массив Макалу. Их окружали вершины одна интереснее другой. А между ними, в глубоких провалах между хребтами и их отрогами, — мощные ледники и ленточки горных рек и речек, уходящие далеко на юг, в зеленые предгорья, прикрытые синеватой дымкой.

Привлек их внимание расположенный почти рядом грандиозный массив Лхоцзе. Отсюда его Главная вершина не казалась труднодостижимой. От Южного седла к ней поднимается мощный, но сравнительно некрутой скальный гребень, углубления которого забиты снегом. Северозападный склон массива обрывается к леднику Канчунг так круто, что только отдельные полки и углубления забиты льдом и снегом. А за Лхоцзе выделяется ажурным гребнем изящная вершина Чомолонзо.

После отдыха обе группы поднимаются вместе. Путь крут, но ступенчатое строение скал, хотя и прикрытых снегом, делало его достаточно проходимым. Лишь на отдельных участках плотного фирна приходилось вырубать ступени. Достигнув того места, где Хант два дня назад оставил кислород, альпинисты решили идти дальше. Чувствовали они себя достаточно хорошо и стремились поднять последний лагерь как можно выше. Но темп движения замедлился — прибавилось груза (забрали оставленное Хантом), да и гребень стал несколько круче.

К двум часам дня участники подъема уже чувствовали возросшую усталость. Приняв решение остановиться здесь, на высоте 8500 м, они сбросили с себя грузы. Но здесь вышла заминка — долго не могли найти место для установки палатки. Помог Тенсинг. Он нашел небольшую площадку под скальным выступом, которую помнил с весны 1952 г., когда поднимался сюда с Ламбером. Часы показывали 14 часов 20 минут. Лоу, Грегори и Анг-Ньима собрались уходить, чтобы засветло добраться до лагеря на Южном седле.

Хиллари и Тенсинг установили палатку так, что получились два спальных места, расположенных одно над другим. Затем Тенсинг стал готовить обед, а Хиллари проверял запасы кислорода.

К вечеру ветер почти стих. Восходители сытно поужинали, выпили большое количество горячей жидкости. После ужина, несмотря на большую высоту и значительную предшествовавшую нагрузку, они чувствовали себя хорошо. Даже дыхание было почти нормальным. Лишь неожиданное резкое движение или какое-то внезапное усилие вызывали одышку.

В 4 часа ночи, когда Хиллари приоткрыл палатку, вокруг было совершенно тихо. Небо безоблачно. Термометр показывал — 27°. Далеко внизу довольно ясно был виден монастырь Тхьянгбоч. А вокруг в нежном утреннем освещении вставали громады снежных и скальных вершин, возвышающиеся над темными и спящими долинами.

Хиллари и Тенсинг начали готовиться к выходу. Они выпили значительное количество горячей воды, разбавленной лимонным соком, для предупреждения слабости, возникающей от обезвоживания организма, и съели последнюю банку сардин с галетами. Затем, надев поверх теплой одежды ветронепроницаемые костюмы, натянули на руки по три пары рукавиц, укрепили друг другу на спине станки с кислородными баллонами и открыли краны. Животворный газ придал им бодрости. Настроение у Хиллари и Тенспнга было приподнятым.

Вышли они в 6 часов 30 минут. Своих вчерашних следов им обнаружить не удалось — все было заметено свежим снегом. После прохождения нескольких веревок вышли на расширение гребня. Вскоре Хиллари и Тенсинг увидели кислородные баллоны, оставленные здесь Эвапсом и Бур-диллоном. Это их обрадовало. Открывшийся перед ними южный гребень Джомолунгмы, купавшийся в ранних солнечных лучах, представлялся “светлым путем” к вершине.

Снег на широкой части гребня оказался рыхлым и серьезно затруднял движение. По мере дальнейшего подъема он уплотнялся, и восходителям пришлось подниматься на Южную вершину уже в кошках. Сюда дошли они за два с половиной часа, поднявшись на 260 м. До вершины оставалось менее ста метров по высоте. На первый взгляд узкий и крутой предвершинный гребень казался труднопроходимым. Его западный склон достигал 40°, а над восточным, еще более крутым, нависали огромные снежные карнизы. Для прохождения Хиллари и Тенсинг избрали западный склон гребня. Он был покрыт ниже гребневой линии плотным фирном и оказался неожиданно легкопроходимым. Восходители остановились для отдыха лишь тогда, когда были израсходованы первые баллоны кислорода. После этого у них оставалось по одному баллону. Этого запаса при расходе 3 л в минуту должно было хватить на 4,5 часа.

Погода продолжала благоприятствовать. Было не очень холодно. Стояло полное безветрие, что редко бывает на таких высотах. В один из моментов движения Хиллари показалось, что Тенсинг тяжело дышит. Очевидно, ему тяжело идти, подумал Хиллари. Но, присмотревшись, заметил, что выводная трубка кислородного прибора Тенсинга обмерзла, в ней образовалась ледовая пробка. Пришлось остановиться и проверить оба аппарата.

Серьезным препятствием на пути штурмовой двойки оказалась 12-метровая скальная стенка. Здесь, на высоте около 9000 м, преодоление такого препятствия могло оказаться выше их сил. Но они обнаружили, что примыкающий к стенке с востока огромный снежный карниз оставлял широкую щель. Хиллари, не снимая кошек, протиснулся в эту щель и начал продвигаться вверх. Тенсинг страховал его веревкой. Продвижение шло бесконечно медленно. Когда же наконец Хиллари добрался до верхнего выхода из щели, он, обессиленный, свалился на снег и долго лежал без движения, пока не восстановил силу. Затем по щели поднялся Тенсинг, страхуемый Хиллари.

Движение продолжалось медленно. Гребень начал поворачивать к северу. Его снежные взлеты приводили в смущение Хиллари и Тенсинга. В каждом таком взлете они надеялись увидеть вершину, но, поднявшись на него, обнаруживали, что гребень продолжает подниматься вверх и на нем возникает новый взлет. Уже более двух часов они поднимаются на эти последние “почти” сто метров, а вершины все нет и нет. Они старались не смотреть вперед, чтобы не тешить себя надеждой, что очередной взлет гребня окажется вершиной. Согнувшись, тяжело дыша, они поднимаются на который уже по счету взлет. Вдруг гребень под их ногами начинает уходить вниз. Вершина!

Хиллари позднее говорил, что его первым чувством было огромное облегчение — не нужно будет еще рубить ступеней, не будет больше снежных взлетов, дразнящих ложными надеждами.

“Я с восхищением смотрел в этот момент на Тенсинга. Несмотря на вязаный шлем, защитные очки и маску кислородного прибора, покрытые ледяными сосульками, скрывавшими лицо Тенсинга, нельзя было не увидеть его выразительной восхищенной улыбки, с которой он оглядывался по сторонам”, — так описывал этот момент Хиллари английскому корреспонденту Джеймсу Берку. Он говорили также, как они пожали друг другу руки, а затем обнялись и радостно хлопали друг друга по спине до тех пор, пока не были вынуждены прекратить это из-за затрудненности-дыхания.

Итак, 29 мая 1953 года в 11 часов 30 минут альпинисты впервые поднялись на вершину мира Джомолунгму (Эверест) — 8848 метров.

Вершинная часть Джомолунгмы, этот высочайший наблюдательный пункт па Земле, достаточна для того, чтобы на ней разместились несколько человек. Во все стороны от нее разбегаются горы. Кажется, что им нет ни конца, ни края. Лишь на юге, за рядом горных хребтов и вершин, в голубоватом мареве знойного южного дня они снижались в сторону полуострова Индостан.

Долго оставаться на вершине Хиллари и Тенсинг не могли. И без того они увлеклись созерцанием грандиозных картин природы. Запас кислорода таял.

Район Джомолунгмы
Наконец, уже к вечеру, победители показались на последнем взлете гребня перед Южным седлом. Им навстречу спешили Лоу и Нойс с горячим супом и запасными баллонами кислорода. Нетерпеливый Лоу еще до встречи спрашивал, победили ли они вершину. Уставшие победители только кивали головами в ответ. Они слишком устали, чтобы проявлять эмоции.

Ночь спускалась на Южное седло. Восходители лежали в теплых спальных мешках. Палатка хлопала и сотрясалась над ними от порывистого ветра, почти никогда не стихающего здесь, на Южном седле...

Итак, усилия английской экспедиции 1953 г. завершились большим успехом. Этому способствовало четкое, целеустремленное и методичное наступление на Джомолунгму. Эта победа — заслуга всего коллектива восходителей и их деятельных помощников-шерпов.

Покорение Джомолунгмы английскими альпинистами показало их высокий спортивный класс, упорство, целеустремленность, мастерство. Оно показало также широкие возможности высотного альпинизма и явилось вместе с победой над Аннанурпой началом нового этапа борьбы за покорение высочайших вершин мира и, несомненно, приблизило победы над другими восьмитысячниками.

В то же время успех Тенсинга и его товарищей подчеркнул широкие возможности индийских восходителей. Он стал толчком для создания института альпинизма в Дарджилинге. Последующая история восхождений на высочайшие вершины мира выдвинула их в первые ряды покорителей гигантов гор.







  
Для обучения горных туристов советы по туризму и экскурсиям и Институт повышения квалификации туристских кадров организуют семинары и школы. Некоторые туристы овладевают необходимыми знаниями и навыками самостоятельно. Как проверить результат своей подготовки, как выделить среди
(Из дневника В. Балыбердина) У меня в руках очень красивый билет на самолет Москва Дели Катманду и обратно. Наше предстартовое волнение достигло кульминации. Постоянно возвращаемся к мысли, что однажды участники советской экспедиции уже имели такие же билеты, но поездка так и не состоялась. Экспедиция
Пройдем по следующему маршруту: через перевал Дзамараш (21), Мидаграбин (22) или Динамо (28) на ледник Мидаграбин, оттуда перевалом Дергалина (24) в долину реки Цариутдон, затем, преодолев перевал Цариут (25), вернемся в верховья реки Дзамарашдон, откуда перевал Реси Южный (26)
Редактор Расскажите
о своих
походах
Ходовое горные ботинки капроновый костюм фонарики на ботинки носки толстые 2 пары рюкзак накидка на рюкзак по желанию очки темные шляпа от солнца палки (короткие лыжные или телескопы) по желанию Специальное каска рукавицы рабочие 2 пары ледоруб
Эльбрус! Это одна из красивейших вершин мира. Находится он на территории Кабардино Балкарии. По его северо западным склонам проходит граница Карачаево Черкесской автономной области и Ставропольского края. Эльбрус расположен почти в центре Главного Кавказского
К вопросу подъёма на гору Верблюд мы подошли фундаментально: было решено, что будем на неё подыматься по южным отрогам, дабы не мучится на неисследованных северных склонах. Тем более, судя по карте, северные склоны (те которые обращены к Волге) достаточно


0.092 секунд RW2