Свободный туризм. Материалы.
ГлавнаяПриглашаю/пойду в походПоходыСнаряжениеМатериалыПутеводителиЛитератураПовествованияЮФорумНаписать нам
Фото
  Литература     Восьмитысячники     Антарктида     Россия     Беллетристика  


Покоренные гиганты

Введение

На очереди восьмитысячники

Самые высокие горы Земли

Знакомьтесь, гиганты!

Первые робкие встречи

Переход к решительным штурмам

Временное затишье.

Борьба обостряется.

На Джомолунгму вновь идут англичане.

Штурмы Нангапарбат.

Чогори не остается без внимания.

Десять памятных лет

Закономерность или удача?

Гиганты сопротивляются.

Решительный перелом.

Сдалась и Нангапарбат.

Удача сопутствовала не всем.

Фронт атак ширится

“Сверхлегкая” экспедиция австрийских альпинистов.

Гиганты сдаются не всем.

На очереди Канченджанга и Макалу.

В стремлении не опоздать.

Наконец победа.

Австрийцы борются в одиночку.

Американцы добиваются победы.

Большой успех индийских альпинистов.

Дхаулагири наконец сдалась.

История повторяется

По путям перво­восходителей.

Встреча не состоялась.

Дебют альпинистов Чехословакии.

На гиганты по новым путям.

Есть новые восьмитысячники.

На гиганты по сложнейшим путям.

Штурм Рупальской стены.

На Аннапурне вновь сенсация.

Французы вновь атакуют Макалу.

Джомолунгма дает отпор.

Штурм гигантов продолжается.

Перспективы борьбы за гиганты

Хронология экспедиций на восьмитысячники

Фотографии 1

Фотографии 2

Литература

Покоренные гиганты - П.С.Рототаев

Наконец победа.

В том же году состоялась пятая экспедиция японских восходителей на вершину Манаслу.

С 1952 г. японские альпинисты провели четыре экспедиции на эту вершину. Когда они 26 марта 1956 г. приблизились к селению Сама, то его жители вновь воспрепятствовали их дальнейшему продвижению. Однако руководителю экспедиции 62-летнему Аритсуне Маки, бывшему президенту Японского альпинистского клуба, удалось уладить возникшие трудности с жителями селения. Экспедиция получила возможность приступить к развертыванию своей деятельности.

План штурма вершины японской экспедицией 1956 г. предусматривал использование маршрута 1953 г., хотя и с некоторыми коррективами. Маки потребовал от участников обойтись меньшим числом промежуточных лагерей, что позволило бы упростить их снабжение, хотя на это и потребуется большая затрата сил. Альпинистская группа состояла из десяти спортсменов: К. Охара, X. Татсупума, С. Ситани, И. Мураки, X. Отзуки, А. Токунага, И. Матсуда, Т. Иманиси, К. Като и М. Хигета. В помощь ей была создана сильная группа шерпов из 20 человек во главе с Гиальценом Норбу.

Немедленно с прибытием в район восхождения начались акклиматизационные выходы. Исходным пунктом был лагерь 1 (5050 м). Подготовительные работы, как обычно для таких экспедиций, заняли значительное время. Стремление Маки обойтись меньшим числом лагерей было выполнено — вместо 9 лагерей в экспедиции 1953 г. теперь было создано только 6. Так, на седле Найке тогда был лагерь 4, а теперь лагерь 2 (5600 м). Лагерь 3 (6200 м) располагался перед ледопадом, лагерь 4 (6550 м) — над ледопадом, лагерь 5 (7200 м), а лагерь 6 (7800 м) на предвершинном плато.

Во время организации промежуточных лагерей японские альпинисты встретили немало препятствий. Их продвижение затрудняли то пронизывающий ветер, то снегопады. Серьезно замедляла движение лавиноопасность склонов. Все участники и шерпы были строго предупреждены, что во второй половине дня движение по лавиноопасным склонам категорически запрещено. Сложен был путь по ледопаду к Северному седлу.

Утром 8 мая в 8 часов 30 минут при отличной погоде вышла группа в составе Мураки и пяти шерпов, чтобы установить лагерь 6 на предвершинном плато. Путь группы был достаточно сложным. Корка снега не выдерживала веса людей и проваливалась под ногами, а под ней — достаточно глубокий слой сухого и порошкообразного снега. Перед выходом на плато путь перешел в крутой кулуар. Плато было достигнуто к 12 часам. Здесь группу встретил пронизывающий ветер, с трудом альпинисты поднялись по желобу от середины плато к гребню и здесь нашли удобную площадку для штурмового лагеря. Была середина дня. Несмотря на усталость, пришедшие нашли в себе достаточно сил для организации лагеря 6. Этот лагерь отличался от всех других. В нем было все красное — красная палатка, красные надувные матрацы, красные спальные мешки. Палатка резко выделялась на снегу и темно-голубом небе.

Наступало время штурма. К концу дня 8 мая сюда прибыли Т. Имациси и Гиальцен Норбу, составляющие первую штурмовую двойку. Еще до того как залезть в палатку, они минут 15 наслаждались сказочными видами гор и необъятным морем облаков. Уже в палатке, тщательно подготовившись к предстоящему штурму, плотно поев и выпив большое количество жидкости, они включили подачу кислорода на 0,5 л в минуту на каждого и крепко заснули.

Погода 9 мая была ясная и безветренная, что редко случается на таких высотах в Гималаях. Штурмовая двойка готовилась к выходу, надев на себя все теплое и взгромоздив на спину станки с тремя кислородными баллонами на каждого. К станкам прикрепили рюкзаки, в которых были уложены пуховые куртки, кино- и фотокамеры, по нескольку крючьев и продовольствие. Общий груз у каждого превышал 20 кг. Расход кислорода отрегулировали на 2 л в минуту.

В направлении вершины был обнаружен снежный желоб. После небольшого участка льда и фирна в его нижней части под ногами восходителей оказался плотный снежный покров. Этим желобом Иманиси и Гиальцен вышли на широкое предвершинное попе, сужавшееся только у подножия вершинной башни.

Район Манаслу
“Медленно поднимаясь, мы скоро увидели, как нам казалось две белые вершины, — рассказывал Иманиси. — Тогда мы считали, что это вершина”.

И они даже ускорили движение, но, подойдя поближе, увидели высокую скальную башню. Проходить ее пришлось с тщательной страховкой. Когда же вышли на ребро башни, восходители увидели, что от вершины их отделяет глубокий провал.

Иманиси спустился в провал с тщательной страховкой Гиальцена и лазанием поднялся к высокому скальному зубу. Он был примечательным: одна его сторона была темная, почти черная, тогда как другая выглядела очень светлой. Как вскоре убедились восходители, это зависело от цвета складывающих ее пород. Поднялся на зуб и Гиальцен.

Последние 20 м пути к вершине представляли собой чистые скалы, с которых ветер сдул весь снег. Южная стена вершины обрывалась отсюда отвесно. Это было в 12 часов 30 минут 9 мая 1956 года.

Они крепко пожали друг другу руки и, не задерживаясь на вершине, начали спуск.

В 15 часов 30 минут Иманиси и Гиальцен были уже около красной палатки.

Днем 10 чая Иманиси и Гиальцен вместе с подошедшей сюда вспомогательной группой спустились вниз. На пути они встретили Като и Хигета — вторую двойку, вышедшую на штурм Манаслу. Победители пожелали им успеха.

Погода и 11 мая оставалась хорошей. Като и Хигета, следуя по пути, проложенному первой двойкой, успешно поднялись на вершину.

Это уже был успех. Пятая экспедиция японские альпинистов позволила и им войти в число покорителей высочайших вершин мира.

Привлек в этом году внимание альпинистов и Каракорум. Сюда направилась экспедиция австрийского Гималайского общества. Возглавил ее Ф. Моравец. Целью экспедиции было покорение восьмитысячника Гашербрум. В числе участников ее были альпинисты: С. Ларх, Р. Рейнагель, Г. Ройссе, Г. Вилленпарт, Г. Ратай, Г. Вейлер (врач-физиолог) и Т. Гаттингер (геолог). Экспедиция не планировала использовать кислород для восхождения.

Выехав из Вены 25 марта, участники экспедиции добрались до ледника Гашербрум южный только 28 мая. Здесь на морене и был установлен их базовый лагерь (5320 м).

После детального осмотра и разведок южных склонов Гашербрума они наметили юго-западное ребро как путь для восхождения. Нижняя часть его — ледовые склоны, разорванные трещинами, острые гребешки и участки крутых скал. С высоты 7000 м путь продолжался по крутому, но уже не разорванному трещинами снежно-ледовому склону, подводящему к самой вершине. Участники экспедиции предполагали, что неожиданностей на этом верхнем участке пути не встретится. Да и нижние склоны, несмотря на кажущуюся сложность, вполне преодолимы, хотя и требовали большой осторожности.

К 11 июня был проложен путь от базового лагеря к месту лагеря 1 (6000 м). На отдельных участках были натянуты перила, а также налажены переправы через широкие трещины.

Лагерь 2 (6700 м) был организован в верхней части крутого скального ребра. От этого лагеря вверх поднимался крутой взлет, выводящий на острый фирновый гребень с глубокими перепадами и мощными карнизами. Этот участок пути потребовал большой затраты сил, времени и мастерства. Крутые и труднопреодолимые на первый взгляд скалы восходители прошли успешно. Помог им в этом большой опыт покорения альпийских стен.

Только к 3 июля в верхней части этого отрезка пути был установлен лагерь 3 (7000 м), сюда с помощью канатной дороги подняли все необходимые грузы, и лагерь был подготовлен для обеспечения штурма вершины.

В плане дальнейших действий восходителей намечалось установить еще лагеря 4 (7500 м) и 5 (7700 м). Из последнего и предполагалось проводить штурм вершины в таком порядке: в день выхода штурмовой группы на вершину из лагеря 5 сюда из лагеря 4 подойдет вспомогательная группа и будет ожидать ушедших на штурм. При необходимости она сможет оказать им своевременную помощь.

Но действительность внесла в него серьезные коррективы. Неожиданный перерыв в подготовке штурма заставила сделать непогода. После одного из особенно сильных снегопадов с верхних склонов сошла большая лавина, задевшая лагерь 3. К тому же вскоре стало известно, что муссон в этом году наступит раньше.

Положение экспедиции становилось критическим. Что делать? Для повторной заброски не хватало времени. Напрашивалось решение о прекращении работы экспедиции. Такое решение принять было тяжело. Руководство экспедиции и ее участники посчитали это неправильным. Тогда в связи с весьма ограниченным временем принимается решение штурмовать вершину непосредственно из лагеря 3, без организации лагерей 4 и 5. Это означало выходить на штурм более чем за 1000 м по высоте от вершины, что таило в себе огромный риск.

В 5 часов утра 6 июля штурмовая тройка — Ф. Моравец, С. Ларх и Г. Вилленпарт — вышла к вершине. Учитывая, что придется организовать ночевку где-то под вершиной, они взяли с собой не только питание, но и спальные мешки, теплые вещи, кухню.

Путь к вершине от лагеря 3 проходил по крутым, но технически несложным склонам. Не забывая, что они идут без кислорода, что за плечами у каждого рюкзак в 15 кг и что до вершины весьма далеко, а с нее еще нужно спускаться, штурмовая тройка шла медленно. Только к вечеру ей удалось достигнуть высоты 7700 м, места предполагавшегося лагеря 5. Здесь восходители вырыли пещеру в снежном склоне под карнизом и разместились в пей на ночь. Переночевали они довольно спокойно.

Утром в 7 часов они продолжили путь к вершине. Погода стояла безоблачная и безветренная. Путь по некрутому снежному склону оказался несложным. В 13 часов Моравец, Ларх и Вилленпарт стояли на вершине впервые покоренного гиганта...

А через три дня австрийские альпинисты уже покидали свой базовый лагерь, удовлетворенные победой над Гашербрумом.

В том же году аргентинские альпинисты проводили свою вторую экспедицию на Дхаулагири. На этот раз они серьезно подготовились. Возглавил их экспедицию полковник Э. Хуэрт.

Маршрутом восхождения аргентинцы избрали тот же путь, по которому предпринимала попытки штурма их первая экспедиция, — из ущелья Маянди по скальному ребру через так называемую “грушу”. Во главе шерпов, так же как и в первой экспедиции, стоял Пазанг Дава-Лама.

Энергично и упорно аргентинцы прокладывали путь к вершине: организовывали промежуточные лагеря, снабжали их всем необходимым для штурма. Предпринимали и две попытки выхода на вершину, но безуспешно. На их пути вставал глубокий слой свежевыпашпего снега. Резкий ветер мешал продвижению. По официальным сообщениям, они достигли высоты 7600 м, хотя Пазанг Дава-Лама, участвовавший в штурме, уверял, что при одной из попыток они достигли высоты 7900 м.

И вторая аргентинская экспедиция не смогла покорить Дхаулагири.

Итак, в 1956 г. были покорены три восьмитысячника. Число гигантов, оставшихся непокоренными, сократилось до четырех: два в Гималаях — Дхаулагири и Шиша Пангма и два в Каракоруме — Хидден-пик и Броуд-пик.

К этому же времени были побеждены и 50 семитысячников, часть из которых приближалась по высоте к восьмитысячникам.

1956 г. знаменателен и для советского высотного альпинизма. Впервые его представители успешно штурмовали на Восточном Памире непокоренные семитысячники Мустаг-Ата (7546 м) и Конгур-Тюбе (7595 м). Этими восхождениями они доказали свою способность войти в число равноправных борцов за высочайшие вершины мира.







  
После выхода в свет брошюры Узлы авторам задавалось, в основном, два вопроса: почему в ней описано так мало узлов?, и почему в других книгах для связывания веревок различной толщины рекомендуется АКАДЕМИЧЕСКИЙ узел? 1. Не ставится задача описать ВСЕ узлы (как уже говорилось, их 3000 4000). Дается некоторая
Отбыв воинскую повинность, я немедленно предпринял дальнейшие шаги подготовки к специальности полярного исследователя. К этому времени я уже успел прочитать по этому предмету все книги, какие только мог раздобыть, причем меня поразила одна слабая сторона, общая большинству прежних
Узловая с ледово снежными склонами и кулуарами вершина Проскурякова (4036 м, рис. 88, 89, 99, 100, 101, 105, 107) наивысшая в Колотинской «пиле». Она находится между вершинами Дурнова на севере и Ростовчан на юге. Длинный Северо западный гребень вершины ограничивает оледенение ТГ на северо востоке.
Редактор Расскажите
о своих
походах
•• Кусок ткани х/б К •• Кусок ткани капрон К •• Булавка английская К •• Нитки х/б К •• Нитки капрон К •• Иголка К •• Стропа К •• Веревочка К •• Проволочка К ••••• Запасные темные очки 1 •• Запасное стекло К •• Липкая лента К •• Прищепка К •• Тара для личного ремнабора
1983 г. Ветер шевельнул тонкий перкаль палатки, стряхнув с полотна несколько холодных капель, и я окончательно понял, что проснулся. Сразу вспомнилось: сегодня идем в Географическую. Другой мыслью, тревожной, было подозрение на дождь. Прислушался. Нет, тихо. Просто на скатах осела влага от дыхания. Похоже, за ночь так и не подморозило, иначе
Анекдот. Глухая деревушка. Крайний дом. К околице подходит колонна покрытых толстым слоем мелкой серой пыли танков. Из головной машины вылазит офицер, достаёт карту и тупо в неё смотрит. Детский голосок из за околицы: Мама, мама, смотри, дяденька карту достал, сейчас дорогу


0.071 секунд RW2