Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Покоренные гиганты

Введение

На очереди восьмитысячники

Самые высокие горы Земли

Знакомьтесь, гиганты!

Первые робкие встречи

Переход к решительным штурмам

Временное затишье.

Борьба обостряется.

На Джомолунгму вновь идут англичане.

Штурмы Нангапарбат.

Чогори не остается без внимания.

Десять памятных лет

Закономерность или удача?

Гиганты сопротивляются.

Решительный перелом.

Сдалась и Нангапарбат.

Удача сопутствовала не всем.

Фронт атак ширится

“Сверхлегкая” экспедиция австрийских альпинистов.

Гиганты сдаются не всем.

На очереди Канченджанга и Макалу.

В стремлении не опоздать.

Наконец победа.

Австрийцы борются в одиночку.

Американцы добиваются победы.

Большой успех индийских альпинистов.

Дхаулагири наконец сдалась.

История повторяется

По путям перво­восходителей.

Встреча не состоялась.

Дебют альпинистов Чехословакии.

На гиганты по новым путям.

Есть новые восьмитысячники.

На гиганты по сложнейшим путям.

Штурм Рупальской стены.

На Аннапурне вновь сенсация.

Французы вновь атакуют Макалу.

Джомолунгма дает отпор.

Штурм гигантов продолжается.

Перспективы борьбы за гиганты

Хронология экспедиций на восьмитысячники

Фотографии 1

Фотографии 2

Литература

Покоренные гиганты - П.С.Рототаев

На Аннапурне вновь сенсация.

Восьмилетние (1963— 1970 гг.), усилия альпинистов ФРГ в штурме Нангапарбата по Рупальской стене привели к ее покорению по этому сложному пути. Однако эта победа не явилась первой из такого класса технически сложных восхождений. Пионерами в нем неожиданно для альпинистского мира стали альпинисты Англии. Вершиной же, принесшей эту неожиданность вновь, как и в 1950 г., стала Аннапурна.

Идея экспедиции на Аннапурну с задачей штурма ее южной стены возникла также совершенно неожиданно. Трое английских альпинистов — К. Бонингтон, М. Бойсен и Н. Эсткорт из Манчестера задумали поездку в горы Аляски, чтобы совершить восхождение на одну из ее вершин летом 1970 г.

Узнав что британская армейская экспедиция получила разрешение совершить восхождение на Аннапурну с севера по пути первовосходителей, они решили подключиться к ней и совершить восхождение на эту вершину, но по другому маршруту.

Бонингтон вспомнил о своем восхождении на вершину Аннапурна II (7937 м) в 1960 г. и о фотографии, присланной ему бывшим руководителем экспедиции Д. Робертсом. То была фотография южной стены массива Аннапурна. Бонингтон и предложил своим друзьям подумать об этой стене как объекте восхождения.

Друзья Бонингтона занялись подробным изучением книги М. Эрцога о нервом штурме Аннапурны. Однако книга не смогла удовлетворить в должной мере: их маршрут к вершине был иным. Единственным пособием манчестерцев стала фотография, сделанная Робертсом. По ней и были намечены путь к вершине и места расположения высотных лагерей.

Идея Бонингтона получила поддержку английского Комитета Эвереста. Это позволило расширить экспедицию до национальных масштабов. Кроме трех манчестерцев в нее вошли: Дон Уилланс, Доугал Хестон, Иан Клаф, Мик Берк, а также Том Фрост. В экспедицию еще были включены антрополог М. Томпсон, врач Д. Ламберт и капитан К. Кент.

Таким образом, экспедиция стала вполне боеспособной и представительной. Развернулись подготовительные работы. Специальное снаряжение и кислородные баллоны были закуплены во Франции, как наиболее проверенные в высотных восхождениях. Участники экспедиции планировали восхождение без кислородных аппаратов, но считали необходимым иметь их для обеспечения ночного отдыха, а возможно, и при прохождении скального барьера.

В Индию участники экспедиции прибыли во второй половине марта и уже 28 марта достигли района южной стены Аннапурны. Подойти вплотную к стене в те дни не удалось. В результате многоснежной зимы граница снежного покрова спустилась ниже обычной, и участникам экспедиции пришлось организовать временный базовый лагерь ниже предусмотренного планом.

Стена выглядела величественнее, чем на фотографии. Скальный барьер показался им значительно разрушенным, но путь по нему представлялся относительно безопасным.

К 6 апреля были установлены два промежуточных лагеря, причем верхний располагался на высоте 5300 м. Путь подхода к ним по леднику не представлял больших трудностей, но внушал опасения множеством трещин и явно неустойчивых сераков. Затем путь шел сначала по лавиноопасному кулуару, выводящему на седловинку в гребне контрфорса, а затем по его гребешку. Успешно удалось создать лагеря 3 и 4 (6400 м). На этом участке стенного маршрута альпинисты действовали вместе с шестью шерпами. Тактически прохождение решалось так: одна из двоек альпинистов постоянно находилась впереди — она прокладывала путь и уточняла места расположения лагерей. Остальные связки находились между уже организованными лагерями, переносили грузы и руководили шерпами. По мере усталости передовая двойка менялась. Нужно отдать должное шерпам — помощь этих тружеников была неоценимой. Они безотказно обеспечили переноску в лагерь 4 большинства грузов. Выше лагеря 4 шерпы уже не могли продолжать работу из-за крутизны склонов.

Сразу же за лагерем 4 передовая двойка в составе Бойзена и Эсткорта вышла на весьма сложный участок: ледовые башни приходилось брать “в лоб”, а это отнимало много сил. В течение трех дней им удалось пройти по гребню только около 100 м. Их сменили Клаф и Бонингтон. А через два дня уставшего Клафа сменил Хестон. Только к 3 мая закончился этот медленный и изнуряющий подъем по гребню. Почти 10 дней потребовалось на преодоление этого пути с перепадом высот всего в 450 м.

Прошло около месяца. На пройденном пути были закреплены веревки для подъема с грузами. Следует заметить, что на отдельных участках навешенные веревки не касались скал, так они были круты.

За гребнем поднимался ровный снежный склон крутизной до 40°, подходящий в своей верхней части к ледовой стене. Усилиями Берка и Фроста, прошедших этот склон, 6 мая был установлен лагерь 5 (6900 м) в бергшрунде у подножия барьера. Отсюда начиналось прохождение наиболее сложной части пути — стены скального барьера.

Эта стена достигает по высоте 800 м, восточная часть ее прорезана широким внутренним углом. Центральная часть стены выглядела монолитной с выступающими небольшими контрфорсами в нижней части и гладкой, плитообразной верхней частью. Западная сторона стены поднималась до половины высоты ледовым, почти вертикальным взлетом.

Передовая группа избрала западный вариант пути. Она применяла следующий метод прокладки пути: Берк выходил вперед и тянул за собой конец от 150-метровой бухты 9-мм нейлоновой веревки. Через 60 м веревка крепилась на скальном крюке, к месту закрепления подходил Фрост, используя зажимы. Так, одновременно с прохождением навешивались перила. Подобная напряженная работа в течение пяти дней вконец измучила эту двойку. Весьма усталыми чувствовали себя Бойзен и Эсткорт, снабжавшие первую двойку всем необходимым.

Только к 12 мая был установлен лагерь 6 (7300 м). После этого все альпинисты спустились в базовый лагерь на отдых. Подготовка пути до лагеря 6 потребовала почти двух месяцев напряженной работы.

Штурм возобновился 16 мая. От лагеря 6 до вершины еще оставалось более 700 м по высоте. И очень трудных метров. По верхней части стены барьера подъем проходил по почти вертикально вздымающимся мощным скальным плитам, простреливаемым сверху камнями.

21 мая погода была ужасной — дул сильный порывистый ветер и шел обильный снегопад. Первая штурмовая двойка — Уилланс с Хестоном — все-таки вышли к вершине. Они сумели за этот день обработать еще 150 м пути” 22 мая Бонингтон вместе с Эсткортом вышли из лагеря 5, для того чтобы доставить в лагерь 6 палатку, бухту веревки и питание. Однако Эсткорт перед первым сложным участком пути прекратил подъем. Он действительно сильно измотался за длительное время напряженной работы по снабжению верхних лагерей. Дальше Бонингтон пошел один, забрав у товарища мешок с питанием. Теперь у Бонингтона был кислородный аппарат, и он шел значительно быстрее, чем в первый раз. Вдруг почувствовал резкую усталость. Оказалось, что кислород в баллоне иссяк, и он с трудом добрался до лагеря 6. Но палатки для организации верхнего лагеря на пути к вершине он не принес.

В лагере 6 Бонингтона встретили радостно Уилланс и Хестон; они считали, что назавтра устроят лагерь 7 над барьером. Когда же Бонннгтон сказал, что палатки он не принес, Уилланс и Хестон предложили ему принести палатку завтра и присоединиться к ним для штурма вершины.

После отдыха Бонингтон спустился в лагерь 5 и на следующий день, забрав все свое снаряжение, продукты, палатку и кинокамеру вышел в лагерь 6. Но он переоценил свои силы. Пройдя всего 30 м, Бонингтон понял, что с грузом ему не подняться по такому трудному пути и что шансов штурмовать вершину у него нет. Он вернулся в лагерь 5 и, оставив здесь все, за исключением палатки и продуктов, вновь пошел вверх. Лагеря 6 он достиг в 18 часов и после небольшого отдыха вновь спустился в лагерь 5.

Во время очередной радиосвязи между всеми высотными лагерями был уточнен дальнейший план действий. Уиллапс и Хестон на следующий день на верхней части барьера организуют лагерь 7; Бонингтон и Клаф поднимаются в лагерь 6; а Берк и Фрост — в лагерь 5. Это должно было обеспечить штурм вершины последовательно тремя двойками. Такой план вселял надежду на успех. Настроение у альпинистов было приподнятым.

Утром ветер усилился. Однако Уилланс и Хестон вышли вверх. Бонингтон и Клаф поднимались к лагерю 6 и достигли его к 17 часам. Погода в этот день значительно ухудшилась — начался плотный снегопад.Уилланс и Хестон не смогли установить палатку лагеря 7 и к вечеру спустились в лагерь 6 в условиях бешеной пурги. И здесь в маленькой палатке они вынуждены были ночевать вчетвером. Бонингтон и Клаф уступили лучшие места штурмовой двойке, чтобы сохранить ее силы для будущего штурма.

Утром при плохой погоде Бонингтон и Клаф были вынуждены спуститься в лагерь 5, но он был занят Берном и Фростом. Поэтому им пришлось продолжить спуск до лагеря 4. Непогода продолжалась еще двое суток. Массы выпавшего снега превратили нижележащие склоны в лавиноопасные.

Бонингтон и Клаф, находившиеся 27 мая в лагере 4, были в подавленном состоянии. Они считали, что наступает муссон и их экспедиция, находясь почти у цели, терпит неудачу. Их не утешило и то, что утром по радио Уилланс и Хестон сообщили, что собираются выйти на верхнюю часть скального барьера для установки лагеря 7 и вновь спустятся в лагерь 6. Это казалось маловероятным, так как снежная буря бушевала еще сильнее. Тревожило опасение за друзей, рискнувших в подобных условиях выходить на скальный барьер. Из-за этого беспокойства в лагере 4 радиостанция была включена несколько ранее назначенных для связи 17 часов.

Позднее Бонингтон в отчете экспедиции так описывает эти события:

“Я включил радио еще до 17 часов. И вскоре раздался голос Доугала. Он показался мне радостным.

— Всем! Всем! Вызываются все станции Аннапурны! Говорите!

Я ответил незамедлительно.

— Хелло! Доугал! Это Крис из лагеря 4. Я тебя хорошо слышу. Смогли ли вы выйти из палатки? Говорите!

Ответ Хестона удивил и одновременно обрадовал меня.

— О, конечно! У нас есть хорошая новость. Мы достигли вершины! Южная стена Аниапурны побеждена!

Мы с Клафом были поражены этим известием. Просто не верили, что это соответствует действительности”.

Спустившиеся сюда на следующий день Уилланс и Хестон подтвердили свое сообщение. Уилланс рассказал и подробности штурма.

“Мы оставили лагерь 6 в 7 часов утра. Погода там была довольно ясная, но очень холодная. Дул достаточно сильный ветер. До этого дня Доугал всегда поднимался первым, а я следовал за ним. На этот раз я был в лучшей форме и находился все время впереди... Сначала путь был нетрудным, по ветер сильно мешал. Я не испытывал никогда ничего подобного. Доугал, который находился в 30 м сзади меня, был долгое время скрыт большими снежными облаками, которые нес с собой ветер. Только к полудню мы нашли удобное место для лагеря 7. И очень обрадовались, что подъем окончился и вершина совсем близка. Не было никакого смысла устанавливать лагерь так высоко, и мы, не советуясь, продолжали восхождение. В тот момент, когда я перешел гребень, ветер кончился. На северном склоне погода была мягкая и благоприятная. Лучи солнца прорывались сквозь тучи, и это было довольно необычно.

Вершинная часть Аннапурны находилась еще в нескольких метрах над острым снежным гребнем — настоящее острие ножа. Я поднялся первым, в то время как Доугал фотографировал. Потом он догнал меня. Еще довольно четко были видны следы шагов М. Дая и Д. Эванса, которые побывали на вершине неделю назад (20 мая), поднявшись на нее по северному склону (по пути первовосходителей). С вершины ничего не было видно. Северный склон утопал в облаках. Только были видны другие вершины Аннапурны. Весь юг был закрыт морем туч. Мы оставались минут десять па вершине. В это время мы не чувствовали никакого возбуждения. Было трудно поверить, что все кончено и нам нужно спускаться вниз”.

Двумя днями позднее Т. Фрост и М. Берк предприняли повторную попытку штурма вершины. Однако ураганный ветер и крепкий мороз заставили их отступить.

Итак, штурм южной стены Аннапурны первой двойкой английской экспедиции прошел успешно. Восхождение на восьмитысячиик по маршруту такой сложности был совершен впервые. Успех англичан на Аинапурно на целый месяц опередил прохождение стены Нангапарбат из Рупала альпинистами ФРГ. Да и маршрут англичан был заметно сложнее Рупальской стены.

Покорение Аннапурны по южной стене потребовало от восходителей затраты огромных физических и моральных сил. Па вершину поднялись только двое из участников экспедиции. Но покорителями стены заслуженно следует считать всю восьмерку. Каждый из них вложил много сил в общее дело победы. Без их помощи прохождение стены было бы невозможным.

Спуск со стены проходил в сложных условиях. Уставшие альпинисты спускались по забитому свежим снегом пути. Это требовало от них дополнительной затраты сил, внимания и осторожности. Спустившись к лагерю 2, они уже считали, что все трудности остались позади. Но именно здесь и случилось несчастье — обвалившимся сераком был убит Иан Клаф. Гибель товарища и друга больно отозвалась в сердцах участников экспедиции.

По завершении этой убедительной в высотном альпинизме победы над одним из восьмитысячников по сложнейшему пути участники английской экспедиции в своем отчете сделали ряд выводов. Приведем лишь некоторые из них.

“Мы открыли, что с высот выше 7300 м можно ходить без кислорода”, — заявили они.

Но считать это открытием вряд ли закономерно. Во-первых, первовосходители на Аннапурну, французские альпинисты М. Эрцог и Л. Ляшеналь, поднимались практически без кислородных аппаратов. Не употребляя кислорода, поднимались на Нангапарбат Г. Буль, участники австрийской экспедиции на Чо-Ойю. К тому же участники английской экспедиции, совершая восхождения по южной стене Аннапурны, все же на некоторых участках применили кислород, что несомненно способствовало успеху штурма.

“Наш подъем на Аннапурну по южной стене совсем не означает конец восхождений на высочайшие вершины, а скорее это начало волнующего периода, который покажет, что теперь экспедиции на высочайшие вершины мира будут решать все более сложные проблемы”.

Этот вывод правилен и уже подтвержден последующей историей высотных восхождений.

Вместе с тем необходимо высказать и ряд замечаний в отношении практического проведения данного восхождения.

Безусловно, участники экспедиции проявили себя опытными и умелыми восходителями. Их упорство в прохождении такого сложного пути к вершине Аннапурны по южной стене заслуживает высокой оценки и достойно подражания. Однако в этом восхождении были и недостатки, которые следует учитывать альпинистам-высотникам.

Основным из них является допуск значительного риска. Из рассказов самих восходителей видно, что прохождение весьма сложных участков пути, даже тех, при которых подъем совершался по свободно висящей веревке, выполнялся на зажимах без дополнительной страховки.

Кроме того, подъем первой связки по сложным участкам проводился шедшим впереди на всю длину веревки без промежуточных ее закреплений. В этом случае при срыве впереди идущего его партнер по связке не смог бы его задержать.

Также далеко не безопасными были подъемы на больших высотах в одиночку (к примеру, Бонингтон не раз поднимался один из лагеря 5 в лагерь 6; Клаф — из лагеря 4 в лагерь 5).

Не исключено, конечно, что в отдельных случаях альпинисты бывают вынуждены допускать какую-то долю риска, но тогда следует применять все меры обеспечения безопасности.







  
При длительном пребывании на высоте в организме наступает ряд изменений, суть которых сводится к сохранению нормальной жизнедеятельности человека. Этот процесс называется акклиматизацией. Акклиматизация сумма приспособительно компенсаторных реакций организма, в результате которых поддерживается хорошее общее состояние, сохраняется постоянство
***** Я что то ненавижу, а что именно позабыл, обмолвился однажды лоцман Кацман. . .
Тянь Шань, обширную горную страну, протянувшуюся на территории советской Средней Азии от пиков Победы и Хан Тенгри на востоке до Ташкента и Чимкента на западе, ученые, исходя из физико географических условий хребтов и межгорных котловин, подразделяют на три района Северный, Центральный и Западный. Западный Тянь Шань до последнего
Редактор Расскажите
о своих
походах
В первую очередь палатки . Давно ушли в прошлое двускатные брезентовые палатки. Теперь все используют полусферы, полубочки и т. п. из капрона, с опорными дугами из дюраля или углепластика. Углепластик легче, дешевле но легко ломается. Категорически не рекомендуется его брать. Хорошая палатка состоит
1983 г. Для нас знакомство с виндсерфингом произошло шесть лет назад в новом микрорайоне Москвы Строгине. На местном водоеме наше внимание привлек человек, неуклюже и с невероятным напряжением стоявший на доске. Он держал в руках парус, то и дело смешно плюхался в воду, но, весь дрожащий, опять забирался на доску
Идя впервые в горы, даже по маршруту, даже по карте и метках маршрута, берите с собой проводника. Во первых, будете знать, что там вас ждет; во вторых, не заблудитесь. Если проводник имеет фамилию или привычки Сусанина, лучше убейте его сразу и идите домой. Кампус конечно удобен, но промокает как какой


0.057 секунд RW2